Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
События в Эстонии хорошо показывают различие между провокацией - искусственно созданной имитацией жизни - и реальностью. Российские поклонники полицейского государства назвали провокацией шествие оппозиции в Москве: если бы не было шествия, силовики не применяли бы силу, "следовательно", налицо провокация. По этой логике, беременность - "провокация" для аборта, существование соседнего государства - "провокация" для войны, существование Церкви - "провокация" для атеизма. Слово "провокация" здесь означает "повод", причём повод, который насильно превратили в причину. Казус превращают в каузу. Всякий "казус белли" есть повод, превращённый в причину.

Такое понятие провокации заведомо вторично. Первична провокация как искусственно созданный повод.


Беременность - не повод для аборта, потому что беременность есть результат естественного процесса. Исключением можно считать беременность в результате изнасилования, но только в том случае, если изнасилование совершил врач, специализирующийся на абортах.


Демонстрация - не повод для разгона демонстрации, а причина для прислушивания к демонстрантам. Демонстрация может быть провокацией, если она организована теми, кто хочет устроить расстрел какой-нибудь демонстрации, а никто ничего не организует. Большевики считали отца Георгия Гапона провокатором, потому что не желали признавать факта: рабочие самостоятельно, вопреки и воле полиции, вопреки и воле большевиков, вышли на демонстрацию 9 января 1905 года.


Придя к власти, большевики сделали провокацию главным методом жизни. Реальность от них ускользала, потому что классовый анализ оказался негодным средством познания жизни. Тогда познание жизни и заменили имитацией. Заплатить сотням молодчиков, чтобы те поехали в Киев, в Таллин, в Сухуми, в Приднестровье, и прикинулись там врагами России, затеяли драку, которую бы русские доблестно прекратили. Заплатить подонкам, чтобы те пустили в ход ножи, и закричать: "Эстонские радикалы довели свой замысел до кровавых столкновений". Это прокричал Совет Федерации России, который вся - одна большая провокация, потому что он состоит из людей назначенных, а не избранных народом.


Эстонцам, грузинам, украинцам русский, живущий в России, может лишь посочувствовать. Чтобы помочь им, нужно сперва помочь самим себе, положив конец провокации как постоянному способу решения российских проблем - точнее, как постоянному способу создания в России проблем. Полицейское государство, судя по количеству провокаций, которое оно организует, в панике. Оно само – одна большая провокация, ведь это государство, в котором «средний класс» - это миллионы силовиков и работающих на армию и полицию людей. Напускная бесстрастность, которую наследники Дзержинского путают с уверенностью в себе, есть проявление именно паники – нечистой совести или, будем откровенны, чистой бессовестности. Ведь это государство отлично знает, чего стоит энтузиазм его патриотов, отлично знает и то, сколько людей выступают против его диктатуры совершенно бесплатно. Само оно бесплатно зубы себе не почистит. Что ж, значит, это должны сделать избиратели, граждане: почистить своей стране зубы и пристально следить, чтобы эти зубы не кусались, а делали то, что и положено делать государству – разжевывали пищу для тех, у кого не осталось своих зубов.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG