Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Томске лекции об истории Холокоста прочтет профессор Иерусалимского университета Зоя Копельман


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Томске Мелани Бачина.



Кирилл Кобрин: В Томске с лекциями об истории Холокоста побывала профессор Иерусалимского университета, литературовед и переводчик Зоя Копельман. Профессор Копельман опасается повторения подобных катастрофических событий, таких, как Холокост. Ее лекции в Томске были открытыми. С Зоей Копельман беседовала корреспондент Радио Свобода в Томске Мелани Бачина.



Мелани Бачина: "Катастрофа. Скорбь познания" - так называется цикл лекций, которые читает профессор Копельман. В лекциях, говорит она, нет готовых ответов, иногда важнее поставить вопросы.



Зоя Копельман: Евреи совершенно не сопротивлялись, евреи позволили себя вести на заклание, как овцы. И как мало у них было вооруженных восстаний и всяких таких вещей. Был ли у них героизм? Где их чувство собственного достоинства? И так далее. Другие вопросы заключаются в том, почему христианство, забыв о том, что "возлюби ближнего, как самого себя", должно было уничтожать этих евреев? Почему евреев вычеркнули из человеческого сообщества? Огромный круг вопросов. Как писать о Катастрофе? Надо ли так, чтобы произведения вызывали только слезу или только скорбь, или, может быть, можно писать в комическом жанре и все равно это будет о Катастрофе, может быть, это кого-то задевает? Удается ли как-то донести это? Это трудно. И для этого, мне кажется, надо мобилизовать художественную литературу, что я и сделала. Я составила книжку "Опечатанный вагон".



Мелани Бачина: "Опечатанный вагон", редактором и составителем которого была Зоя Копельман, - это попытка очень разных авторов рассказать о той трагедии, которая выпала в годы Второй мировой войны на долю евреев. Тексты, переведенные с разных языков, написанные в разное время в разных странах, объединены общей темой - памятью о Катастрофе. "Опечатанный вагон", говорит Зоя Копельман, - это не только тот вагон, в котором евреев везли в концлагерь, это и метафора. Трагический опыт Холокоста настолько герметичен, что осознать его трудно не только неевреям, но и евреям, не пережившим Холокоста. И все-таки, хотя история ничему никого не учит, изучать историю Катастрофы надо.



Зоя Копельман: Если это факты истории, которые поставили под угрозу само представление о человеке, как о нравственном существе, потому что кризис этики человеческой европейской цивилизации во время массового, тотального уничтожения евреев... И если мы будем допускать такие массовые этические провалы, то это нам не к чести.



Мелани Бачина: Этический провал - это когда массовые убийства воспринимаются уже как норма жизни. Сегодня это особенно актуально. В наш технологический век массовые убийства можно уже наблюдать в прямом телевизионном эфире.


XS
SM
MD
LG