Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Американские законодатели защищают налогоплательщиков от мошенников. Кому нужен тоннель под Беринговым проливом? Очередной крупный успех русского искусства в Нью-Йорке


Юрий Жигалкин: Американские законодатели защищают налогоплательщиков от мошенников. Кому нужен тоннель под Беринговым проливом? Очередной крупный успех русского искусства в Нью-Йорке. Таковы некоторые из тем рубрики «Сегодня в Америке».


В последний день срока подачи налоговых деклараций американские законодатели преподнесли подарок своим избирателям, приняв закон о дополнительных мерах защиты налогоплательщиков.


Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Закон о защите налогоплательщика был принят в Палате представителей 407 голосами против 7. В нем речь идет о защите граждан от кражи личности, обманных веб-сайтов и алчных ростовщиков. Законодательный акт также облегчает налогоплательщикам задачу сохранить за ними собственность, отчуждаемую за неуплату налогов в результате ошибок налогового ведомства. Билль, требующий одобрения Сената, обязывает Службу внутренних доходов Министерства финансов ставить налогоплательщика в известность в случае обнаружения признаков несанкционированного использования его имени. Об актуальности проблемы свидетельствует совсем свежий факт: на прошлой неделе сенатский Комитет по финансам заслушал показания крупного афериста, отбывающего восьмилетний тюремный срок, который поведал, как легко он присвоил за год налоговых возвратов на сумму свыше 40 тысяч долларов, используя похищенные личные данные людей.


Новый закон также запрещает налоговому ведомству передавать информацию о налогоплательщиках представителям процветающей индустрии, которая зарабатывает деньги на том, что предлагает кредиты под суммы, которые должны получить налогоплательщики, переплатившие налоги в течение года, а таких людей в Америке большинство. Такие заимодатели-хищники нередко предлагают несведущим людям бесплатную помощь по составлению налоговых деклараций.


По словам главы федерального налогового ведомства Марка Иверсона, сегодня можно верить не каждому налоговому консультанту.



Марк Иверсон: Мы зависим от честности множества налоговых консультантов по всей стране. Подавляющее большинство их порядочны и высокопрофессиональны. Но некоторые все же пытаются преувеличить суммы налоговых скидок или возвратов для клиентов и даже получать от них завышенный гонорар в обмен на составление сфальсифицированных деклараций.



Аллан Давыдов: В последние годы резко растет число налогоплательщиков, заполняющих налоговые декларации дома с помощью специального программного обеспечения или через Интернет. Налоговое ведомство заключило контракт с 19 компаниями, компьютерные программы которых для отчета по налогам бесплатно могут использовать люди, доход которых не превышает 52 тысяч долларов в год. Ввиду роста мошенничества в этой сфере новый Закон о защите налогоплательщика ужесточает регулирование интернет-услуг такого рода. По словам Марка Иверсона, в настоящее время налогоплательщиков, самостоятельно и вручную заполняющих свои налоговые декларации на бумаге, насчитывается в США не более 15 процентов.


Принятый нижней палатой Закон о защите налогоплательщика также предписывает налоговому ведомству активно напоминать людям с низкими доходами, что они имеют право на различные налоговые льготы. Согласно выпущенному на этой неделе докладу совместного комитета по экономике Конгресса, в 2004 году было недоплачено 8 миллиардов долларов тем, кто не подозревал, что подпадает под эту категорию, и не оформил соответствующих документов.



Юрий Жигалкин: Кому нужен тоннель под Беринговым проливом, сооружение которого, якобы, планирует Россия? У американских наблюдателей есть однозначный ответ: никому. Сообщение о том, что российское министерство экономики подготовило экономическое обоснование проекта сооружения гигантского туннеля для доставки в Америку людей, электричества, нефти и газа из Сибири, сообщение, подхваченное американскими средствами информации, ввергло американских аналитиков в изумление.


Говорит профессор Маршалл Голдман, содиректор Центра российских исследований Гарвардского университета.



