Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кадровые перестановки в "Русской службе новостей"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Андрей Шароградский: После прихода в "Русскую службу новостей" руководителей с Первого канала во многих средствах массовой информации прозвучали обвинения в том, что в "Русской службе новостей" установилась жесткая цензура, представителям оппозиции не дается слово. В качестве политических ньюсмейкеров на РСН, согласно новым правилам, могут выступать только первые лица "Единой России". Так, по крайней мере, заявляют некоторые сотрудники службы.



Марьяна Торочешникова: Последствия кадровых перестановок в "Русской службе новостей" наблюдатели уже назвали и посягательством на свободу слова, и попыткой выстроить информационную вертикаль власти накануне парламентской и президентской предвыборных кампаний. Разобраться же в том, что на самом деле происходит в РСН довольно сложно. Журналисты службы готовы давать лишь анонимные комментарии, из которых следует, что в РСН установлена жесткая цензура и ведутся списки нежелательных для появления в эфире ньюсмейкеров. Новое руководство, в частности, главный редактор "Русской службы новостей" Всеволод Нерознак заявляет, что ничего особенного не произошло, просто подача новостей стала "более взвешенной". Отвечать на мои вопросы он начал с цитаты публикации, размещенной на сайте newsru . com .



Всеволод Нерознак: "В качестве политических ньюсмейкеров могут выступать только первые лица "Единой России", а оппозиция занесена в черные списки". В этой связи у меня есть один вопрос: какое отношение имеет Геннадий Андреевич Зюганов к "Единой России", какое отношение имеет к "Единой России" Владимир Вольфович Жириновский, которые у нас были в эфире на этой неделе с комментариями? Какое отношение к "Единой России" имеет депутат Рыжков, на которого мы ссылались сегодня утром?



Марьяна Торочешникова: Всеволод, я правильно понимаю, что у вас есть список каких-то конкретных лиц, кого нельзя допускать? Назывались Лимонов, Касьянов... Или у вас в принципе нет никаких "черных списков"?



Всеволод Нерознак: Речь может идти в данном случае только о том, что мы не хотим допускать в своем эфире призывы экстремистского толка.



Марьяна Торочешникова: Тем не менее, "КоммерсантЪ", в частности, пишет, что, по словам журналистов, анонимных журналистов, которые работают в "Русской службе новостей", им дана установка: Америка - наш враг, а позитивные новости должны составлять не менее 50 процентов эфира. Вообще, у вас была какая-то разнарядка, какие-то инструкции выдавались или объявлялись журналистам или нет?



Всеволод Нерознак: Политика "Русской службы новостей", информационная, станет чуть более взвешенной. Что касается анонимных заявлений, избавьте меня от необходимости комментировать поступки людей, которые сейчас находятся на перепутье и ищут для себя новые пути творческого развития.



Марьяна Торочешникова: И, наконец, Всеволод, сообщается о том, что многие сотрудники "Русской службы новостей" в настоящий момент или обратились с заявлениями об уходе, или намереваются это сделать. У вас действительно намечаются большие кадровые перестановки?



Всеволод Нерознак: У меня на столе лежит одно заявление об уходе одного из наших сотрудников. Я не стану сейчас называть имен. Что касается кадровой политики, здесь не произойдет никакой резни бензопилой, мы никого не собираемся удерживать насильно, но и никого специально увольнять не будем. Это личное дело каждого сотрудника - работать с нами или нет.



Марьяна Торочешникова: В интервью, опубликованном в газете "КоммерсантЪ", бывший главный редактор "Русской службы новостей" Михаил Бакланов заявил, что расценивает ситуацию в РСН как "операцию, задуманную как нечто большее, чем просто смена руководства".



Михаил Бакланов: Просто не могу не сопоставлять факты последних дней, они как-то вот совпали: прямо одновременно произошли кадровые изменения на Радио России, на РЕН-ТВ и на "Русской службе новостей". Произошла некая такая ротация кадров, причем на "Русской службе новостей" оказались как представители Радио России, так и Первого телевизионного канала. Причем в случае с последними, насколько мне известно, они продолжают работать в Останкино. Сложилась парадоксальная ситуация, при которой служащие государственной телекомпании возглавляют радиокомпанию. Я других таких прецедентов, честно говоря, за последние годы не слышал.



Марьяна Торочешникова: На ваш взгляд, с какой целью все это происходит?



Михаил Бакланов: Когда целый десант - четыре или уже пять человек, у нас никогда не было такого раздутого руководства - появился на небольшой информационной станции, это, вообще, заставляет подумать и о том, что может быть, есть и личные какие-то цели, в том числе, и у тех людей, которые туда пришли. А что делают эти люди... Ну, послушайте радио. Ведь эфир, он же раздевает. Есть инструкции, нет инструкций - а вы послушайте эфир, и все становится ясно. Резко сузился круг ньюсмейкеров, сейчас это по преимуществу представители одной из правящих партий, и, наверное, даже не всей этой партии, а только ее части. Резко усилился антиамериканский тон, которого, в принципе, до этого вообще никогда не было, а сейчас это, в общем, такая пропагандистская риторика. Исчезли из эфира прямые репортажи, которые всегда были гордостью нашей станции. Новости стали дежурно-оптимистичными, там появились новые, не свойственные нам до этого темы, такие как, например, помпезное отмечание годовщины Ледового побоища и других "актуальных" тем в контексте того, что происходило в последние дни в Москве и в Петербурге.



Марьяна Торочешникова: По мнению председателя Союза журналистов России Игоря Яковенко, ситуация, сложившаяся в Русской службе новостей довольно типична для того что происходит с российской журналистикой в целом. Накануне новых выборов власть заинтересована в том, чтобы средства массовой информации превратить в средства пропаганды.



Игорь Яковенко: У меня нет каких-то эксклюзивных данных о том, что происходит на "Русской службе новостей", я могу опираться только на те интервью, которые дали журналисты, и те сведения, которые опубликованы в печати. Совершенно очевидно, что произошла смена руководства, и в связи с этим произошла смена редакционной политики. Говоря коротко, можно сказать одно, что введена цензура, и редакционная политика стала, скажем так, менее свободна. То, что "Русская служба новостей" стала в значительной степени такой же, как и многие другие центральные средства массовой информации, что она стала напоминать очень сильно федеральные телеканалы, на которых существует одна картинка, на которых монополизирована подача информации, на которых существует только один взгляд на то, что происходит в стране и за рубежом, фактически можно сказать, что "Русская служба новостей" превратилась из средства массовой информации в средство пропаганды. Это скорее всего произошло.



Марьяна Торочешникова: Игорь Александрович, а будет Союз журналистов России что-то предпринимать, обращаться с каким-то письмом к руководству о недопустимости введения цензуры и прочее?



Игорь Яковенко: Реагировать на то, что происходит с "Русской службой новостей", персонально, конкретно вряд ли мы будем. На самом деле сейчас происходит слишком много самых разных событий, которые имеют одинаковый вектор, и в этом векторе то, что происходит сегодня с "Русской службой новостей", не выделяется как какой-то эксклюзив. Некоторое время назад то же самое произошло с "Известиями". Еще раньше то же самое произошло с "Независимой газетой". Это замена свободных на лояльных, лояльных на преданных, а преданных на угодливых. То есть это движение в сторону единомыслия.



Марьяна Торочешникова: А по мнению заместителя председателя Комитета Государственной Думы по информационной политике Александра Кравца, "фактически, в стране перед думскими и президентскими выборами выстраивается информационная вертикаль власти".


XS
SM
MD
LG