Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обострение в отношениях России и Эстонии


Программу ведет Александр Гостев . Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Арслан Саидов, Михаил Саленков и депутат парламента Эстонии Владимир Вельман .



Александр Гостев : В Эстонии, где на прошлой неделе вспыхнули беспорядки из-за демонтажа памятника Советскому воину-освободителю в центре Таллина, минувшая ночь прошла спокойно. В ходе беспорядков погиб россиянин, пострадали около 150 человек. В понедельник монумент установили на военном кладбище, которое сегодня посетила делегация Госдумы России. МИД Эстонии обвинил российских парламентариев в пренебрежительном отношении к запланированным до этого встречам. О ситуации в Эстонии, о ситуации вокруг памятника Солдату-освободителю мой коллега Арслан Саидов сегодня побеседовал с только что вернувшимся из Таллина специальным корреспондентом Михаилом Саленковым и депутатом парламента Эстонии Владимиром Вельманом.



Владимир Вельман : Минувшая ночь прошла в целом спокойно, если не считать, что она была такой традиционно праздничной - на 1 мая. Вокруг Бронзового солдата. Как известно, он перенесен на военное кладбище в двух километрах от центра Таллина. С утра уже там побывала сегодня группа депутатов из Госдумы, которая приехала сюда с непонятной для меня целью. Я с ней встречался вчера. Возложили венок к памятнику, осмотрели его. Убедились, что он не был распилен.



Михаил Саленков : Если люди пойдут 9 на военное кладбище к Бронзовому солдату возлагать цветы, что будет там?



Владимир Вельман : Сейчас мы живем в таком государстве, где все настолько засекречено, все действия властей, они настолько непредсказуемы... Я не знаю, как власти будут управлять процессами 9 мая. Я думаю, что определенная часть, конечно, захочет принести цветы как можно ближе к тому месту, где прежде стоял памятник, насколько полиция допустит их. Наверняка, люди не будут настроены агрессивно, но они покажут свою внутреннюю силу, свою всю горечь и глубину того, что произошло в последние дни, поскольку, действительно, людям очень глубоко плюнули в душу.



Арслан Саидов : Насколько жизнь в эстонской столице, насколько жизнь Эстонии изменилась после последних событий?



Михаил Саленков : Была программа интеграции в Эстонии, интеграция неэстонцев в эстонское общество. Как говорили мне мои друзья и знакомые, которые живут очень давно в Таллине, все-таки я уехал 7 лет назад оттуда, вот эта напряженность между двумя слоями населения, двумя частями жителей Эстонии, она потихоньку нивелировалась. Такой проблемы, что человек, говорящий по-русски, чувствует себя неудобно в присутствии эстонцев или как-то чувствует какой-то комплекс вины или что-нибудь такое...


С другой стороны, эстонцы уже не обвиняют русских на личном уровне. Мне говорили, что только все это закончилось, как-то стало спокойнее, отношения выровнялись, произошли вот эти события. Часть моих знакомых считает, что это было намеренно спланированная акция, в связи с праздником 9 мая. Сейчас серьезный раскол внутри коллективов, возможно, внутри каких-то групп друзей. Все обсуждают это, что были массовые беспорядки, погромы, мародерство, грабили магазины. Делали это в большинстве своем люди некоренной национальности, не эстонцы. Из-за этого получается новая проблема, новый конфликт.



Арслан Саидов : Можно ли говорить о межнациональном конфликте в Эстонии?



Владимир Вельман : Это гораздо более глубинная плоскость. Потому что в тот момент, когда в эстонском обществе мы пришли к какому-то консенсусу, сейчас в этот момент был нанесен удар в спину всем процессам. Я считаю, что вообще раздел прошел гораздо глубже. У нас недоспорены очень многие моменты по истории, по прошлому. Идеология того, что Эстония была оккупирована, что советские войска, которые освобождали Европу, теперь приписываются к оккупантам - идет смещение в сознании. Вычленяется мысль, что новая Эстония умнее всех стран мира.



Михаил Саленков : В разговорах на улице, в общении в магазинах, в кафе люди стараются все-таки быть предельно вежливыми друг с другом. Я имею в виду люди толерантные, а не те, кто выходили на улицы, и не те, кто сейчас кричит, что оккупанты снова поднимают голову. Может быть, вы это тоже заметили.



Владимир Вельман : Да, безусловно. В принципе, по сути дела, на человеческом, межличностном уровне проблем никогда не было.



Арслан Саидов : Представляет ли собой русскоязычная молодежь в Эстонии...



Владимир Вельман : Нет у нас лидеров, которые способны повести за собой людей. На последних выборах в парламент, самую низку явку продемонстрировали регионы, где проживает больше всего граждан Эстонии не эстонской национальности, то есть русскоязычные жители. Эти люди сами добровольно отказались от выборов. Очень пассивны.



Арслан Саидов : Как тогда относиться к таким сообщениям, что Эстония готова поднять в стране восстание: "На 2 мая запланировано начало общеэстонской забастовки, которая 9 мая должна перерасти в восстание"?



Владимир Вельман : Я не думаю, что на какие-то акции люди пойдут. Потому что очень многие зависят от своих работодателей. Люди заняты работой. Для них эта проблема достаточно далека.



Арслан Саидов : Какова роль России в этом конфликте?



Владимир Вельман : Я с горечью понимаю, что Россия вообще не понимает с кем она имеет дело, как ей разговаривать. По-прежнему такое отношение великодержавности. То ли в силу непрофессиональности политических кадров, дипломатических кадров, к сожалению, Россия не может адекватно реагировать на те или иные события. Так вот, если в Эстонии говорится и всегда говорилось о переносе памятника, проблема совершенно даже не настолько в том - перенести или не перенести, а проблема была в том, как это сделать так, чтобы не ущемить человеческого достоинства, то в России акцент был поставлен на снос памятника. Люди, не получая адекватную информацию в эстонском эфире, когда они смотрят российские эфиры, они получают информацию с другим негативом. Им, конечно, в этих ножницах очень сложно разобраться, поскольку правды, к сожалению, сейчас нет нигде.



XS
SM
MD
LG