Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Сможет ли министр обороны США развеять антиракетные тревоги России? Американцы поминают жертв трагедии в Вирджинии


Юрий Жигалкин: Сможет ли министр обороны США развеять антиракетные тревоги России? Американцы поминают жертв трагедии в Вирджинии. Таковы темы уик-энда в рубрике «Сегодня в Америке».


В понедельник начинается визит министра обороны Соединенных Штатов Роберта Гейтса в Москву, в ходе которого, как ожидается, он обсудит с российским руководством планы США по размещению систем противоракетной обороны в Польше и Чехии.


Рассказывает наш корреспондент в Вашингтоне Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Предыстория визита Роберта Гейтса в Москву восходит к февралю этого года, когда на европейской конференции по проблемам безопасности в Мюнхене президент России Владимир Путин резко критиковал то, что он назвал стремлением США к доминированию в международных делах. Глава Пентагона в ответ посетовал, что в речи российского президента, который, как и он, прежде работал в разведке, ясно слышны отголоски «холодной войны».



Билл Гейтс: Реальный мир, в котором мы живем, стал другим и намного более сложным, чем 20 или 30 лет назад. Все мы сталкиваемся с множеством общих проблем, которые надо решать в партнерстве с другими странами, включая Россию. По этой причине я принял приглашение президента Путина и министра обороны Иванова посетить Россию. Одной «холодной войны» нам более чем достаточно.



Аллан Давыдов: Ожидается, что одним из центральных вопросов консультаций Роберта Гейтса с российским коллегой Анатолием Сердюковым и другими членами российского руководства в понедельник станет намерение Соединенных Штатов укрепить «антиракетный зонтик» в Европе. Вашингтон планирует разместить в двух восточно-европейских странах - членах НАТО дополнительные элементы системы противоракетной обороны США и Европы. Россия утверждает, что близость указанных объектов к ее границам будет угрожать ее безопасности, и намекает на возможные ответные меры со своей стороны.


Многие американские наблюдатели в этой связи полагают, что возражения России против размещения антиракетных объектов в Чехии и Польше вызваны скорее ощущением утерянного престижа великой страны и обидой на принятие Соединенными Штатами этого решения якобы без консультаций с российской стороной. Между тем, как заявил в прошлый вторник директор Американского агентства противоракетной обороны генерал-лейтенант Генри Оберинг, американская сторона будет готова показать российским представителям строящийся объект, дабы убедить их в сугубо оборонном характере этой программы.


Примечательно, что если поначалу американская инициатива о размещении элементов ПРО в Польше и Чехии вызывала у представителей российского руководства резкое неприятие, то сегодня смысл их высказываний состоит в том, что России от этой инициативы ни жарко, ни холодно. Так, глава российских ВВС генерал армии Владимир Михайлов выразил убеждение, что американские антиракеты в Польше не будут угрожать России, являясь единицами стационарного базирования.


Стоимость строительства европейской части системы ПРО в течение ближайших пяти лет оценивается в 1 миллиард 600 миллионов долларов.



Юрий Жигалкин: Почему вопрос создания американской противоракетной обороны обрел очертания неразрешимой проблемы в американо-российских отношениях? Москву, если верить заявлениям российских представителей, не устраивают американские предложения о сотрудничестве, Вашингтон же твердо продолжает осуществлять свои антиракетные планы. Вот что говорит американский военный эксперт, вице-президент Лексингтонского института Дэниел Гурэ.



Дэниел Гурэ: Это не что иное, как пережитки «холодной войны», желание противопоставить себя Соединенным Штатам. Российское правительство, российские военные прекрасно знают, что антиракетные системы, расположенные в Восточной Европе, не способны перехватить российские стратегические ракеты, это физически невыполнимо. Ракет средней дальности, которые эти системы теоретически могли остановить, нет на европейской территории. Поэтому у меня лично нет никаких сомнений в том, что российские возражения, вся эта кампания против системы противоракетной обороны имеет в своей основе политические, а не военно-стратегические соображения.



Юрий Жигалкин: С чем, как вы считаете, приехал в Москву министр обороны Гейтс? Что еще США могут предложить России?



Дэниел Гурэ: Я, честно говоря, не знаю, осталось ли у Белого дома что-то, что можно предложить Кремлю. В действительности, администрация, на мой взгляд, пошла очень далеко в попытках расширить сотрудничество с Россией в самых разных областях. Это и борьба с террором, это и сотрудничество в рамках НАТО, это и приглашение к кооперации в области противоракетной обороны. На таком фоне прямолинейная оппозиция России всему, что предлагают США, я думаю, сыграет не в пользу Москвы. Ее поведение в общем выглядит одиозным. Интересный факт: несмотря на ее попытки разжечь антиракетные настроения в Европе, попытаться спровоцировать трения внутри НАТО, ничего заметного не произошло. В отличие от времен «холодной войны», когда существовала мощное европейское движение против американских ракет в Европе, антиракетные планы США были встречены, по большому счету, со сдержанным интересом, в том числе, и европейским общественным мнением. Это любопытная перемена.



