Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Дорогие россияне, будут очень долго ждать следующей ельцинской эпохи"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Олег Кусов, Михаил Соколов.



Андрей Шарый: Сейчас о реакции российских политиков и о реакции тех, кто был связан в последнее десятилетие жизни Ельцина с ним по работе, его соратников.



Олег Кусов: Президент Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ, бывший глава администрации первого президента России Сергей Филатов так говорит о главных заслугах Бориса Ельцина.


Сергей Филатов: Я думаю, самое главное в состоянии Бориса Николаевича, что, ну, на первых порах, конечно, вместе с Горбачевым они сделали все для того, чтобы в мире нас не воспринимали со страхом. Вторая важнейшая сторона внутренняя заключается в том, что мы поверили друг в друга, мы поверили в то, что мы можем жить в другой России, мы можем жить в свободной России. Пожалуй, из всех компонентов демократических я бы ему должное отдал за два: первое - он сделал Россию выборной и второе - он сделал Россию со свободными средствами массовой информации. Это очень важно. Все остальное, конечно, он не мог успеть сделать, потому что это требует колоссального времени и колоссальных сил, колоссальной консолидации и просвещения населения. То, чего, конечно, за один срок или два срока выборов сделать невозможно.



Олег Кусов: Эпоха Бориса Ельцина показала, что россияне жаждали перемен, они голосовали не столько за Ельцина, сколько за его дела.



Сергей Филатов: Эпоха Бориса Николаевича как раз показала, что Россия жаждала изменений, и нашелся лидер, нашелся человек, который мог возглавить вот это желание россиян. Что там ни говорили, но все-таки, когда его избирало более 50 процентов россиян, это говорило за то, что эти люди не просто за Ельцина голосовали, они голосовали за то, что делает Ельцин, за то, что хочет он сделать.



Олег Кусов: Доктор юридических наук, бывший вице-премьер правительства России и министр по делам национальностей Сергей Шахрай охарактеризовал первого президента России как сторонника федеральных отношений.



Сергей Шахрай: Да, причем убежденным. Не на уровне знаний теоретических, это было его мировоззрением, убеждением, интуицией, если хотите. Страна катилась по югославскому сценарию, гангрена распада коснулась уже Северного Кавказа нашего и других регионов. Действовал в режиме пожарной команды.



Олег Кусов: Директор Института современной политики, бывший замминистра по делам национальностей и региональной политике Владимир Лысенко указал на главную, по его мнению, ошибку первого президента.



Владимир Лысенко: Я думаю, это самая печальная была страница в нашей истории и в истории Бориса Николаевича, когда он с Борисом Березовским подбирал наследника, кто будет после Ельцина возглавлять наше государство. Я думаю, что послушавшийся Березовского, Борис Николаевич, конечно, сделал колоссальнейшую ошибку, приведя к власти нынешнего главу государства. Вот у меня такая в душе мысль, а, может быть, он написал политическое завещание, чтобы после смерти его прочитали. Я очень надеюсь, что, может быть, в этом завещании мы узнаем правду о том, что думает Ельцин о нынешней власти, о нынешнем лидере нашей страны, о том, что нужно делать дальше. Если этого не будет, то, конечно, в какой-то степени будет, в общем-то, Борис Николаевич как бы наполовину человек, который выполнил свою функцию, но на другую половину он не сделал этого, тем самым вверг страну сегодня в очень тяжелый политический режим, со всем отрицательными его последствиями.



Олег Кусов: Но Владимир Лысенко считает, что есть многое, за что Ельцина надо благодарить.



Владимир Лысенко: Мы должны быть благодарны Борису Николаевичу, как и Михаилу Сергеевичу Горбачеву, что все-таки они смогли, как говорится, прорубить окно в Европу в таком тоталитарном государстве, которым был Советский Союз 70 лет. Это была тяжелейшая и почти невыполнимая задача. Поэтому я считаю, что Борис Николаевич, как ледокол, в общем-то, несмотря на колоссальную кучу проблем, свой еще такой постсоветский стиль руководства и многие другие, в общем-то, недостатки, в целом выполнил свою историческую задачу - он сломал коммунистический режим.



Олег Кусов: Бывший спикер Совета Федерации Владимир Шумейко отмечает прозорливость Ельцина.



