Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Виталий Белобровцев: "Конфликт русского населения с правительством Эстонии перерастет в конфликт между двумя народами"


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие преподаватель Таллинского университета Виталий Белобровцев.



Михаил Саленков: Накануне было объявлено, что раскопки захоронения на Тынисмяги завершены. По итогам этих работ эксгумированы останки 12 советских военнослужащих. Согласно заявлениям министерства обороны Эстонии, они будут перезахоронены на военном кладбище, где уже установлен демонтированный в первую ночь массовых беспорядков памятник Бронзовому солдату. Делегация Государственной Думы России завершила свой визит в Эстонию, вызвав, как говорят эстонские политики, недоумение своими действиями и заявлениями. О влиянии последних событий в стране беседуем с преподавателем Таллинского университета Виталием Белобровцевым.


В стране, где национальный вопрос достаточно остро стоит, где, как минимум, четверть, а то и треть населения является объектом такой программы эстонского правительства, как интеграция, последние события, тут я имею в виду не только перенос памятника, но и те беспорядки... Какие последствия это может принести?



Виталий Белобровцев: Прежде всего об остроте вопроса. Дело в том, что этот вопрос так остро не стоял еще полтора года назад. Более того, те огромные деньги, которые вкладывало Европейское сообщество, Европейский Союз и все его различные ветви, они шли в какой-то степени на дело, потому что нельзя было сравнивать, скажем, ситуации. 1992 года и 2004-го. А с приходом к власти Андруса Ансипы, нынешнего премьер-министра, вот эту национальную составляющую в виде Бронзового солдата запрягли в партийную и в предвыборную телегу, и на этой телеге он приехал на выборах на первое место, получил бешеное количество голосов. И проблема заключается еще и в том, что нынешнее правительство не хочет диалога и людьми. То есть, как вы говорите, правильно совершенно, что 30% населения - это не эстонцы, а в городе Таллине, где произошли вот эти известные события, русское население составляет почти половину. С этим населением это правительство говорить не хотело и не хочет. Сейчас оно, правда, делает вид, что оно хочет с ним разговаривать.


Если сейчас взять конфликт, то он начинался с того, что у народа украли Бронзового солдата. Для местных русских это как бы русская идентичность, в нем она слилась, скажем так, эта идентичность. И этого Бронзового солдата ночью украли, спровоцировали беспорядки в городе, мародерство жуткое. Русские в этой ситуации выступили не самым лучшим образом, тут и говорить не о чем. Но дальше это правительство вместо того, чтобы сделать выводы из этой ситуации… когда на следующий день люди вышли на улицы демонстрировать свое несогласие, на них были брошены специальные подразделения, более того, на людей были брошены люди не только с резиновыми дубинками, но и с железными дубинками телескопическими. Применение силы было, с моей точки зрения, неадекватное. Дальше, члены правительства поддерживают идею вступления народа в помощники полицейских. Это почти стопроцентно эстонские люди. Дальше, Март Лар, который член парламента, призывает записываться в кайцелит, Кайцелит - это военизированная добровольная организация. Таким образом, нагнетается обстановка дальше. То есть конфликт русского населения с правительством, которое украло у него этот памятников, перерастет в конфликт между двумя народами.



Михаил Саленков: Новые беспорядки могут быть?



Виталий Белобровцев: Может быть все, что угодно. Дело в том, что в городе Таллине и в его окрестностях запретили любые собрания, и поэтому народ ищет какие-то возможности показать свое несогласие с этим правительством в форме флэш-мобов или еще каких-то вещей. Скажем, в центре города прошла акция, когда люди (действительно, их было очень много) ехали по городу с 12 до половины первого со скоростью 5 км/ч и гудели в знак протеста против правительства и его действий. Что будет дальше, абсолютно невозможно сказать, потому что правительство, судя по всему, очень испугалось той ситуации, которая сложилась с Эстонии, потому как страна была, как вы помните, единственная, которая вышла из Советского Союза без единой капли крови, и нынешнее правительство пролило эту кровь. Один человек убит, несколько человек тяжело пострадали, и есть пострадавшие полицейские. И постольку поскольку я был этим вечером, когда начались беспорядки, я видел, как полиция выполняла задание спровоцировать народ.



Михаил Саленков: Можно ли сегодня уже говорить о том, что итогом этой ситуации стал раскол в обществе?



Виталий Белобровцев: Мне трудно сказать, стал ли раскол в обществе итогом этой ситуации, но очень может быть, что так и будет. Потому что сейчас практика показывает, что очень мало эстонских людей, представителей интеллигенции говорят правительству о том, что действия его были абсолютно неадекватны, что они не сумели предусмотреть тех последствий, которые могли быть и которые произошли. И поскольку этих людей очень мало, они сразу же становятся чуть ли не врагами эстонского народа. Скажем, перед тем как снять памятник, 12 профессоров Таллинского университета, Тартуского и один Хельсинского университета обратились к правительству с предупреждением, что не следует этого делать, что снести памятник - это вычеркнуть местное русское население из этого общества, противопоставить государство и неэстонцев. Их не послушались. Более того, было сказано прямо, что профессора эти не понимают, а в комментариях этих профессоров назвали "красными" профессорами, продажными профессорами, в интернете я имею в виду. А в итоге получается, что сейчас правительство действует, как в свое время действовало советское правительство, которое не знало в случае сложной ситуации как быть и старалось эту ситуация задавить, загнать "под крышку", а поскольку огонь под котлом уже разведен, то сколько крышку не нагружай, она все равно сорвется.



Михаил Саленков: Обещание министерства внутренних дел выслать из страны некоторых участников беспорядков - об этом было заявлено...



Виталий Белобровцев: Вы знаете, это они придумали такую смешную угрозу для людей, чтобы они успокоились. Дело в том, что, во-первых, для того, чтобы выслать из страны людей, надо знать, в какую страну высылать. В стране очень много людей, которые имеют так называемый паспорт без гражданства, они имеют здесь вид на жительство. Даже если у них отберут вид на жительство, у них нет страны, к которой они принадлежат, это удивительное совершенно состояние, их некуда выслать. Их нельзя выслать на Луну, пока еще не придумали в Эстонии космический корабль, с помощью которого можно отсюда выслать людей без гражданства или тех русских, которые неугодны местному правительству.



Михаил Саленков: В ситуации с российскими гражданами, которые имеют постоянный вид на жительство, родились и все время жили в Эстонии, тут проще, их можно выслать?



Виталий Белобровцев: В принципе их можно выслать, но это очень сложная процедура и нужно сказать, что уже на следующий день министр иностранных дел сказал, что вопрос о высылке этих людей не актуален. Вероятно, они все-таки подумали, к каким последствиям может привести такой шаг.



Михаил Саленков: Ну, и последний вопрос - взгляд из России, реакция чиновников российских и призывы бойкотировать эстонские товары, не ездить в Таллин...



Виталий Белобровцев: Ситуация для местных русских трагична с двух сторон. С одной стороны, мы попали в жернов местной власти, с другой стороны, это реакция России. Россия сводит счеты с Эстонией, Эстония сводит счеты с Россией, и никого не интересует ситуация, в которой находятся местные русские. Можно не покупать никаких товаров, не ездить в Эстонию, Эстония переориентируется и не умрет, это не страшно. Хуже то, что любая реакция из России, на которой Россия хочет что-то построить, скажем, та же самая блокада эстонского посольства, те же самые высказывания о фашизме в Эстонии, это все боком выходит местным русским, потому что нельзя делать заложниками своей политики людей. А местные русские - они заложники вот этой российской политики здесь.


XS
SM
MD
LG