Маршалл Голдман: Это безумные фантазии. Ничего другого тут и не скажешь. Конечно, бывают времена, когда подобные фантазии осуществляются.



Юрий Жигалкин: И все-таки, профессор, если попытаться оценить экономические резоны, приводимые Россией?



Маршалл Голдман: Строительство скоростной железной дороги на вечной мерзлоте в одной из самых труднодоступных частей мира под бурным проливом, чтобы связать одну малонаселенную местность с другой? Переброска нефтепровода из одного отдаленного нефтедобывающего региона в другой, где своих запасов нефти достаточно на много десятилетий, а нефтепроводы заняты перегонкой добываемого там топлива? Наверно, когда аляскинские месторождения иссякнут, сибирская нефть будет более привлекательной, но и тогда, я уверен, стоимость проекта остановит любого здравомыслящего инвестора. С точки зрения рынка гораздо проще, надежней и, я уверен, экономичней загрузить российской нефтью и газом танкеры, скажем, на Сахалине или в сибирских портах и отправить ее морем в Калифорнию. Я думаю, что все дело попросту в том, что гигантские валютные запасы, накопленные Россией в последние годы, жгут карман определенным силам, находящимся у власти, которые готовы вернуться к воплощению грандиозных имперских проектов советской эпохи, подавая их под ныне популярным соусом энергетического лидерства России. Подобные предложения заставляют задать вопрос: находятся ли в здравом профессиональном уме, те из экономистов, кто их выдвигает?



Юрий Жигалкин: То есть, ответ Вашингтона на предложение о таком сотрудничестве можно легко предположить?



Маршалл Голдман: Я очень сомневаюсь, что ответ будет положительным. Конечно, если Россия предложит финансировать этот проект, это может добавить соблазна американской стороне. Но, я думаю, помимо всего прочего, идея соединения Аляски с Сибирью посредством тоннеля вызовет нервозность у многих американцев.



Юрий Жигалкин: Говорил содиректор центра российских исследований Гарвардского университета профессор Маршалл Голдман.


В среду, впервые за 34 года со времени предыдущего решения, узаконившего право американок на аборты, Верховный суд вынес вердикт, ограничивающий это право. Суд подтвердил конституционность закона, принятого Конгрессом, запрещающего процедуру на четвертом месяце беременности при определенном положении плода. Законодатели мотивировали свое решение необходимостью защитить жизнь ребенка, находящегося в утробе матери. Это решение суда, вторгшегося, по словам многочисленных критиков, в сферу, где право на решение имеет только женщина и ее врач, неизбежно превратит право на аборты в один из самых актуальных политических вопросов предвыборной кампании. Дело в том, что отказ суда в течение трех десятилетий пересмотреть свое знаменитое решение, даровавшее американкам это право, рассматривался многими американцами как принципиальное свидетельство того, что права женщин в Америке священны и неприкосновенны. Этот сенсационный вердикт, по предсказаниям юристов, может открыть дверь волне попыток еще больше лимитировать аборты, что наверняка вызовет бурную ответную реакцию.


Шофер губернатора штата Нью-Джерси и сам губернатор могли быть виновниками аварии, в результате которой губернатор Джон Корзайн чуть не лишился жизни и уже седьмой день находится в реанимации с одиннадцатью переломанными ребрами, раздробленной ногой и пораненной селезенкой. Согласно первым сведениям, внедорожник, в котором ехал губернатор, налетел на металлический бортик, огораживавший скоростную магистраль, пытаясь увернуться от внезапно выскочившего на его полосу пикапа. Однако в среду полиция уточнила, что в действительности пикап пытался уступить дорогу автомобилю губернатора, шедшему под мигалкой с серьезным превышением скорости - около ста пятидесяти километров в час в сто километровой зоне. При этом губернатор, вопреки законам штата, не был пристегнут ремнем безопасности – проступок, карающийся в Нью-Джерси двухсотдолларовым штрафом. В то время как губернатор дышит с помощью аппарата искусственного дыхания, его шофер, воспользовавшийся ремнем безопасности и выбравшийся из машины невредимым, находится под следствием. Власти штата должны решить предъявлять ли человеку, чьи действия поначалу были названы геройскими, обвинения за то, что он превысил скорость и не заставил пристегнуться своего важного пассажира.