Юрий Жигалкин: Интересно, что в последние дни из Москвы прозвучал совсем неожиданный аргумент. «Мы не хотим тратить время на сотрудничество в осуществлении иллюзорных проектов», - сказал первый вице-премьер России Сергей Иванов. Что сегодня известно о работоспособности антиракетных систем?



Дэниел Гурэ: Мы только-только начинаем установку таких систем. Пока приблизительно 50 процентов испытаний ракет-перехватчиков – это тот тип ракет, который планируется разместить в Восточной Европе, – завершились успехом. Этим ракетам поставлена наиболее трудная задача – уничтожение межконтинентальных ракет, находящихся в космосе. Эксперименты с ракетами морского базирования были успешны в 80 процентах случаев. Если нам необходимо, образно говоря, сбить пулей пулю, то есть ракету, которая не использует специальную маскировку, то при наличии современных радаров и уже существующих ракет-перехватчиков это сравнительно простая задача.



Юрий Жигалкин: Бывший высокопоставленный сотрудник Пентагона Дэниел Гурэ говорил о проблемах, которые будут обсуждаться на переговорах министра обороны США в Москве.


В прошедшие выходные во многих американских городах и на университетских кампусах почтили память 32 студентов и преподавателей Технического университета штата Вирджиния, ставших жертвами убийцы. Поминальные службы прошли в церквях. Поминальная церемония состоялась на кампусе Нью-Йоркского университета.


Рассказывает Владимир Морозов.



Владимир Морозов: Тысячи людей с мерцающими свечами в руках заполнили Парк Вашингтона, расположенный на территории Нью-Йоркского университета. Звучат поминальные молитвы и песни. Последний раз я видел такое после терактов 11 сентября 2001 года. Среди выступивших на митинге в Парке Вашингтона немало выпускников Вирджинского университета.



Выпускница Вирджинского университета: Хокис – это граждане государства под названием Технический университет Вирджинии. Все мы – братья и сестры!



Владимир Морозов: Когда-то «Хокис» назывались спортивные команды Вирджинского университета. Позже это полушутливое имя получили спортивные болельщики, а потом – все студенты и выпускники. Митинги памяти прошли во многих других учебных заведениях страны и на кампусе Технического университета. Очевидцы вспоминают подробности трагедии.



Студент: Он ворвался в класс и застрелил парня, который сидел рядом со мной, потом выстрелил в преподавателя. Я нырнул под стол и слышал, как он продолжает стрелять.



Владимир Морозов: Студенты Технического университета с песней «Боевой марш хокис» прошли к зданию больницы, где находятся раненые во время кровавой бойни. Однако настроение спортивного марша дается пока не всем. Еще не прошло возмущение, вызванное тем, что телевидение показало видеозапись, отправленную убийцей в компанию «Эн-Би-Си».



Житель Вирджинии: Я думаю, они не должны были показывать эти кадры. Погибших надо оставить в покое. И не играть на нервах у тех, кто пережил трагедию и потерял друзей. Показывать эти кадры – моральное преступление.



Владимир Морозов: Полиция не зря опасалась, что своим видеоманифестом убийца может вызвать у отдельных безумцев желание ему подражать. В нескольких колледжах уже раздавались звонки к угрозами. Около школы города Сиэтл арестован ученик, который собирался пронести в класс три заряженных револьвера. Но жизнь продолжается. В понедельник, 23 апреля, в Вирджинском техническом университете возобновляются занятия. Хотя их можно не посещать: все 26 тысяч студентов университета получили право не возвращаться в аудитории, прерванный семестр будет им зачтен автоматически. Пока никто не знает, сколько людей придет в класс. Говорит первокурсница Сэра Стивенс.



Сэра Стивенс: Я решила вернуться к учебе. Мне важно показать и всем вокруг, и самой себе, что несмотря на случившееся мы тут продолжаем нормальную жизнь.



Владимир Морозов: Нормальная жизнь означает, что через две недели начнутся экзамены. Как они будут проходить? Рассказывает профессор Ричард Шрайек.



Ричард Шрайек: Преподаватели проявят максимальную гибкость. Если студент не хочет сдавать экзамены, он может их не сдавать. Кто-то пойдет на экзамен, но уже в процессе его поймет, что не способен сосредоточиться, - преподаватель может освободить студента от экзамена в самую последнюю минуту. Мы будем делать все возможное в интересах студентов.



Владимир Морозов: Так случилось, что на третью неделю апреля пришлись сразу несколько трагедий. 19 апреля в Америке отмечали 12-ю годовщину теракта в Оклахома-Сити, 20 апреля – 8-ю годовщину стрельбы в школе Коломбайн, и теперь – Вирджиния. Американский поэт Ти Эс Элиот писал, что апрель – это самый жестокий месяц…


XS
SM
MD
LG