Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Французы и полиция


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Париже Наталья Руткевич.



Никита Татарский: Месяц назад на Северном вокзале Парижа обычная проверка билетов переросла в драку, участие в которой приняли десятки людей, сопротивлявшихся полицейским. Это происшествие, случилось за несколько недель до выборов, что заставляет усомниться, насколько успешно французская полиция справляется со своей работой. О том, почему многие французы так плохо относятся к стражам порядка, рассказывает наш корреспондент Наталья Руткевич.



Наталья Руткевич: «Призрак бунта пригородов осени 2005 года вновь навис над Францией» - такими заголовками пестрела французская пресса после волнений на Северном вокзале. В тот день на защиту пассажира-безбилетника, отказавшегося платить штраф, встали десятки людей, затеяли драку с полицейскими, пришедшими на помощь контролерам. Беспорядки вспыхнули не только на Северном вокзале, но и в прилегающих к нему районах. Движение поездов было приостановлено, в привокзальных магазинах хулиганы били стекла, было совершено несколько ограблений. Все это действительно напомнило о недавних волнениях в пригородах, когда сотни молодых людей в течение трех недель жгли машины, дома, и оказывали агрессивное сопротивление полиции.


У наблюдателей внутри страны и за рубежом создалось впечатление, что многие французы только и ждут возможности бросить вызов полиции. Почему? Здесь мнения расходятся.


Одни считают, что эти волнения фактически спровоцированы полицией. Тем, как грубо она ведет себя с подозреваемыми. Тем, как жестоко подавляет демонстрации и студенческие выступления. Особенной нелюбовью пользуются у молодежи отряды СРС - бригады полиции, в обязанность которых входит подавление уличных беспорядков. Членов СРС неоднократно обвиняли в том, что они покалечили и даже убили несколько человек во время демонстраций. «СРС равно СС» - такие выкрики можно услышать на молодежных демонстрациях в их адрес.


А что думают по поводу недавних беспорядков сами полицейские? Вот что после мартовских событий сказал руководитель одного из полицейских профсоюзов Бруно Бешиза...



Бруно Бешиза: Нет, говорить «французы не любят свою полицию» - не соответствует действительности. Разве можно так обобщать? С одной стороны есть порядочные граждане - и они-то как раз очень рады видеть людей в форме на вокзалах и в прочих местах скопления народа. Честному человеку, едущему с работы, не придет в голову вступить в пререкания с полицией. Те, кто, как вы говорите, не любит полицию - это совершенно особый тип населения. Наша работа состоит в том, чтобы обеспечить безопасность французов, а не в том, чтобы либеральничать с хулиганами, которые пристают к людям, бьют стекла и воруют. Тот факт, что эти последние нас не особо любят, не кажется мне странным. Однако не надо говорить, что полицию не терпят все французы.


Меня раздражает, когда смешивают понятия, и говорят - после столкновений со всякой шпаной - полиция, дескать, плохо работает, она должна работать лучше. Да может мы не всегда успеваем отвечать на все вызовы, и мы должны совершенствоваться в своей работе, но пусть нас не обвиняют в том, что мы враждебно настроены в отношении хулиганов.



Наталья Руткевич: Вместе с тем, известно, что в последние годы число нападений обычных французов на полицию резко возросло. Многие политики и социологи (в основном, левого толка) склонны винить в этом жесткую политику Николя Саркози, до недавних пор занимавшего пост министра внутренних дел. Саркози упразднил так называемую районную полицию, которой социалистическое правительство отводило не только репрессивную, но и воспитательную роль. Правый министр в резких выражениях пообещал очистить городские районы и пригороды от шпаны и для этого потребовал от полиции большей жесткости в отношении к хулиганам, в том числе несовершеннолетним.


Вот что говорит методах Саркози, ныне баллотирующегося на пост президента, исследователь и специалист по полиции Кристиан Муанна…



Кристиан Муанна: Ситуации, вроде той, что сложилась на Северном вокзале, возникают далеко не в первый раз. И всегда встает о вопрос о том, правильную ли стратегию выбирает полиция для погашения конфликта. Разумеется, полиция - это по определению репрессивный орган: ее задача в том, чтобы наказывать правонарушителей. Вместе с тем, многие методы полиции, по-моему, слишком грубы, что делает их неэффективными, а саму полицию не популярной. Известно, что в последние годы Саркози увеличил число полицейских и потребовал от них конкретных результатов, то есть, задержаний, штрафов, арестов. Полицейским были даны инструкции действовать быстро и жестко. В то же время, чаще всего для снятия напряжения требуются время и дипломатичность. Политика Саркози состояла не в том, чтобы предотвращать преступления, а в том, чтобы сделать как можно больше арестов.



Наталья Руткевич: Как считает Кристиан Муанна и некоторые другие эксперты, народ устал от репрессивной политики, от выражений вроде «подонки» или «очистить районы» - именно их Николя Саркози использовал, говоря о криминальной ситуации в пригородах. Вопросы обеспечения безопасности должны решаться не в узком кругу чиновников, а в согласии с населением - утверждает левая оппозиция. И свои методы полиция должна согласовывать с парламентариями и с обществом.


В то же время с правого фланга слышна критика в адрес слишком мягких леваков, которые, дескать, попустительствуют шпане. Для подавления беспорядков нужны суровые меры и полиция не должна играть в добрых друзей хулиганов - считают сторонники «жесткой линии» во внутренней политике. Чье мнение победит? На этот вопрос французы ответят в ходе предстоящих президентских и парламентских выборов.


XS
SM
MD
LG