Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Заявление Путина о моратории «не имеет военной подкладки»


Воспоминания российского президента о «Першингах» должны, по-видимому, побудить европейскую общественность к антивоенным манифестациям в духе 80-х годов XX века

Воспоминания российского президента о «Першингах» должны, по-видимому, побудить европейскую общественность к антивоенным манифестациям в духе 80-х годов XX века

Президент России Владимир Путин сравнил планы размещения американской системы ПРО в Чехии и Польше с размещением в Западной Европе в 80-х годах прошлого века ядерных ракет средней дальности «Першинг-2», нацеленных на СССР. Заявление Путина на встрече с чешским коллегой Вацлавом Клаусом стало продолжением его вчерашних высказываний о возможном моратории на соблюдение Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), который Россия готова объявить, если страны НАТО не ратифицируют подписанный в 1990-м и адаптированный в 1999-м году договор.


В начале этой недели вопрос о размещении элементов американской системы ПРО в Европе обсуждал в Москве министр обороны США Роберт Гейтс. Глава Пентагона в очередной раз заверил российских руководителей, что противоракетная система направлена не против России, а против «потенциальных агрессоров» на Ближнем Востоке и в Юго-Западной Азии.


10 мая совет Россия-НАТО приступит к обсуждению судьбы ДОВСЕ. Источник в Кремле сообщил журналистам, что Москва дает своим западным партнерам возможность в течение года определиться со своей позицией по договору. Министр иностранных дел России Сергей Лавров признает, что отношения России и НАТО, по выражению Лаврова, зашли в тупик, поскольку сторонам не хватает необходимого уровня доверия. Известный московский военный эксперт Александр Гольц напоминает о сути ставшего вновь актуальным договора и пытается объяснить логику заявлений российского президента:


- В 1990 году между странами тогда еще существовавшего Варшавского договора и странами НАТО был подписан Договор об обычных вооруженных силах в Европе. Смысл его заключается в том, чтобы ввести лимиты на дислокацию военной техники в странах этих военно-политических союзов и не допустить концентрации этой военной техники в масштабах, которые позволили бы противной стороне думать о возможности подготовки агрессии. Таким образом вводились гарантии того, что в тогдашней Европе не будет попыток решать силой любые проблемы, возникающие между странами.


Вскоре распался Варшавский договор, а потом и Советский Союз. Это потребовало видоизменения достигнутых соглашений. Решение об этом было принято в Стамбуле в 1999 году. Был подготовлен адаптированный вариант. По этому варианту лимиты устанавливались уже не на блоковой основе, а для каждой отдельной страны. Произошло так, что в Стамбуле вступление договора в силу было связано с обязательствами России о выводе войск из Грузии и Молдавии. Так как этого не произошло, страны НАТО отказываются ратифицировать ДОВСЕ.


- Если договор будет ратифицирован странами НАТО, должны ли они откуда-нибудь выводить свои вооружения?
- Нет. Так вопрос не стоит. Некоторые страны НАТО, в частности, Германия и Италия в добровольном порядке даже заявили, что их вооруженные силы будут иметь ниже лимитов, вводимых договором.


- Когда советские войска в начале 90-х годов выводились из стран Центральной и Восточной Европы, это было сделано в соответствии с подписанным договором?
- Это было сделано прежде всего по соглашению со странами. Но таким образом мы действительно пытались вписаться в лимиты этого договора. Тогда у Советского Союза, а потом у России было гораздо больше военной техники, чем предусматривалось договором, и большое количество военной техники было выведено за Урал.


- Вы понимаете логику, которой руководствовался Владимир Путин, заявляя о том, что Россия может считать себя свободной от выполнения этого договора?
- Это чисто политическое заявление, на мой взгляд. Оно не имеет под собой военной подкладки, если хотите. Такова тенденция российской политической мысли сегодня. Наше общее недовольство отношениями с Западом, как правило, вербализуется в военно-политические [дискуссии]. Нератификация Договора об обычных вооруженных силах в Европе всегда фигурировала в списке наших претензий к странам Запада. Поскольку надо было выразить наше неудовольствие и в президентском послании, по-видимому, и было и принято такое решение.


XS
SM
MD
LG