Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Мы не бросаемся кирпичами. Это лишь продолжение диалога»


Тон и суть высказываний президента России вызвали у собравшихся в Мраморном зале Кремля неподдельный прилив энтузиазма. РС-18 на старте

Тон и суть высказываний президента России вызвали у собравшихся в Мраморном зале Кремля неподдельный прилив энтузиазма. РС-18 на старте

«Уважаемые коллеги, вчера мы простились с первым президентом России Борисом Николаевичем Ельциным. Прошу почтить его память минутой молчания». Именно с этого фрагмента сегодняшние информационные выпуски российских государственных телеканалов начинают рассказ о выступлении Владимира Путина перед Федеральным собранием.


Но сразу после этих слов зрители слышат от ведущих новостей о том, что жизнь в России с 2000 года, то есть после сложения Борисом Ельциным своих полномочий, стала меняться к лучшему, что страна вошла в десятку крупнейших экономик мира, а реальные доходы населения выросли более чем в два раза.


Слова Путина о приверженности Ельцина реальной демократии россияне могли услышать только во время прямой трансляции. «Вы знаете, что традиция ежегодных посланий Федеральному собранию, а фактически - прямых обращений к народу России была заложена в конституции 1993 года, конституцией, принятой по инициативе президента Ельцина. Он считал исключительно важным прямой, открытый диалог с людьми, считал необходимым выносить на публичное обсуждение и проблемы, и приоритеты государственной политики и видел в этом один из значимых инструментов объединения общества, инструментов реальной демократии».


Эксперт Фонда развития информационной политики Александр Кынев обратил внимание на новую оценку Путина достижений и промахов своего предшественника:


- Ранний Путин пытался противопоставлять... отмечать особенности новых мер в политике на фоне хаоса и бардака, который существовал до того. Никогда он, конечно, прямо Ельцина не критиковал, но противопоставление современной политики политике предшествующей, несомненно, присутствовало. Во многом его высокий рейтинг объяснялся восприятием его именно как альтернативы эпохе Ельцина, молодого, энергичного, стремящегося навести порядок. Поскольку это послание последнее и уже проблема предстоящих выборов, электоральных проблем перед Путиным не стоит, уже не было необходимости отмежевываться в общественном сознании, можно было не скрывать того, что всегда было очевидно, что Путин являлся наследником Ельцина.


Говоря о процессе преодоления тяжелых последствий переходного периода, Владимир Путин подчеркнул прежде всего свои заслуги, считает Александр Кынев:


- В том анализе, который приведен, на мой взгляд, совершенно упущено то, до какой степени на уровень экономического положения в стране повлияли цены на энергоносители. Абсолютно очевидно, что вопрос совсем не в том, как организована государственная политика (есть большие сомнения, что она стала лучше и качественнее), а в том, насколько изменилась общеэкономическая конъюнктура в мире. Положение в стране является прямой производной. Поэтому, на мой взгляд, есть здесь приукрашивание собственной исторической роли.


Присутствовавшие на оглашении президентского послания официальные лица восприняли прозвучавшие в нем тезисы с воодушевлением. Даже самые противоречивые пассажи речи не вызвали у них отторжения. Так, делясь с корреспондентом РС Данилой Гальперовичем своим пониманием громкого заявления Владимира Путина о приостановлении Россией выполнения своих обязательств по соглашению ДОВСЕ, руководитель комитета по международным делам Совета Федерации Михаил Маргелов был весьма дипломатичен. « Заявление подобного рода не является кирпичом, брошенным в окно партнерам, - отметил он в интервью РС. - Это лишь продолжение диалога, продолжение дискуссии, которая с американцами у нас идет. На самом деле эта дискуссия лишь об одном-единственном, самом, может быть, серьезном моменте - мы будем строить новую архитектуру безопасности вместе или противореча друг другу. Мы считаем, что ее надо строить вместе».


Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин также постарался смягчить риторику президента, рассуждая от том месте в его выступлении, где он говорил о псевдодемократии и экстремизм: «С экстремизмом, безусловно, надо бороться, но только надо дать очень ясное, четкое и недвусмысленное понимание, что такое экстремизм и где попытки борьбы с экстремизмом начинают переливаться в борьбу с активной, резкой оппозицией».


XS
SM
MD
LG