Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Общественная палата России провела первое заседание о нарушении прав граждан во время Маршей несогласных в Москве и Санкт-Петербурге


Программу ведет Андрей Шароградский. Прини мает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.



Андрей Шароградский : Общественная палата России сегодня провела первое заседание, на котором рассматривались нарушения прав граждан во время Маршей несогласных в Москве и Санкт-Петербурге. Журналисты и члены палаты обсуждали, что надо, чтобы предотвратить избиение участников массовых акций протеста, прежде всего, журналистов, освещающих эти события. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.



Максим Ярошевский : На первое заседание Общественной палаты, посвященное последствиям Марша несогласных, решили пригласить сразу две комиссии. Главный редактор газеты "Московский комсомолец" Павел Гусев представлял комиссию по работе со средствами массовой информации, адвокат Анатолий Кучерена - комиссию по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов. За одним столом, помимо них, разместились журналисты Николай Сванидзе и Валерий Панюшкин, правозащитники Лев Пономарев и Людмила Алексеева, независимый депутат Владимир Рыжков и лидер молодежного демократического движения "Да!" Мария Гайдар.


Первым слово взял Павел Гусев, который с ходу предложил сразу несколько нововведений. Для начала, заявил главный редактор "Московского комсомольца", необходимо провести ряд встреч с представителями МВД.



Павел Гусев : Необходимо, чтобы представители Министерства внутренних дел, может быть, представители мэрии и тех органов, которые дают разрешение на проведение массовых мероприятий, и представители Общественной палаты, представители средств массовой информации была проведена встреча, на которой бы обсуждались рекомендации, что можно сделать, чтобы журналисты, несмотря ни на какие политические аспекты происходящих событий, могли выполнять свой профессиональный долг.



Максим Ярошевский : Безусловно, тревожит то, продолжил Гусев, что, прикрываясь журналистскими удостоверениями, на акции, подобные Маршу несогласных, проникают провокаторы. Дабы избежать подобного, впредь необходима аккредитация сотрудников СМИ.



Павел Гусев : На мой взгляд, необходимо в преддверии таких крупных событий, которые происходят в Москве или других крупных городах, за определенный небольшой промежуток времени проводить аккредитацию журналистов как со стороны мэрии, так и Министерства внутренних дел, выдавать специальные отличительные или майки, или наклеивающиеся знаки, по которым представители правоохранительных органов могли бы отличать журналистов и не препятствовать их деятельности, чтобы после того не было никаких разговоров или замечаний, что журналист он или нет.



Максим Ярошевский : После Павла Гусева слово взяла лидер молодежного демократического движения "Да!" Мария Гайдар, которая, к слову, была задержана во время проведения акции 14 апреля в Москве. Она вкратце постаралась описать картину происходящего на Пушкинской площади. Однако уже через пару минут девушку перебил Анатолий Кучерена. "Поменьше историй. Нас сегодня волнует вопрос - что делать, чтобы журналисты не попадали под дубинки ОМОНа?" Ответить на этот вопрос взялся депутат Госдумы Владимир Рыжков. Правда, и он, также как и Мария Гайдар, начал с рассказа о массовых избиениях на Пушкинской.



Владимир Рыжков : Значительная часть ответственности за то, что произошло, несут московские власти. Потому что место переносилось неоднократно. Заявка была подана на Пушкинскую. Потом обсуждался вопрос с ВДНХ, и потом в итоге получилась Тургеневская. Поэтому я не исключаю, что кто-то сознательно шел на конфликт с властью, и шел на Пушкинскую в знак протеста против отказа. Но было немало людей, которые, действительно, не знали, где все будет.


Я был свидетелем, что совершенно случайные люди, которые оказались в районе Пушкинской, были блокированы со всех сторон. Я, в частности, стоял на углу Тверской и Пушкинской. Там было блокировано около 300 человек, после чего произошло немотивированное избиение людей на моих глазах. Я считаю, что нужно провести совещание с руководителями ОМОНа и МВД, где четко объяснить руководителям милиции, что является митингом, что является шествием, что является санкционированным, что не является. Иначе они любое собрание людей будут рассматривать, как экстремизм или беспорядки. Необходимо четко квалифицировать какие лозунги являются экстремистскими, а какие - нет. Потому что "Долой Путина!" экстремизмом не является. Это политический лозунг, который кому-то нравится, а кому-то - нет, но это не экстремизм. Кстати, "Наши" проводили акцию на Воробьевых горах с лозунгами "Путин навсегда!" Вот это экстремизм. Вот это подрыв конституционного строя.



Максим Ярошевский : Председатель Комиссии по контролю за деятельностью правоохранительных органов напомнил, что помимо тысяч сотрудников ОМОНа, в центре города оказались и желающие принять участие в несанкционированном властями марше, а потому организаторы акции тоже должны нести ответственность за происходящее на улицах городов - будь то Москва, Санкт-Петербург или Нижний Новгород. На это предложение Анатолию Кучерене ответил журналист газеты "Ведомости" Валерий Панюшкин, также как и Мария Гайдар задержанный на Пушкинской площади в самом начале марша.



Валерий Панюшкин : Я освещал несанкционированный митинг движения "Хаттаб" в Нью-Йорке. Так вот у нью-йоркской полиции, которая разгоняет несанкционированный митинг, существует правило разгона несанкционированных митингов. Люди, которые идут на несанкционированный митинг, прекрасно знают, что именно с ними может случиться - их так-то, так-то и так-то задержат, их на такое-то время привезут в полицию, им могут предъявить такие-то, такие-то и такие-то штрафы. Утверждаю, что в цивилизованных странах несанкционированный митинг - это форма гражданского протеста.



Максим Ярошевский : Подвел итог встречи адвокат Генри Резник. Он сразу заявил, что судя по тем историям, которые он услышал от очевидцев событий 14 и 15 апреля, доказать неправомерность милиции и действия ОМОНа будет невозможно. Сегодня самое главное понять - как действовать в будущем, чтобы не попасть под удар.



Генри Резник : Нуждается в совершенствовании вот этот закон о проведении митингов, шествий и прочее. Проправительственные шествия и митинги разрешаются, а, соответственно, оппозиционные запрещаются. Вот здесь всегда происходит определенный баланс. Я вот тоже как-то был в Страсбурге, когда 100 тысяч (со всей Европы!) съехались люди в связи с этими штучками! Там было все буквально перекрыто. Значит, необходим определенный баланс. В ряде случаев это можно в одну сторону запрещать, в ряде случаев, естественно, можно ограничить. Нам нужно, действительно, сделать обоснованные предложения для того, чтобы, во-первых, насколько возможно устранить неопределенность в урегулировании вот этих вот проблем, зафиксировать безусловные нарушения, которые были, и, соответственно, какие-то предложения сформулировать о том, чтобы все это было более или менее цивилизованно.



Максим Ярошевский : Пообщавшись полтора часа, участники заседания так и не нашли общего ответа на вечный вопрос - что делать? Ведущие "круглого стола" решили, что жизненно необходимо встретиться еще несколько раз, и желательно пригласить к себе авторитетных представителей Министерства внутренних дел.



XS
SM
MD
LG