Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

С Борисом Ельциным приехали попрощаться главы иностранных государств


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Александр Гостев: Главная тема этого часа, этого дня, последних дней. В Храме Христа Спасителя в Москве завершилась церемония прощания с первым президентом России Борисом Ельциным. Там были президент России Владимир Путин, члены правительства, спикеры обеих палат парламента. Проститься с Борисом Ельциным прибыли президент Германии Хорст Келер, бывшие президенты США Билл Клинтон и Джордж Буш-старший, экс-премьеры Великобритании и Канады Джон Мейджер и Жан Кретьен, а также еще очень многие главы ряда государств СНГ, известные политики, ученые и деятели культуры. Сегодня вместе с журналистами за церемонией прощания с Борисом Ельциным следил и мой коллега Данила Гальперович, сейчас он с нами на связи.


Данила, расскажите, как, собственно, проходила церемония?



Данила Гальперович: Сама церемония проходила, начавшись вчера, до 12:30 дня по Москве. Церемония состояла до этого времени из людского потока, который шел в Храм Христа Спасителя. Люди заходили, очередью проходили через металлоискатель, потом заходили в храм, где был выставлен гроб первого президента России. Прямо в гробу подойти было нельзя, он был огорожен небольшим ограждением, около него стоял почетный караул. Перед этим почетным караулом был большой стол, весть усыпанный цветами. Надо сказать, что в обычной очереди стояли и очень многие политики, которые по-разному относились к Борису Ельцину, были, в том числе, и его противниками политическими. Например, бывший вице-президент Александр Руцкой пришел как бы мириться с Борисом Ельциным. Он сказал о масштабе личности Ельцина. А первый председатель Госдумы Иван Рыбкин - о способности Бориса Ельцина прощать и договариваться.



Иван Рыбкин: Мы - так распорядилась судьба - оказались по разные стороны баррикад в страшном октябре 1993 года. И Борис Николаевич, проявив политическое великодушие, не позволил никому и себе прежде всего самому соскользнуть на путь тех самых репрессий и избиений в прямом и переносном смысле своих политических оппонентов и противников. Через буквально считанные недели я стал депутатом Государственной Думы и председателем Государственной Думы первого созыва. Мы встретились в Кремле, и у нас был очень непростой разговор. Мы договорились тогда, что никогда больше не допустим, все сделаем для этого, это вспышки короткой, яростной гражданской войны, которую мы имели в центре Москвы. И, я считаю, мы остались верны этой договоренности.



Данила Гальперович: А президент фонда "Холокост" Алла Гербер, бывший депутат Государственной Думы, говорила о том, что Борис Ельцин главное, что сделал, это разрушил систему коммунистического послушания.



Алла Гербер: Для страны он сделал самое главное - он нас вырвал из этих страшных когтей того самого режима, в котором мы существовали и, не дай бог, еще будем существовать. Он нас вырвал, он дал нам возможность почувствовать, что мы личности, мы люди, что у нас есть выбор. Самое главное - выбор не между сырами и колбасами, а выбор между тем, с кем быть, как быть, куда быть, что делать, как думать. То есть он дал нам возможность быть индивидуально обозначенными, что вообще редко было в истории нашей России. И это самое главное. И самое замечательное, что он при всех своих абсолютно неуправляемых каких-то моментах собственной жизни, собственных эмоций, собственных страстей, собственных замечательных по-своему глупостей, потому что глупости тоже бывают замечательные, он, тем не менее, был человек. Вы знаете, кровь людская не водица - это был тот самый случай.



Данила Гальперович: Очень многие говорили из тех, кто пришел прощаться с первым президентом России, что Борис Ельцин буквально тратил сердце на то, чтобы выстроить новый порядок в России, выстроить какую-то новую систему людских взаимоотношений. И хирург Ренат Акчурин, который оперировал сердце Бориса Ельцина в 1996 году, рассказал Радио Свобода, что тогда медики старались сделать жизнь первого президента России как можно более долгой.



Ренат Акчурин: Рассчитывали ведь не на однодневное спасение. Считали, что мы в состоянии продлить ему жизнь существенно и восстановить трудоспособность. Я перестал наблюдать Бориса Николаевича где-то года 2-3 назад. Не знаю, это какая-то трагедия, которую трудно объяснить. На мой врачебный взгляд, казалось, что он очень сильный человек, способный принимать решения и отвечать за них. Пожалуй, больше ничего и не скажешь. В человеческом общении он совершенно нормальный, он никогда не кичился ни своим положением, ни состоянием. Он скорее любил пошутить насчет равенства, братства, конституции. Он мог врачей отставить в сторону, сказав, что по конституции я тоже имею право на отдых, идите отсюда. Царство ему небесное. Пусть земля ему будет пухом. Великий человек был.



Данила Гальперович: Надо сказать, что это признавали все, кто приходил на прощание с ним, в том числе, например, вся первая охрана Бориса Ельцина. Все эти люди, которые охраняли первого президента России, в полном составе пришли в Храм Христа Спасителя, в общем, почтить память человека, которого они защищали. И, естественно, приходили те, кто начал свою политическую карьеру под руководством Бориса Ельцина. Например, бывший министр экономики России, президент "Альфа-Банка" Петр Авен говорил о том, что именно Борис Ельцин ввел его в российскую политику.



Петр Авен: Для меня это потеря, безусловно. Борис Николаевич огромную роль сыграл в истории России, он сделал больше всех наших лидеров за всю историю России. В моем представлении, то, чего здесь не хватает, это гражданского общества. Поэтому он останется как великая фигура в нашей истории, я в этом не сомневаюсь. Для меня это личное еще, большая часть моей лично жизни, моя биография не состоялась бы без него. Поэтому для меня это, безусловно, и личная и общественная потеря.



Данила Гальперович: Там были и другие члены первого российского правительства, реформаторского, Егор Гайдар и другие министры, но и те, кто пришел в политику уже после ухода Бориса Ельцина с поста президента, отчасти, конечно, считают его своим духовным отцом. Например, лидер СПС Никита Белых жалеет, что не знал Ельцина лично.



Никита Белых: Для меня это период моего становления. И так получилось, что это совпало со становлением нового государства, олицетворением которого был Борис Николаевич Ельцин. Так получилось, что лично мы с ним никогда не общались, но в команде людей, которые составляют костяк нашей политической партии, очень много людей, которые работали с ним бок о бок эти годы. И для них он всегда был авторитетом, несмотря на многие разногласия, которые у них были. И вот это чувство уважения, чуство некого преклонения перед теми заслугами, которые Борис Николаевич совершил для России, оно, в общем, естественно передается и мне. И для меня очень горько, что я не смогу этому человеку больше пожать руку и сказать: "Спасибо, Борис Николаевич, за то, что вы сделали для страны".



Данила Гальперович: И через некоторое время после полудня прощание очереди закончилось. В Храм Христа Спасителя начали прибывать официальные делегации.


XS
SM
MD
LG