Владимир Шумейко: Во-первых, скорбь огромная, потому что с этим человеком я работал тесно. И он мне нравится не только как политик, но и как человек, как настоящий русский мужик. Как политик, я скажу, вот то, что запомнится навсегда, - это его стойкость, мужество, сила и необыкновенная политическая прозорливость. Потому что, помните, когда в 1993 году ему пришла идея в голову федеративного договора, собственно говоря, он Россию и спас от развала. Сравните с современной Украиной, что происходит там, а Россия теперь уже стабильная, спокойная, которая развивается. Все равно они тоже придут когда-то к федеративному договору. Унитарной идеи дальше не получится. А как человек, я еще раз подчеркиваю, он мне нравился тем, что этот человек настоящий, с эмоциями, не «консервированный». И то, что он оркестром дирижировал и выпивал иногда, его тоже положительно характеризует, как нормального русского мужика. Это настоящий русский президент, я еще раз это подчеркиваю.



Олег Кусов: Лидер движения "Демократический союз" Валерия Новодворская провела исторические параллели, сравнив ельцинскую эпоху с александровской.



Валерия Новодворская: Это очень большое горе, потому что мы до последней минуты надеялись, что вдруг Ельцин опомнится и захочет достойно и красиво завершить свою эпоху, выйдет на Красную площадь, встанет в дверях Казанского собора и скажет, хотя уже и поздно, что "отдай мне обратно мое президентство, я передумал, ты не будешь преемником". Но, даже если этот неприятный эпизод, что он так и не вышел к Казанскому собору, исключить, все равно россияне, дорогие россияне, будут очень долго ждать следующей ельцинской эпохи, потому что, похоже, больше никто и никогда им ничего не подарит даром: ни Конституцию, ни рыночную экономику, ни свободу, ни независимость России от Советского Союза. Кучу документов и кодексов, через которые даже Путин сейчас еще не может перешагнуть, и в которых они путаются, они мешают, бьют по ногам, Конституцию то ли отменять надо, то ли вообще переписывать. Очень много противотанковых рвов и ежей Ельцин разложил на пути будущей диктатуры. Конечно, это эпоха, равная александровской эпохе для России, которая закончилась примерно так же, как и александровская эпоха. И Александр, и Ельцин, оба даровали свободу недостойной ее рабской стране. Я думаю, что слабости и недостатки Ельцина отсеются в истории, как это всегда бывает, и останется великая эпоха, не восемь месяцев свободы, как в феврале 1917-го, а целых восемь лет, даже девять.



Андрей Шарый: Президент России Владимир Путин сегодня выразил соболезнования семье Бориса Ельцина в связи со смертью первого президента России. Как сообщает пресс-служба Кремля, Путин позвонил вдове Ельцина Наине Иосифовне.


Борис Немцов, один из российских политиков, во многом обязанный своей карьере первому президенту России. Он был первым вице-премьером российского правительства, сейчас Борис Немцов один из лидеров "Союза правых сил". С Немцовым беседовал обозреватель Радио Свобода Михаил Соколов, оба они находятся на российском экономическом форуме в Лондоне.



Михаил Соколов: Борис, вы помните, как вы с Борисом Николаевичем познакомились?



Борис Немцов: Да, помню. Это было в 1990 году. Я победил на выборах в Верховный Совет России. И еще до первого заседания Съезда народных депутатов мы собрались в Госстрое на Арбате, депутаты со всей страны, придерживающиеся демократических взглядов. И нас пригласил Ельцин. Я был совсем молодым человеком. Мне было, собственно, тогда 29 лет. Мы сидели за столом, и Ельцин задал нам всем один и тот же вопрос: «Как вы считаете, что в первоочередном порядке надо сделать, чтобы спасти Россию от краха и чтобы, действительно, преодолеть вот этот кризис?». Я был страшно удивлен тем, что он в течение трех часов всех выслушивал внимательно, в том числе и таких молодых, и явно неоперившихся политиков, как я. При этом не для галочки, а всерьез. Что-то записывал, переспрашивал, и вел себя не как всезнающий вождь, а вел себя как соратник, как наш товарищ. Я Ельцину лично очень благодарен. Он, действительно, дал мне возможность себя реализовать. И трудно было себе представить, что молодой человек, старший научный сотрудник, может стать губернатором одной из самых индустриальных, продвинутых областей страны.


