Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Умер Мстислав Ростропович


Мстислав Ростропович с защитниками Белого Дома, 21 августа 1991 года

Мстислав Ростропович с защитниками Белого Дома, 21 августа 1991 года

Выдающийся виолончелист и дирижер Мстислав Ростропович скончался в Москве на 81-м году жизни.


«Уход Мстислава Ростроповича — горький удар для нашей культуры. Его пытались насильно отлучить от нее, лишив гражданства тридцать лет назад. Я свидетель тому, как ему было больно. Он же прославил русскую культуру всемирно». Это слова Александра Исаевича Солженицына сказанные им сегодня о его друге.


Ученик Ростроповича, выдающийся молодой виолончелист Денис Шаповалов, лауреат конкурса имени Чайковского, с трудом сдерживает слезы: «Для меня лично — это потеря. Когда умирает кто-то из родителей, я думаю, что это скорбь одного человека. Когда уходит правитель, теряет одна нация, один народ, это печально. Когда уходит Ростропович, теряет все человечество. Обидно, потому что кажется, что такие люди должны жить вечно. Но, к сожалению, законы жизни, природы нам пока этого не позволяют. Мстислав Леопольдович был, остается и всегда будет, конечно же. Потому что такие люди для нас не умирают. О человеке невероятных качеств можно долго говорить. Благодаря ему появились на свет гениальные вещи и, вообще, все, что он сделал для искусства, для всего мира в целом. Но сказать, прежде всего, хочется о его планетарном масштабе, его таланте, его обаянии и, прежде всего, любви ко всем нам, которая, я уверен, останется надолго, и будет нас согревать. Он не умер, он жив».


Потеря Ростроповича — потеря для музыкантов всех поколений. Говорит народный артист Советского Союза, композитор Тихон Хренников: «Мстислав Ростропович — это величайший музыкант, великий виолончелист, который сыграл огромную роль в развитии русской и мировой исполнительной культуры. Он оставил нам много учеников, которые сейчас по всему миру демонстрируют то, что они получили от своего великого учителя. Это огромнейшая потеря для всех нас, для музыкантов. Вечная ему память, вечная ему слава. Для нас сегодня траурный день, для всех музыкантов».


К юбилею великого Ростроповича мы записывали Александра Рудина, виолончелиста, дирижера, руководителя оркестра Musica Viva, он говорит о живом Ростроповиче: «Он был одним из первых моих музыкальных впечатлений. Записи Ростроповича еще на маленьких таких пластинках, я очень хорошо помню, помню пьесы, которые он играл на этих записях. Это виолончельные пьесы Глазунова, ария Баха. Безусловно, Ростропович великий музыкант. Это человек, который совершенно удивительно одарен, совершенно уникальный человек — светлый ум, удивительные руки, пальцы. Все это вместе, конечно, делает его одним из ярчайших музыкантов ушедшего века и начала XXI века. Все интерпретации Ростроповича поражают одними и теми же качествами, чертами — это какая-то необыкновенная убедительность, легкость подачи любого по сложности материала. Так вот эта легкость охват формы. Произведение, которые исполняет Ростропович, оно всегда кажется чуть короче, чем оно есть. Время в его исполнении сжимается. Вот это произведение искусства, которое он интерпретирует, действительно, становится шедевром независимо оттого, является ли оно им изначально. Я считаю, что его исполнение никогда не должно устареть».


Слова Александра Рудина о Мстиславе Ростроповиче-музыканте остаются в силе, потому что его искусство относится к категории вечного.


А теперь — слова политика. В августе 1991 года , услышав о ГКЧП, Ростропович первым же самолетом вылетел в Москву, и его фотография с автоматом в руках в Белом доме обошла газеты мира. Вспоминает тогдашний вице-президент России Александр Руцкой: «Понимаете, он этот автомат выпросил у меня. Я его уговаривал, убеждал, что не надо. Ради Бога, никуда не надо выходить. Но как, — он спрашивал, — тогда я буду охранять штаб обороны Белого дома. Дал я ему автомат. И вот он сидел у входа в штаб и охранял. Да не это, собственно говоря, главное. Человек был, можно сказать, эталоном доброты, интеллигентнейший человек, умница. Для меня это, действительно, просто шок. Еду сейчас в машине, услышал, что он умер, вы знаете, это просто потрясение для всего человечества, для всей мировой культуры. А вот если чисто с человеческих позиций, я уже сказал — это эталон доброты и порядочности. Милейшей души человек. Вместе с тем, еще и мужественный. Представьте себе, выдающегося музыканта с мировой известностью, который пришел защищать демократию, требуя, чтобы ему дали оружие. Вы можете назвать второго такого человека, который бы набрался мужества в его ранге и пришел защищать демократию России? А вот он пришел.


Я помню его лицо, я помню его мимику, я помню его жесты. Он мне очень нравился не только как выдающийся музыкант, потрясающий музыкант, но и как человек. У него всегда на лице была улыбка».


У нас в архиве сохранился голос маэстро. Он говорит о друзьях, с которыми не видится, в 1975 году, отлученный от родины. Такое чувство, что теперь он обращается к нам с надеждой на новую встречу.


Мы не забываем никогда наших друзей. Это всегда остается главной тональностью нашей жизни. Мы помним наших друзей. Мы, когда играем, всегда играем не только для тех, кто присутствует в зале, но где-то духовно и мысленно и для тех друзей, которые не с нами, которые находятся сейчас дома или, вернее, не они не с нами, а мы не с ними сейчас. Так будет правильнее сказать. Но мы играем для них. Мы, конечно, уверены (мы живем этой мыслью всегда), что наступит время, когда нам разрешат в правильном для нас положении и в уважительном для нас положении нашим искусством поделиться и для наших соотечественников.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG