Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские эксперты, политики и экономисты о политической деятельности Бориса Ельцина


Программу ведет Кирилл Кобрин . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович .



Кирилл Кобрин : В Москве в храме Христа Спасителя через полчаса начнется церемония прощания с первым президентом России Борисом Ельциным. Напомню, похороны состоятся завтра. Борис Ельцин будет похоронен на Новодевичьем кладбище. Между тем, политики, политологи и журналисты активно обсуждают как ельцинскую эпоху, так и политическую роль самого первого президента России. Различные мнения о внутриполитических итогах политической карьеры Ельцина собрал наш корреспондент Данила Гальперович.



Данила Гальперович : Уход из жизни Бориса Ельцина - это подведение черты под целой эпохой, связанной с жизнью и деятельностью первого президента России. Эта черта очень неровная. Относившихся в Борису Николаевичу равнодушно было мало. Люди и любили, и критиковали его, а политологи пытались найти баланс между достижениями российского лидера и его просчетами. Эксперт Московского центра Карнеги Андрей Рябов говорит, что невозможно просто посчитать баланс плюсов и минусов в действиях Бориса Ельцина. Масштаб личности, как и масштаб выполнявшихся этой личностью исторической задачи для простой арифметики слишком объемен.



Андрей Рябов: Итоги политической деятельности Ельцина едва ли можно расценивать в категориях количественной бухгалтерии. Построено разделение властей - не создана современная многопартийная система или, напротив, созданы условия для свободы СМИ, но не созданы реальные гарантии невозврата к каким-то прежним институтам и прежним условиям жизни. Скорее все-таки главное в другом - главное в том, что он осуществил, да, незавершенную, но все-таки, пожалуй, самую серьезную попытку за всю современную историю прорыва к новому типу развития, основанному на праве частной собственности, плюрализме политическом, идейном, и свободном выборе для каждого человека его формы существования. Мне представляется, что главное все-таки в этом. Это самая последовательная из всех, которые были в нашей истории, попытка выхода на иной тип развития страны.



Данила Гальперович: По словам Андрея Рябова, нынешний стиль российской власти, признаваемый и на Западе, и в самой России не самом демократическим, корнями уходит во времена правления Бориса Ельцина, но отнюдь не соответствует тому, что когда-то задумывал Ельцин-реформатор.



Андрей Рябов: Я не стал бы, скажем, противопоставлять эту систему той, которая была при Ельцине. Я считаю, что все-таки основы ее в значительной степени были сформированы в период позднего Ельцина. Ельцин тоже был разный. Ельцин начала 90-х годов - последователь, активный, Ельцин-революционер. Я бы сказал, начиная с середины, может быть, немного раньше 90-х годов, это политик, играющий в основном на сохранение достигнутого, отказавшийся от радикальных реформ, ищущий компромисса с остатками прежних правящих групп. Судя по всему, вот в этом втором, как бы позднем Ельцине создавались основы нынешней системы. Иное дело, что, конечно, в сравнении этой системы с тем, ранним Ельциным, конечно же, можно увидеть не просто серьезные противоречия, но и отрицание многих тех начинаний, которые были положены Ельциным.



Данила Гальперович : Но и во время правления самого Бориса Ельцина произошли, как минимум, две вещи, которые, каждая в свое время, раскалывали общество на поддерживающих и критикующих российского президента. О них в эфире Радио Свобода вспоминает бывший при Борисе Ельцине председателем Государственной Думы Геннадий Селезнев.



Геннадий Селезнев : Был расстрел Верховного Совета, когда не сумели договориться, по сути дела, две ветви власти - исполнительная и законодательная. Я считаю, что все-таки не до конца использовали механизмы переговоров. Можно было бы снять все эти вопросы для того, чтобы не переживать тот кошмар, который у нас всех на памяти. Наверное, можно было бы избежать и чеченскую войну, потому что поступили резко. Но это, я считаю, от характера президента, который любил настаивать только на своей точке зрения. Иногда потом он осознавал, что сделал что-то не то, и менял свою тактику, но вместе с тем часто как раз в пылу эмоций принимал решения, которые приводили к серьезным последствиям.



Данила Гальперович : Однако российская история знает множество начатых войн, но почти не знает государственных деятелей, которые потом признали ошибочность развязанной ими войны. Об абсолютной уникальности Бориса Ельцина в этом смысле в интервью Радио Свобода говорит опальный бизнесмен Борис Березовский.



Борис Березовский : Как вы помните, когда Борис Николаевич уходил в 1999 году, он только один раз покаялся, один раз! Если вы обратитесь к этой его последней речи в качестве президента, он попросил прощение только за Чечню. Поэтому это личная огромная трагедия, не только его, но это трагедия России. Он глубоко переживал. Я знаю, каких усилий ему стоило принять это решение о мирном договоре с Чечней, тем не менее, он принял это решение, единственно верное решение в то время. Я просто был непосредственным свидетелем его сомнений, его тяжелых раздумий, а по существу раздумий над тем, что он должен был публично подписаться под своей ошибкой, ошибкой, которая стоила очень дорого России.


Но я вам хочу сказать очень важную одну вещь. Заметьте, все-таки чеченцы во время первой войны уезжали из Чечни в Россию, а во время второй войны они уезжают из России за границу.



Данила Гальперович : В 90-е годы целую плеяду молодых российских политиков и бизнесменов вывел на передний план именно Борис Ельцин. И бывший первый вице-премьер России Борис Немцов считает, что этим молодым знаменитостям, среди которых был и сам Немцов, Борис Николаевич пытался передать базовые для него ценности - такие как свобода прессы и многопартийность.



Борис Немцов : У него были такие базовые ценности в голове. К ним я отношу следующие. Он считал, что свобода лучше цензуры. Он считал, что частная инициатива лучше чем замшелая бюрократия. Он считал, что Россия - неотъемлемая часть мира, и должна быть открытой страной.



Данила Гальперович : Но достижения, которые не решаются свернуть совсем даже самые жесткие критики Бориса Ельцина, это рыночная экономика, построенная в России именно при первом ее президенте. Об экономическом значении фигуры Бориса Ельцина в эфире Радио Свобода говорил бывший министр экономики России Евгений Ясин.



Евгений Ясин : Он верил в то, что можно перейти к рыночной экономике без всяких трудностей, предлагал какой-то план, который ему подсовывали его молодые коллеги, недостаточно профессиональные. Но затем он решился, он заложил свой авторитет, колоссальный в то время, на то, чтобы осуществить эти реформы. Он призвал команду Гайдара. Несколькими решительными шагами, несмотря на то, что от этого положение в стране и жизненный уровень ухудшились, тем не менее, он в течение, можно сказать, одного года провел рыночные реформы. После чего в России вместо плановой стала рыночная экономика. Перед ней открылась перспектива. Это было колоссальное достижение.



Данила Гальперович : Плоды жизни Бориса Ельцина были столь масштабны, что сейчас звучат самые первые и неизбежно сиюминутные оценки того, что он делал. Чем дальше 90-е годы России будут уходить в историю, тем яснее будет становиться человек, который в это время правил страной.




XS
SM
MD
LG