Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма. 20 Апрель, 2007


В одной из предыдущих передач я прочитал письмо о человеке, который не смог быть сапожником в России – замучили алчные чиновники, уехал в Америку и там хорошо устроился по специальности. Писал его знакомый. На это письмо откликнулся Натан Менделевич Либман из Санкт-Петербурга. Его внучка c очла, что автор письма что-то напутал. В Америке, мол, редко что-либо ремонтируют, а уж обувь – никогда: «Ручной труд стоит там так дорого, что дешевле купить новую вещь», на что я сказал, что если знакомый того сапожника нас слышит, то будем ждать от него объяснений. Откликнулся этот человек мгновенно.


«Уважаемый Анатолий Иванович! Только что прослушал вашу последнюю передачу. Я как раз тот самый человек, у которого вы потребовали объяснений. Даю их вам и всем желающим. В моём письме голая правда. В США мой знакомый не ремонтирует, а шьет сапоги, и не процветает, а просто живет, снимает квартиру, имеет машину и мотоцикл, жена работает в аптеке. Игорь очень любил работать с обувью, его отец тоже был сапожник. Вы не переживайте, вас зря обвинили в неточности. Не было этого с вашей стороны, ничего вы не пропустили и не перепутали. С уважением» и прочее.



Теперь письмо из самой Америки:


« Вы прочитали письмо, в котором говорится, что в Америке никогда не ремонтируют обувь. Нас с женой это рассмешило. Недавно (после семи лет жизни в США) возникла необходимость подогнать жене сапоги – голенища. Понимаете, даже в Штатах иногда тяжко найти подходящую обувь. Ноги у людей разные... Без надежды набрал я на своём компьютере слова "ремонт обуви" и свой адрес. На экране появились десятка два адресов сапожных мастерских в радиусе десяти километров. До ближайшей доехали за десять минут. Мастерская находилась на центральной улице. Сапожник оказался киевлянином. Он принимают в ремонт и ремни, куртки, сумки. Поставить набойки на пару сапог стоит семь долларов, подгонка голенищ – 20 (при стоимости пары в 180). Чтобы заработать свои 20 долларов в час, у мастера должна быть обширная клиентура. Киевлянин мне сказал, что он в этом бизнесе уже 20 лет. С уважением, Юрий. West Orange , USA ».



И ещё письмо из Америки:


«Здравствуйте, Анатолий Иванович! По вопросу: "Существуют ли сапожники в США?" авторитетно сообщаю: существуют! В Сан-Франциско я жил в двух районах, и в обоих неподалёку были небольшие сапожные мастерские. В первой сапожником был русскоговорящий, а в другой – мексиканец. Знаю ещё одну сапожную мастерскую в пяти минутах ходьбы от центра. Буквально месяц назад жена относила подбить каблучки на своих любимых туфлях. Мастерская находится на довольно оживленной улице, Аренда помещения там стоит немалых денег. Эту мастерскую мы знаем уже лет шесть. За каблучки сапожник берёт сейчас 10 долларов (потихоньку всё дорожает). Делает аккуратно. Если учесть, что в среднем женские туфли офисно-делового стиля стоят порядка 100 долларов, то заказчику это часто выгодно. А когда туфли удобные, любимые, каких ещё в магазинах поискать надо... Таких консервативных людей, как моя жена, в Америке очень много. Короче, если сапожник за шесть лет не обанкротился, значит выжить можно. Хотя я сильно сомневаюсь, что его мастерская, как когда-то велосипедная мастерская Генри Форда, со временем превратится в конвейер по массовому пошиву обуви для Европы. Вадим Сакович.Сан-Франциско, Калифорния.Не обижайте в своих передачах Юлию Тимошенко. Умная, харизматичная женщина! Не всё ж серости в Украине править».


Спасибо за письмо, Вадим, с удовольствием читал его. Надеюсь, что и нашим слушателям оно понравилось, как и предыдущие. Пленительная всё-таки штука – обыденная жизнь обыкновенных людей. Умная, говорите, женщина... Не отрицаю. Могу добавить: талантлива, схватчива, решительна. Но все эти качества сами по себе – не добродетели. Всё дело в том, на что они направлены.



