Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"У нас пенсионеры или нищие, или бедные"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Валович.



Андрей Шароградский: В этом году первомайские мероприятия профсоюзов будут проходить под девизом "За соблюдение прав трудящихся! За достойную жизнь!". Достойной жизнь должна быть не только пока человек трудится, но и когда выходит на пенсию, поэтому на первомайских акциях будут звучать требования, озвученные профсоюзами в апреле - «за достойную пенсию». Однако очевидно, что понятие «достойная пенсия» совершенно разное у государственных чиновников и нынешних профсоюзных лидеров, и самих пенсионеров.



Татьяна Валович: В Петербурге около 100 тысяч пенсионеров получают пенсию ниже прожиточного минимума. Средняя пенсия с учетом всех надбавок и доплат из городского бюджета - 3 тысячи рублей. Поэтому, даже лояльная к власти Федерация профсоюзов Петербурга и Ленинградской области признает, что пенсионеры находятся на грани выживания. Говорит председатель Федерации профсоюзов Владимир Дербин.



Владимир Дербин: У нас пенсионеры или нищие, или бедные. Пенсия ниже прожиточного минимума - это не бедность, это нищета. Пенсия выше прожиточного минимума, до двух, до трех прожиточных минимумов - это бедность. Пенсий выше трех прожиточных минимумов практически у нас нет.



Татьяна Валович: У самих пенсионеров существует свой взгляд на понятие достойной пенсии и на то, как государство должно выполнять законы по отношению к своим гражданам. Говорит член правления союза «Защиты пожилых» Инна Чернего.



Инна Чернего: Достойная это растяжимое понятие. Достойная - сколько? Я считаю, что нужно основываться на законах, которые издаются нашим государством. Согласно 113-го закона от 1997 года, июля месяца, пенсия рассчитывалась по индивидуальному коэффициенту, он предусматривал увеличение размера пенсии в зависимости от средней заработной платы по стране предыдущего периода. Но посчитали, что это будет слишком много, издали закон 173-й, который разграничивал вдруг какую-то неизвестную пенсию или последнюю пенсию на базовую, страховую и накопительную. Пенсионеры, которые вышли до 1991 года на пенсию, о базовой, страховой и накопительной не знали и не ведали. Следовательно, нам этот закон неприемлем, потому что нам же делают расчет по одному закону, а начисляют по другому закону. Наша Конституция говорит о том, что каждый последующий закон не может ущемлять права предыдущего закона, однако у меня была пенсия по закону предыдущему, 113-му, одна сумма, а по 201-му другая сумма, в сторону уменьшения, естественно.



Татьяна Валович: Петербургский союз «Защиты пожилых», куда входят и вышедшие на пенсию юристы, и экономисты, разработал свои предложения и отправил губернатору Петербурга и председателю правительства Михаилу Фрадкову. Они даже готовы предоставить расчеты по каждой категории граждан, вплоть до копеек, подтверждающие, что пенсия не только не увеличивается, о чем говорят им все время чиновники, а уменьшается.



Инна Чернего: Я сделала маленький анализ с 1 февраля 2006 года по 1 января 2007 года: рост квартплаты за этот период увеличился на 24,4 процента, рост субсидий, которые нам давали, и компенсаций увеличился всего на 9 процентов, пенсия за тот же период увеличилась всего на 4,2 процента. Или, если посчитать все это, то пенсия снижена на 2 процентов, 0,18.



Татьяна Валович: Но больше всего у пожилых людей вызывает горечь и обиду та политика российского государства, которая ведет к размежеванию старшего поколения. Сейчас, когда поколение людей, опаленных войной, уходит, по мнению союза «Защиты пожилых», нужно было бы ввести для всех одну категорию - «дети войны», как скажем это сделано на Украине. И тогда одни не завидовали бы другим, ведь на долю всех выпали тяжелые испытания, считает Инна Чернего.



Инна Чернего: Трудно было участникам войны, сейчас статус сделали "блокадника", "труженик тыла". А как же те дети, отцы которых ушли в действующую армию, оставив своих детей в логове врага? Нам что было, лучше, теплее? Нам даже 125 граммов хлеба государство не могло, оно бы и хотело помочь нам, детям, но оно не могло, ибо мы были под немцами, на передовой. Почему такой идет антагонизм? Что мы, меньше хотим поесть?



Татьяна Валович: А еще лучше, если бы правительство признало провал пенсионной реформы и восстановило расчет по 113-му закону, тогда и льготы, из-за которых идет столько споров, оказались бы ненужными, считает Инна Чернего.



Инна Чернего: Сейчас не соблюдается 113-й закон, по которому я должна получать пенсию. Согласно индивидуального коэффициента, из расчета среднего 12 тысяч рублей по стране, моя пенсия должна составить 10 тысяч рублей. И мне не нужны ваши льготы, мне хватит и любому пенсионеру, и он скажет этому государству спасибо.



Татьяна Валович: Так считает член правления петербургского союза «Защиты пожилых» Инна Чернего.


XS
SM
MD
LG