Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Винников: В демократическом обществе милиция всегда должна защищать народ


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Андрей Шароградский : Петербургские правозащитники не собираются прощать городским властям избиений граждан во время Маршей несогласных, которые состоялись в городе 3 марта и 15 апреля. Активисты правозащитных организаций требуют расследования действий милиции и ОМОна, а также чтобы в будущем милиция ставила организаторов публичных акций в известность о своих действиях и отчитывалась за них. С председателем оргокомитета движения "За Россию без расизма" Александром Винниковым побеседоала корреспондент Радио Свобода в Петербурге Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : Александр Яковлевич, накануне майских праздников правозащитники приглашали главу ГУВД города Владислава Пиотровского на митинг протеста против произвола милиции. Что вы хотели ему сказать?



Александр Винников : Мы хотели задать ему ряд вопросов. Но, к сожалению, господин Пиотровский не явился. Конституция Российской Федерации разрешает всем гражданам свободно выражать свое мнение, организовывать митинги и шествия. Клеймо экстремиста, даже на основании вынесенного судебного решения, - это не основание, чтобы запрещать разрешенные Конституцией действия.


Мы сейчас создали комиссию по расследованию событий 15 апреля. Задача людей, собравшихся на митинг 27, заключалась не только в том, чтобы выразить свой протест против атмосферы вражды и ненависти, которая насаждается в стране, но предложить конкретные шаги для снижения уровня этой напряженности. Мы требуем, чтобы в каждом публичном мероприятии милиция и организаторы этого публичного мероприятия подписывали бы совместный оперативный план действий, чтобы люди, приходя на митинг, не были потрясены количеством милиции и ОМОНа, завезенного из других городов, чтобы организаторы митинга четко знали все действия милиции, где и кто будет расположен, сколько будет привлечено сотрудников из нашего города, из других городов, чтобы они тоже имели слово при обсуждении всех этих вопросов.



Татьяна Вольтская : В Интернете были сведения о выступлении Владислава Пиотровского. Там его спросили - сколько-таки было ОМОНа? Он ответил, что это внутренняя информация.



Александр Винников : Вот я категорически против того, чтобы это была внутренняя информация. Это развязывает руку милиции, превращает ее в структуру, приспособленную для войны с народом. Этого нельзя допускать. Задача ОМОНа не для того, чтобы предусмотреть коварные планы врага и разрушить их своими скрытными, хорошо подготовленными действиями, а в том, чтобы совместно с оппозиционерами обеспечить им возможность мирно и законным путем выразить свой протест.



Татьяна Вольтская : Вы собираетесь добиваться какого-то расследования в отношении жертв, которые были избиты 15 апреля?



Александр Винников : Во-первых, мы сами собираем материал об этих жертвах. Должен сказать, что картина ужасная. Если 3 марта количество людей, серьезно пострадавших, было минимальным, то 15 апреля уже около 6 или 8 человек пострадали. Причем один - Александр Михайлович Казанцев - получил очень тяжелые повреждения. Это инвалид II группы, сердечник. Ему омоновец сломал ребро, осколок которого повредил легкое. Это пенсионер, инвалид, который не будет работать. У нет денег на дорогостоящие лечение. У него нет средств, чтобы взять себе адвоката.


Первый вопрос хочу задать господину Пиотровскому следующий. У вас хватило бюджетных денег для того, чтобы привезти сюда, в Петербург, этих омоновцев. Почему у вас сейчас отсутствует стремление привезти сюда еще раз, чтобы жена Александра Михайловича, которая прекрасно видела в лицо этого омоновца, его просто опознала, чтобы этот человек понес заслуженное наказание, и был исключен из органов внутренних дел? Мне бы хотелось, чтобы администрация Санкт-Петербурга и лично господин Пиотровский, на которого я возлагаю ответственность за все произошедшее, озаботились помощью тем людям, которые невинно пострадали по их вине. Вообще, все происходящее демонстрирует, прежде всего, крайне низкую степень организованности наших милицейских дружин. На что рассчитывали, вообще, органы охраны правопорядка, создавая вокруг митинга замкнутый котел? Куда могли уйти люди? А если удастся доказать, что это планировалось, то это, извините, уголовное дело, за которое должна ответить вся наша властная вертикаль, начиная с министра Нургалиева.


Я считаю, что есть только один способ определить, почему это произошло. Мы требуем, чтобы был обнародован план оперативных мероприятий милиции и ОМОНа в связи с митингом 15 апреля. В нем должно быть расписано откуда и для чего вызывались омоновцы из других регионов. Почему, кстати, целый ряд номеров региональных машин был заклеен? Есть много интересных деталей, которые мне уже известны. Одно из требований, чтобы каждый милиционер и каждый омоновец имел ясно различимый номерной знак. Ни в коем случае нельзя прятать тех омоновцев, тех милиционеров, которые используют данную им власть и возможности для того, чтобы избивать беззащитных людей. Мы члены одного демократического общества. И в демократическом обществе милиция всегда должна защищать народ.



Татьяна Вольтская : Спасибо. Мы беседовали с председателем оргокомитета движения "За Россию без расизма" Александром Винниковым.




XS
SM
MD
LG