Цены на русское искусство, судя по всему, растут прямо пропорционально ценам на нефть. В Нью-Йорке на аукционе «Сотбис» прошли русские торги - с огромным финансовым успехом. В целом было продано около тысячи объектов на 50 с лишним миллионов долларов. Наш коллега Александр Генис побывал в «Сотбис» и сейчас расскажет о своих впечатлениях.



Александр Генис: Я ужасно рад, что успел осмотреть выставку, которая, как положено, предшествует торгам. Огромная экспозиция – от Тропинина до Бахчаняна – собранна с таким размахом и вкусом, что уступает разве что уже знаменитой выставки «Россия!» в Гуггенхайме, которая, конечно, и проложила дорогу нынешнему аукциону. Благодаря музейному прорыву русское искусство выходит на мировой рынок. Вернее – возвращается на него, ибо в прошлом многие русские художники были международными знаменитостями. В Америке, скажем, любили Верещагина, Айвазовскому Ватикан заказал картину для самого папы.



Юрий Жигалкин: Александр, но известно, что основной спрос на картины русских мастеров исходит из России. Картины возвращаются на родину. Как вы к этому относитесь?



Александр Генис: Это просто нормально. Как, впрочем, нормально, что русские картины разбросаны по всему миру. Чем активнее круговорот искусства, тем богаче и разнообразнее становятся культура - и музеи - любой страны. Аукцион – своего рода вокзал, помогающий беспрепятственному передвижению художественных ценностей…



Юрий Жигалкин: И, надо сказать, денежных потоков. Ведь сенсационными аукционы делают рекордные цены.



Александр Генис: Верно! Деньги позволяют ввести в дела искусства соревновательный элемент, что и превращает аукционы в захватывающий зрелищный спорт.



Юрий Жигалкин: Тогда поговорим о победителях.



Александр Генис: С первым местом все было ясно еще до начала. Картина Нестерова «Видения Сергею, отроку», которую мы знаем по ее ранней версии из Третьяковки, была бесспорным лидером. Не зря именно ее репродукция украшает обложку роскошного каталога. Полотно ушло за 4 с третью миллиона долларов. И хорошо! Держать такие ценности дома слишком хлопотно, поэтому в Америке коллекционеры обычно доверяют хранить свои самые ценные экспонаты надежным музеям.


В странном, на мой вкус, соседстве с подлинным шедевром Нестерова оказалась «Счастливая Аркадия» Константина Маковского. Это декоративно-символическое панно, немного напоминающее очень большую коробку шоколадных конфет, продалось за 3 миллиона 400 тысяч.


На третьем месте – любимец нынешних российских коллекционеров Алексей Харламов. В свое время он отличился портретом Полины Виардо, заслужил признание Тургенева и прославился изображением совсем юных девушек. Пара такие девочек-цветочниц была продана за три миллиона сто тысяч долларов. На мой взгляд, эта сентиментальная работа больше подходит вкусам XIX -го, чем XXI века. Но сердцу не прикажешь, и аукцион – дело частное.



Юрий Жигалкин: Александр, что вам больше приглянулось на аукционе?



Александр Генис: Конечно же, картины живых художников. Благо один из организаторов аукциона Алла Розенфельд, бывший куратор лучшего в мире собрания русской нонконформистской живописи, представила к торгам работы всех школ и течений. Вот где простор для будущих Третьяковых.



Юрий Жигалкин: С Александром Генисом мы обсуждали аукцион русской живописи в Нью-Йорке, где был установлен очередной рекорд в оценке стоимости русского искусства.


На фоне новых тревог по поводу падения популярности компакт-дисков редкими светлыми пятнами остаются несколько испытанных старых голосов. Среди них - Тим Макгроу, чей диск « Let it go » вторую неделю подряд остается самым популярным альбомом…


XS
SM
MD
LG