«Здравствуйте, А натолий! – это следующее письмо. – Я часто слушаю «Радио «Свобода» , поэтому сейчас, когда узнала, что один г рузинский парламентарий предложил перезахоронить прах Грибоедова , пишу вам. М не обязательно нужно с кем-то срочно поделиться своим горем и возмущением , иначе я лопну от невысказанности, ведь я экстраверт. Я задыхаюсь. Как можно посягать на святыни?! Ведь это решение самой божественной Нины Чавчавадзе – похоронить русского гения на горе Мтацминда, в монастыре святого Давида. Она завещала и себя положить рядом с ним. Сюда, к увитой плющом нише с двумя могилами, идут и идут люди, смотрят на коленопреклоненную женщину, отлитую из бронзы, читают её слова на чёрном камне: "Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя!" Боже мой, я тысячу раз была там! Появилось ощущение, что в Тбилиси уже многие стали скинхедами. Можно подумать, что у них всё нормально, что простой люд уже не живёт в нищете и на грани. Можно подумать, что осталась только одна проблема, один нерешённый вопрос: почему русский Грибоедов лежит там, где должны лежать одни грузины? Не бред ли это грузинского Шарикова? Я молюсь за Грузию и за Россию, прошу Бога вразумить неразумных, простить их. Только любовь спасёт всех нас и наших потомков. С уважением, Джемма Султанова».


Бог, Джемма, конечно, простит всех Шариковых – и русских, и грузинских, но вряд ли даже Ему удастся их вразумить. Этот депутат, о котором вы пишете, он, наверное, тоже экстраверт – ему тоже нестерпимо стало держать в себе свои чувства, вот он и выразил их таким способом. Он, наверное, думал о том, как больнее уязвить русских, открывших охоту на грузин в России, – недолго, наверное, думал: бросил взгляд на гору Мтацминда, вспомнил, что там лежит Грибоедов, убитый как посол Российской империи в Персии: империалист, стало быть, русский империалист на святой грузинской горе, среди великих сынов Грузии. Ну, и решил тбилисский Шариков, что это непорядок.



К письму Джеммы Султановой подойдёт следующее. Его написал один кандидат физико-математических наук из Подмосковья. Тут читаем нечто такое, на что во множестве писем такого рода до сих пор не было и намёка. Он утверждает, что всеми делами на Земле вершит инопланетный разум, но мнения о нём этот человек невысокого. Он пишет дословно так: «К сожалению, не уделяя должного внимания науке, инопланетный разум не обладает необходимыми знаниями, в частности генетическими и медицинскими, чтобы осуществить формирование разумного общества разуными методами».


Будем теперь, Джемма Султанова, с вами знать, в чём дело – кто главный виновник таких предложений, какое было оглашено в грузинском праламенте. Туповатый и невежественный инопланетный разум.



Пишет Андрей, преподаватель из Санкт-Петербурга (фамилию не называю): «Чувствую прям таки необходимость признаться вам в любви, Анатолий Иванович. Как хорошо Вы нам, бестолковым, все объясняете. Пишут вам люди про Путина – у него, дескать, семь процентов поддержки. Но вам же из-за бугра виднее. В своей обычной хамоватой манере говорите про 70 процентов поддержки, типа, сам дурак, автор письма. Представляю, похитят Путина, как когда-то – Горбачева. Так и вижу, как 70 процентов россиянцев выходят на улицу с криком: «Отдайте нам нашего ВВП!». Слеза прошибает. Посмотрите хотя бы в Интернете – хоть один сайт добровольных сторонников Путина есть там? Все попытки создать интернет-форумы в его поддержку решительно провалились – модераторы не успевали матюги стирать. Думаете, что было бы, если бы какой-нибудь Левада-центр опубликовал реальный рейтинг Путина? Это была бы его последняя публикация. В целом я то, что называется технарь. Моим студентам не нравится то, что вокруг. Очень не нравится. В массе не нравится. Голосовать они не ходят. Телевизор не смотрят, разве только Ксюшу Собчак. Завидуют тем, кому удается уехать на Запад. А на место уехавших приезжают кавказцы и азиаты – вместе с этнической преступностью, на которую власть смотрит сквозь пальцы. Такая вот действительность. По сравнению со временами совка, чиновничья деятельность доведена до полного абсурда. Поэтому существует две Эрэфии – на местности и на бумаге. Умнеть пора, Анатолий Иванович», – пишет Андрей, преподаватель из Санкт-Петербурга. Потом он меняет своё мнение. Дело, мол, не в том, что я до сих пор не поумнел, а в том, что у меня служба такая: раздувать рейтинг Путина по команде американцев. А их о такой услуге просят европейцы. Они боятся обижать Путина, потому что от него зависят. Читаю: «Вся Европа сидит на российской газово-нефтяной игле. И про Путина нельзя говорить так, как про Лукашенко. Или придется с иглы слезать. А это неудобно. И приходится Анатолию Ивановичу на старости лет объяснять россиянскому избирателю, за кого он, избиратель, голосовал».