Он умел доверять людям, он был способен на смелые поступки. И вот этот его бунтарский характер, на мой взгляд, был предельно важен, когда надо было демонтировать коммунизм и строить новую Россию. Кроме того, у него были такие базовые ценности в голове, к ним я отношу следующее: он считал, что свобода лучше, чем цензура, он считал, что частная инициатива лучше, чем замшелая бюрократия, и он считал, что Россия - часть мира неотъемлемая, и должна быть открытой страной. Я думаю, что эти базовые ценности крайне важны для страны, а сейчас они подвергаются не просто ревизии, а забвению.


Симптоматично, что все завоевания ельцинского периода позитивные, а именно - многопартийность, политическая конкуренция, свободная пресса, федерализм, местное самоуправление - все эти завоевания ельцинского периода, которые были предельно важны для раскрепощения России, для ее самореализации, эти завоевания последовательно и жестко сворачиваются его преемником.



Михаил Соколов: Но он выбрал этого преемника, значит, получается, он этого хотел.



Борис Немцов: Я думаю, что он никак не думал о том, что преемник будет жестко уничтожать все то, что Ельцин создавал. Мне кажется, что Путин обещал Ельцину... мне даже не кажется, а я это знаю, он обещал Ельцину продолжать курс на демократизацию и свободу, а Ельцин ему поверил. Конечно же, это было ошибкой Ельцина очень большой. Но факт остается фактом. Я думаю, когда он выбирал преемника, то думал о том, чтобы все-таки базовые ценности и базовые завоевания, при нем достигнутые, чтобы они сохранились. Он ошибся.



Андрей Шарый: Буквально через несколько минут после сообщения о смерти первого президента России свои соболезнования его семье выразил первый президент Советского Союза Михаил Горбачев. "Я обратился к Наине Иосифовне и всей семье, - заявил он агентству ИТАР-ТАСС, - я искренне сочувствую горю семьи".


Лечащий врач Бориса Ельцина, кардиохирург Ренат Акчюрин, который делал ему в середине 90-х годов операцию аортокоронарного шунтирования, заявил о том, что кончину Бориса Ельцина ничто не предвещало. "В последнее время я его не наблюдал, но и поводов для наблюдений не было. Борис Николаевич чувствовал себя сравнительно неплохо, хотя сердечная недостаточность потихоньку прогрессировала", - сказал Акчюрин в эфире радиостанции "Эхо Москвы".


Олег Сысуев сейчас входит в руководство "Альфа-банка", в ельцинскую эпоху он был вице-премьером российского правительства, а затем заместителем администрации президента Ельцина. Беседу ведет Михаил Соколов.



Михаил Соколов: Сейчас что-то вспоминается, какая-то ситуация, когда Борис Николаевич сделал что-то совершенно невероятное.



Олег Сысуев: То, что он принял решение позвать в правительство Чубайса, Немцова - вот мне кажется, это весь Ельцин, который способен на подобные шаги. Он призвал правительство, которое абсолютно не соответствовало духу и ментальности ни страны, ни парламента, ни существующей тогда элиты.


А вообще он был выдающимся человеком с точки зрения масштабности и неординарности. Это, собственно, то, что сильно его отличает от многих.


Если бы он не был таким противоречивым, таким резким, непредсказуемым, думаю, что Россия еще бы долго не смогла называть себя страной... я не хочу сказать, что свободной, но находящейся на пути к свободе. Я абсолютно в этом убежден, что только именно такой человек, который берет на себя ответственность, который готов ломать железные занавесы, бетонные стены, мог это сделать. Безусловно, он отвечает и за то, что сейчас происходит со страной. И, безусловно, именно это противоречие привело его к выводу, который он сделал, когда сам подал в отставку, и фактически состоялось назначение. Я думаю, в его деятельности гораздо больше плюсов для России долгосрочных, нежели чем... может быть, большое количество, но таких очень незначительных, сиюминутных минусов.



Михаил Соколов: Для многих Ельцин, даже не у власти, оставался в каком-то смысле гарантом того, что Россия останется, ну, хотя бы формально, демократической страной. Сейчас нет такого ощущения потери именно в этом смысле?



Олег Сысуев: Мне кажется, есть. Он понимал очень хорошо... не знаю, на чем это понимание было основано, вроде как воспитание его, образование, вся история его деятельности не говорила за это, но он хорошо понимал, что нашей стране нужна демократия, что нашей стране нужна свобода. Он понимал, что демократия - это свобода слова. Он понимал, что демократия - это развитие гражданского общества.


XS
SM
MD
LG