Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Германии возобновилась общественная дискуссия о террористах RAF


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.



Михаил Саленков: В Германии вновь заговорили о немецких террористах 70-х и 80-х годов, говорят так, как будто совершенные членами Фракции Красной Армии ( RAF ) убийства происходили вчера, а не десятки лет назад. Лауреат Нобелевской премии по литературе австрийская писательница Эльфрида Елинек написала о них пьесу, а кинпродюссер Берндт Айхингер, первым снявший немецкий фильм о Гитлере, намерен быть первым и в этой теме. О причинах возобновления общественной дискуссии о террористах RAF рассказывает наш корреспондент в Германии Юрий Векслер.



Юрий Векслер: В эти дни на телеэкранах Германии впервые появился в прямом эфире бывший террорист, отсидевший более 17 лет Петер-Юрген Бук, написавший в тюрьме книгу воспоминаний о похищении и убийстве рафовцами президента Союза работодателей Ханса-Мартина Шляйера. Бук впервые встретился лицом к лицу с сыном убитого 30 лет назад генерального прокурора Германии Зигфрида Бубака Михаэлем Бубаком. Петер-Юрген Бук заявил, что он слышал 30 лет назад от заслуживающего доверие источника, что выстрелы в генерального прокурора Германии Бубака произвел не Кристиан Клар, как считалось ранее, а другой террорист - Штефан Вишневски, уже отсидевший свое пожизненное и несколько лет находящийся на свободе. Генеральный прокурор страны Моника Хармс объявила о начале нового расследования, который через своего адвоката заявил, что готов сотрудничать со следствием и что бывший его коллега и ранее был известен своими ничем не подкрепленными заявлениями. Но почему же все-таки прокуратура начала новое расследование? Да потому что 25 лет назад одна из террористок Верена Беккер уже называла Вишневски в качестве убийцы Бубака, но тогда это ее заявление по каким-то причинам не было привлечено к обвинительному заключению. Этот факт также стал известен общественности только теперь. Говорит Михаэль Бубак...



Михаэль Бубак: Я прошу дать вразумительное объяснение тому, что важное свидетельское показание не нашло тогда отражения в приговоре. И если я не получу удовлетворительного объяснения этому, то должен сказать, что для меня это станет разрушением моих представлений о мире.



Юрий Векслер: На обвинение в сокрытии 25 лет назад информации о заявлении против Вишневски ответила генеральный прокурор страны Моника Хармс...



Моника Хармс: По состоянию дел при тогдашних обстоятельствах нет никаких оснований для обвинения ведомства по защите конституции, как и ведомства федеральной полиции или прокуратуры в намеренном сокрытии информации.



Юрий Векслер: Тогдашнюю ситуацию анализирует главный редактор журнала Der Spiegel Штефан Ауст...



Штефан Ауст: Насколько мы знаем сегодня, о заявлении Верены Беккер было известно в тогдашнем министерстве внутренних дел, министерстве юстиции, ну и конечно, в прокуратуре. Но заявление не было подкреплено уликами и было получено спецслужбами, поэтому можно строить только домыслы, что Верена Беккер, вероятно, могла сделать свое заявление с условием, что ее информация будет использована только тайно. Тогдашние структуры действовали прагматически, можно сказать, оппортунистски, рассуждая примерно так: если мы не можем обвинить господина Вишневского в убийстве Бубака, то это не столь важно, так как мы можем упрятать его за решетку за похищение и убийство Шляйера. Это было тогда самым важным - упрятать их всех за решетку. Но тем не менее я удивлен, что тогдашняя прокуратура в деле нахождения убийцы генерального прокурора страны так небрежно обращалась с фактами. И хотя понять прагматическую позицию можно, но вопрос тем не менее остается.



Юрий Векслер: Замечу, что Верена Беккер, приговоренная к пожизненному заключению, была, спустя 12 лет, помилована тогдашним президентом страны Рихардом фон Вайцзеккером. Впервые состоявшуюся встречу одного из бывших террористов и сына убитого террористами человека, как возможное начало нового уровня общественной дискуссии, главный редактор журнала "Шпигель" Штефан Ауст прокомментировал так...



Штефан Ауст: Я полагаю, что любые новые правдивые сведения о тогдашних событиях и их причинах трудно переоценить. Если такая встреча способствует прояснению тогдашней трагедии, если некоторые факты, которые не разглашались ранее по тактическим соображениям, благодаря таким встречам становятся достоянием общественности, то это надо только приветствовать. Потому что обсуждать деятельность RAF можно, только если знаешь, что именно, как и когда происходило. И для родственников жертв это очень важно - знать правду о том, кто непосредственно убил их близких. Они должны это узнать, и они хотят это знать. И я могу честно сказать, что нахожу достойным уважения, что Петер-Юрген Бук, который мог бы и дальше молчать, рассказал о том, что знает, сознательно идя на то, что делает себя уязвимым для многих обвинений, в частности, в предательстве. Но я не считаю, что тех, кто говорит обществу правду в таком деле, следует называть предателями.



Юрий Векслер: Германии предстоит еще многое узнать о деятельности террористов RAF, в частности, о их связях с организацией Ясира Арафата и связях обеих этих организаций с разведкой штази, возглавлявшейся Маркусом Вольфом. По мнению некоторых комментаторов, именно бывшие сотрудники разведки штази могут сегодня пролить свет на некоторые темные страницы истории.


XS
SM
MD
LG