Слово «Эрэфия», которое вы услышали в этом письме, – новое название России. «Извините, – пишет автор, – но назвать эту страну Россией иногда просто язык не поворачивается». И самое печальное для него… В конце он незаметно для себя соглашается таки, что Путин пользуется немалой поддержкой в России. Читаю: «Морда лица так называемой власти у народа ничего, кроме омерзения, не вызывает. Именно на этом фоне, если появляется человек, на которого просто не противно смотреть, и раздуваются рейтинги». Вторую причину автор усматривает в поведении всё тех же американцев. «Я имею в виду, – пишет он, – их неоднократные заявления о том, что Россия не имеет права на свои огромные ресурсы. Такие заявления вызывают понятную ответную реакцию. Воинственная поддержка Путина имеет вполне объяснимую базу. Людям хочется на что-то опереться. А на что, если кругом морда лица? Вот и опираются на Путина, не понимая, что опора это слабая, что вертикаль власти – это палка, воткнутая в болото. Толкни и упадет». Наконец, оказывается, что и американцы не так уж виноваты. «Подозреваю, – пишет Андрей, – что если бы не было историй с закрытием российских газовых кранов, если бы не продавали ракеты с ядерными боеголовками Северной Корее, ничего такого не было бы. Плюс всякие истории с ядами. Все это крайне неприятно, но не могу не признать, что большая дубина в руках дегенерата – это справедливый повод для беспокойства у людей, которые его, дегенерата, окружают. И они обязательно попытаются эту дубину отобрать. Даже думать не хочется о том, что будет в том случае, если какой-нибудь очередной жадный кретин в лампасах решит продать ядерную боеголовку, например, Ирану. Всего хорошего, и, как говорится, извините, если что не так. Как умею, так и говорю. Ну, тупой технарь, что взять. Вы, приступая к журналистской деятельности, вероятно, понимали, что некоторым вашим слушателям что-то может не понравиться, а некоторым другим очень не понравиться?».


Для меня в этом письме главное то, что петербургский преподаватель-технарь верит, что его «Эрэфия» уже продаёт ядерное оружие Северной Корее, а может продать и Ирану. Дело не в том, что он «тупой технарь». Крайняя степень ожесточения. В таком состоянии отключаются и знания, и здравый смысл. Понятно, почему кремлёвские пропагандисты открыто пишут, что Путин не остановится ни перед чем, чтобы усмирить таких, как этот человек, если те выйдут на Майдан. Путин-то остановится – боюсь, что ОНИ не остановятся, если уж выйдут. В письме, которое я вам сейчас читал, есть такое место: «Эта власть – оккупационная. Раскладец: 94 – против и 6 – за! Ну, на 2 тысячи заявленных демонстрантов «Другой России» в Нижнем власти согнали 20 тысяч вертухаев. Сейчас их, вертухаев, в 10 раз больше на душу населения, чем в Штатах. Но найдутся ли 200 тысяч вертухаев на 20 тысяч демонстрантов?»



