Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Ташкент просчитал последствия». Правозащитница Ниязова получила семь лет


Умида Ниязова с сыном

Умида Ниязова с сыном

Умида Ниязова была задержана в декабре прошлого года в ташкентском аэропорту. Ей были предъявлены обвинения в провозе нелегальной литературы и незаконном пересечении государственной границы. Об обстоятельствах задержания Умиды Ниязовой в интервью Радио Свобода рассказал ее сестра Шафаат Закирова:


- В аэропорту (она ехала в Бишкек на семинар) на таможне в декларации она отметила ноутбук как электронный носитель. Там есть графа «электронные носители». В моем понятии это относится к ноутбуку, к компьютеру, но они объяснили, что надо писать вещи своими именами. Вызвали специалистов. Если бы она хотела скрыть, она бы вообще не отметила. Это и стало основной причиной [задержания]. Вызвали специалистов, начали разбирать ее ноутбук полностью. Она убрала некоторые статьи, они восстановили все это. Статья получилась у них «призывы к свержению конституционного строя». После это у нее забрали паспорт, конфисковали ноутбук и отпустили домой.


Шафаат Закирова признает, что уже после инцидента Умида ездила в Киргизию по семейным обстоятельствам - без паспорта:


- Она была дома (в Ташкенте - РС). Позвонил ее муж. Он как раз приезжал в Киргизию, в Ош, чтобы встретиться с ребенком. Она выехала без паспорта. Когда она обратно ехала, ее задержали и сразу посадили. Я думаю, что если бы она боялась, если бы были такие документы, которые подрывают конституционный строй, она бы вообще не вернулась. Она даже десяти дней там не была. Она постоянно звонила, спрашивала - вызывают ее или нет. Мы говорили, что нет. Она постоянно созванивалась с адвокатом. Потом он сказал, чтобы она приезжала, так как закрыли дело. Она как раз и возвращалась.


Близкие Умиды Ниязовой и ее защита намерены обжаловать приговор:


- Мы подали на апелляцию. Потому что… вы знаете, что это все (материалы, с которыми была задержана журналистка – РС) было в интернете. Любой человек может зайти на этот сайт и прочитать то, что ему нужно. Она работала переводчиком в Human Rights Watch. Она переводила для них статьи по заказу. У них есть разрешение на все статьи. Они все были предъявлены, все документы, которые были нужны для этого дела. Но это не было принято во внимание. Нарушение границы - конечно. Она виновата. Я согласна здесь полностью. Но контрабанда и вот эта статья, подрывающая конституционный строй республики Узбекистан, - это необосновано просто. Семь лет - это очень жестоко для матери двухлетнего ребенка. Ее все время обвиняют, что она занималась не своим делом, так как она не журналистка. Но она все время училась, ездила в Прагу учиться, по работе повышала свою квалификацию как переводчика и как журналиста. Это была ее работа.


Суд проходил в закрытом режиме. По словам правозащитников, прессу не пустили в полупустой зал заседания. Директор московского Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов считает, что процесс был политически мотивированным:


- Чудовищное дело. Сажать на семь лет журналиста только за то, что она собирала правозащитную информацию и писала статьи... Вообще, узбекский суд таким образом дал понять, что Human Rights Watch, для которого работала Умида Ниязова, и Центр экстремальной журналистики, - это экстремистские, террористические организации, которые распространяют информацию об Узбекистане, содержащую экстремизм или экстремистские призывы. Суд таким образом довел это дело до абсурда. Это очень похоже на те дела, которые были в Советском Союзе. Говорить о том, что это был суд справедливый, совершенно не приходится. Тем более это было сделан второпях, именно в те дни, когда существует некий информационный вакуум (в дни майских праздников – РС). О дате суда не знал никто - ни родственники, ни наблюдатели, ни журналисты.


Дело Умиды Ниязовой показательно для современного Узбекистана, убежден заместитель директора Центра изучения постсоветского пространства Алексей Власов:


- Это показываетотношение узбекских властей к деятельности правозащитных организаций на территории этой страны. Не случайно, что суд проходил в закрытом режиме. Насколько я понял, единственным представителем международных организаций на процессе стала представительница местного филиала Human Rights Watch. Мне думается, что это своего рода предупредительная акция по отношению ко всем местным правозащитникам, членам неправительственного сектора и независимым журналистам, а также тем силам, которые участвуют в финансировании деятельности этих организаций.


- Содержание мессиджа (как модно сейчас говорить) таково: попытки проводить собственное расследование в отношении действий властей ((насколько я понимаю, там (в деятельности HRW - РС) много было связано с андижанскими событиями)) неизбежно приведут к подобному финалу. То, что в качестве показательной жертвы выбрана была именно Умида Ниязова, в данном случае особого значения не имеет, как и неоправданная, как мне кажется, надежда правозащитников на резкую реакцию со стороны Европейского Союза. Еще в 2006 году ряд правозащитных зарубежных организаций, действующих в Узбекистане, были закрыты по решению суда за финансовые нарушения. Никаких контрмер европейское сообщество так и не осуществило. Более того, насколько я знаю, Германия, Испания настаивают даже на ослабление санкций против Узбекистана. По-моему, речь идет о снятии запрета на поездки в Европу статусных узбекских чиновников.


- Примечательно, что приговор ведь вынесен в самый канун визита в Ташкент (по-моему, он сегодня или завтра начинается) председателя Парламентской Ассамблеи ОБСЕ. Это может означать, что узбекские власти уже просчитали все возможные последствия столь жесткого шага и пришли к выводу, что внешнеполитические издержки от осуждения узбекской правозащитницы будут не столь велики. В данной ситуации случившееся более актуально именно для оценки отношения к Узбекистану извне, чем последствий внутриполитического развития ситуации.


XS
SM
MD
LG