Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Символ власти». Никакой идеологии


В. П. Бутромеев, В. В. Бутромеев, Н. В. Бутромеева. Символ власти. Иллюстрированный энциклопедический справочник. «Белый город», М. 2006 г.

В. П. Бутромеев, В. В. Бутромеев, Н. В. Бутромеева. Символ власти. Иллюстрированный энциклопедический справочник. «Белый город», М. 2006 г.

Проявляясь как символ в имени правителя, власть порождает целую систему символов власти: имя, титул, обряд коронации, церемония постановления на власть. Особые одежды, от плаща до мантии, от простой повязки, поддерживающей волосы первых царей греков до корон, украшенных бриллиантами.


Раньше у нас была идеология, а сейчас ее не стало. Директор знаменитого московского музея говорит: «мы не высказываем свой взгляд на то или иное событие, а просто документируем исторический процесс», и в том же интервью через два абзаца — выставка, посвященная Русской православной церкви, называется «Возвращение к истине». Неувязочка, однако.


На самом деле идеология, конечно, есть. И внедряется в головы неукоснительно, начиная прямо со справочной литературы.


Итак, «Символ власти». В начале 1990-х, когда пошла суета с новой символикой, переименованием улиц и рассуждениями, что пятиконечная звезда — это, дескать, сатанинский знак, одна газета заказала мне справку: у каких стран в государственной символике порылся дьявол. И задача оказалась очень непростой. Вот как пригодился бы тогда справочник издательства «Белый город»! Там представлены гербы, флаги, гимны, органы власти и валюта всех стран, плюс списки глав государства. Нет, не очень пригодился бы. Потому что неувязочки начинаются прямо с оглавления. Как найти нужную страну? Первая Россия, это понятно. А дальше, по какому принципу? По алфавиту? По частям света? Нет. За Россией идут 42 страны вообще безо всякого принципа: «Бельгия, Арабский халифат (давно не существующий), Монголия, Египет…» и так далее. Потом, после Мексики, вдруг включается алфавит, который до этого в компьютере заело, и остальные 155 стран перечисляются уже от А до Я, от Азербайджана до Ямайки. Интересно, правда? А дальше листаешь и узнаешь, что императрица Екатерина Первая, оказывается, была язычницей. Так написано: «до принятия христианства — Марта Скавронская» (61). Как же она в пасторском доме работала? По поводу «Шапки Мономаха»: дважды приведена пропагандистская версия ее появления и ни слова — откуда она взялась на самом деле (34, 100). Уж в энциклопедический словарь-то можно было заглянут. Да что там шапка.


В перечне русских царей загадочно отсутствуют не только оба Лжедмитрия и Владислав, но и Василий Шуйский (49 — 51); Николай Второй, оказывается, канонизирован Зарубежной и Русской православной церковью одновременно, в 2000 году (93). За Николаем опять провал до Сталина, в который угодило все временное правительство (93 — 97), автор текста «Интернационала» перепутан с переводчиком (19). А дальше, за границами России, как сказала бы Алиса, «все страньше и страньше». Макбет угодил в английские короли (214), правителями Вавилона оказались не только Саргон Аккадский (это как если Владимира Мономаха назвать московским царем), но и многочисленные представители шумерских городов — государств, причем составителей не остановило даже то, что приводимые ими даты якобы правления этих людей в Вавилоне все время пересекаются (392), можно предположить, что, перегоняя себе в компьютер царские списки с какого-то сайта по Древнему Востоку, их вообще не читали.


Воспетый Бертолуччи китайский император Пу И раздвоился таким образом, что его тронное имя стало отдельным человеком, отрекшимся от престола (332), последним председателем КНР был, оказывается, Лю Шаоци в 1959 году, а потом Китай возглавляли уже президенты, начиная с Цзян Цзэминя. Ярузельского исключили из президентов Польши (398), но ему еще повезло, потому что про нынешнего президента Зимбабве написано, что он «страдает манией преследования и раком простаты» (484). Это все — результат самого беглого перелистывания справочника. Претензии на скрупулезную документальность — приведен полный перечень римских консулов (забавно, что перед ним нет списка царей, намного более короткого (270) — они соседствуют с лирическими отступлениями типа: «одаренный физической силой и красотой, имел возвышенные ум и душу» (127) и с перлами культурологической учености: «власть как действие — всегда результат слова, этого сложнейшего символа, в своей сути, в своем принципе недоступного даже самому человеку» (5). Если «слово в своем принципе недоступно», тогда, конечно, все равно, где кто царствовал, исторический он или сказочный персонаж (тоже с годами правления через черточку) и как правильно пишется его имя, тем паче, сколько там кантонов в Швейцарии и какие слова у польского гимна. Зато роскошно оформлено. Четыре парадных портрета императора Павла, не считая двух групповых в кругу семьи. Но заметьте: роскошь распространяется только на императоров. Советские руководители (Брежнев, Хрущев, Горбачев) удостоены только малюсеньких протокольных фотографий, а Андропов и того не заслужил (97). И, теперь — самое интересное: вот такой замечательный справочник, выдержанный в традициях постмодернизма, отмечен в Российской государственной библиотеке как «Лучшая книга года». За что? А вот за что. Открываем статью «Чили» — ну очень лаконичную. Никто из чилийских президентов не удостоен личной характеристики. Кроме одного. Того, который, я цитирую, «осуществил военный переворот, спас страну от власти коммунистов».


Догадайтесь, кто такой, наш спаситель и герой.


А вообще — никакой идеологии. Строгая документальность.


В. П. Бутромеев, В. В. Бутромеев, Н. В. Бутромеева. Символ власти. Иллюстрированный энциклопедический справочник. «Белый город», М. 2006 г.


XS
SM
MD
LG