К следующему письму требуется предисловие. Речь идёт об украинской злобе дня. Парламент Украины после оранжевой революции – это два лагеря: оранжевый и бело-синий. Вождь бело-синих – Виктор Янукович, он возглавляет и правительство. Его опора – Донбасс. Вожди оранжевых – президент Виктор Ющенко и лидер парламентской фракции своего имени Юлия Тимошенко. Она набрала в свою команду много богатых людей. Они намеревались вместе с нею быть во власти, а пришлось оказаться в оппозиции. Стали, естественно, перебегать к бело-синим. Первыми, кстати, перебежали социалисты. Оранжевые подняли шум: это, мол, предательство, ваши избиратели не для того за вас голосовали, чтобы вы ушли к Януковичу. Президент Ющенко издал указ о роспуске парламента. Бело-синие возмутились. Они требуют отменить этот указ. В Киев пошли поезда с их сторонниками. Они установили палатки в центре города, митингуют. Оказалось, что большинство из них плохо понимают, зачем они здесь. Студенты, пенсионеры, разнорабочие, безработные. Далеко не все приехали по своей воле, хотя и получают за это деньги. Народ подневольный, хмурый, чувствует себя в столице инородным телом, от этого злится, выкрикивает глупости в советском духе. Киевляне в шоке. Пошли разговоры, вчера ещё немыслимые. Если это она и есть, Украина Януковича, так зачем, мол, он нам нужен, этот кусок «совка»?


Теперь вам будет понятнее вот это письмо:


«Я родился и жил до 1992 года в Северодонецке, в Донбассе. Регулярно езжу туда к родителям. Мама – азербайджанка, отец – белорус. Мой родной язык русский, но я знаю украинский, он мне нравится, и я считаю себя украинцем, потому что мне так нравится, и люди это понимают и уважают, где бы мне ни приходилось жить: во Львове, Харькове или Киеве. А не нравятся мне бандиты, причём местные бандиты мне не нравятся больше, чем какие-либо другие. У нас их было всегда много: от обычных грабителей и вымогателей до директоров заводов, депутатов и мэров. Северодонецк наряду с Рубежным и Лисичанском представляет собой украинский "золотой треугольник" – наркоторговля процветает здесь со страшной силой. Чтобы удержать власть, наши феодалы готовы на всё – отстаивать никем не ущемляемые права русскоязычного населения, поддерживать сепаратистов, Януковича, Путина – кого угодно, лишь бы не мешали красть. После оранжевой революции они испугались. Они привыкли бояться, и думали, что надо бояться и в этом случае. Оказалось, ничего страшного... Теперь о простых людях. Бандитам выгодно, чтобы они думали, что их обкрадывают далёкие киевляне в пользу ещё более далёких галичан, а не свои же. Вопрос о языке – искусственный вопрос. Почти все те, кто отстаивает права русского, отстаивают своё право не знать никакого – водку в магазине можно попросить и жестом. И хочу обратиться к тем моим соотечественникам, кто думает, что Донбасс – это резервация «быков» и «забыченных» придурков, которых нужно или можно отдать России или выделить в отдельное государство. Нет, дорогие, так не пойдёт. Линия раздела проходит не по Северному Донцу и по Днепру. Нормальный "донецкий" так же нормален, как нормальный галичанин. Полоумный "западенец" – такая же бестолочь, как и тупой "восточник". Чуете, к чему я клоню? Юрий».


Спасибо за письмо, Юрий. Киевляне действительно маленько запаниковали, увидев на своих улицах и площадях этот контингент. Они узнали в «донецких» себя вчерашних: неулыбчивых, настороженных, затурканных. Стоит малый на площади и орёт, что он приехал в Киев бороться против «экспансии НАТО». То ли пьяный, то ли так дурной – забыл, что на сей раз его привезли в Киев орать не против НАТО, а против роспуска парламента. Я немного потолкался среди них. В глубине души они смущены. Их учили бояться провокаций, давать отпор врагу, высоко держать марку Донбасса, не ходить по одному. Так когда-то настраивали советских туристов перед отправкой в логово капитализма. И вот они высадились в этом мире (я говорю о мире нынешнего Киева). Кругом – спокойные, улыбчивые, хорошо одетые люди, спешат по своим делам или гуляют, на приезжих не то что не обращают внимания, а так: покосятся удивлённо и тактично отвернутся. Нигде не видно НАТО… Чую, к чему вы клоните, Юрий, но правды некуда деть: люди из несвободного мира попали в свободный. Они это чувствуют, и скверно им. И вернутся они в свои посёлки чуть-чуть другими.



Долго шло следующее письмо. Написано на сером клочке бумажки. «В Евросоюзе вообще редко бывают рады многим событиям в России и СНГ. Всё им видится в мрачном свете. В репортажах из Чечни «Свобода» упоминает лишь о пытках и похищениях людей. Остальное вас не интересует. А тем временем в Ачхой-Мартане открываются средние школы, в республику недавно прибыло 58 новеньких машин «скорой помощи». Это было показано по Первому каналу. Так что советую некоторым журналистам включать ТВ Центрального показа. До выборов в Думу, а тем более, президента ещё далеко, а уже идут по «Свободе» целенаправленные передачи, группируются силы демократов. Но в итоге не вы, а народ будет решать, кто ему больше нужен в правительстве. Иван Михайлович».


Хорошо, Иван Михайлович. Если мне придётся ещё раз оказаться в Чечне, я выполню ваше пожелание. Рассказав о пытках схваченных кадыровцами и федералами людей, обязательно сообщу, сколько ещё машин «скорой помощи» поступило в республику.



Ещё похожее письмо: «Здравствуйте, уважаемый Анатолий! Вы всё продолжаете ругать Россию и обеляете Запад. Не мне вам объяснять, что в политике не бывает абсолютно белых и чёрных. На Западе существуют двойные стандарты. Лояльные режимы, которые не являются демократическими, на Западе считаются демократическими, а нелояльные – недемократическими. Эти определения Запад использует в своих шкурных целях – для решения экономических задач, в частности, энергетических. За годы правления Ельцина Запад не привык, что ему противоречат или действуют самостоятельно, не посоветовавшись с ним. Коррупция в России пронизала все слои общества. Принципы, которым Запад следует во внешней политике, наша власть использует внутри страны. Лояльных коррупционеров не трогает, а нелояльных воров и коррупционеров сажают. Пример – «Ходор». Конечно, в России есть недостатки, и это хорошо, когда на них указывают честно, без вранья и передёргивания. Но и у Запада есть свои недостатки. И пусть каждый занимается своими недостатками. С уважением, Юрий Москалёв».


Это написал человек, который боится опять оказаться в дураках. Когда-то верил всему, что ему говорили. Теперь не хочет верить никому. Решил разбираться во всём самостоятельно. Но хватает этой самостоятельности пока только на то, чтобы сказать: все вы мошенники (хотя свои ему симпатичнее). Хочет вырваться из сетей советской пропаганды – и незаметно для себя попадает в сети путинской. Тех же щей, да пожиже влей. Это она, путинская пропаганда, ему говорит, что при Ельцине Россия плясала под дудку Запада. И он этому верит, потому что ему нравится думать, что теперь она не пляшет. А спроси его: «Что, Запад воодушевил ельцинскую Россию на штурм Грозного?» – «Так то, – скажет, – Чечня». У американцев хорошие отношения с Саудовской Аравией. Но разве они называют её демократической страной? Никто на Западе не называет демократическими режимы, которые таковыми не являются. И не называл. Ни за какую нефть, ни за всё золото мира. Точно так же ни один демократический режим никогда не был назван недемократическим. У Запада, говорит наш слушатель, есть свои недостатки. Будто кто-то это отрицает. На недостатки России, говорит, надо указывать честно, хотя лучше, чтобы «каждый занимался своими недостатками». Спросил бы себя: почему на Западе ни у кого нет таких забот и обид? Почему там никого не занимает, честно или нечестно указывает Россия на недостатки Запада? Или Иран. Или Белоруссия. Почему, в самом деле, Запад не корчится от боли, когда его ругает Лукашенко? Когда-нибудь наш слушатель задаст себе эти вопросы. Тогда-то он и начнёт разбираться во всём самостоятельно.



Дремкова Елена Ефимовна из Санкт-Петербурга просит напомнить слушателям радио «Свобода» ряд добавок «учителя Виссариона» к заповедям Божьим. Правда, не всем слушателям, а тем, кто «хнычет, жалуется на судьбу, на правительство, ищет виновных в этой сложной, неспокойной, трудной жизни» (её слова). Вот некоторые из этих добавок. Никто не виноват. Всё во благо. Всю действительность принимать с любовью. Прощать с радостью. Елена Ефимовна не написала, кто такой «учитель Виссарион». Может быть, это Виссарион Григорьевич Белинский, русский литературный критик сороковых годов позапрошлого века? Одно время он был до страсти увлечён (по-другому ничем не увлекался) учением Гегеля: всё действительное разумно. Потом поносил себя за это последними словами. Как же, мол, я, идиот, сразу не сообразил, что в таком случае разумно и моё нежелание мириться с этой гнусной действительностью?!




Материалы по теме

XS
SM
MD
LG