Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отношение европейцев к спорным памятникам истории; Национальное сознание как обязательный предмет в турецких школах; Кто собирается строить магистраль в заповеднике Лосиный остров; Симбиоз и эволюция: как животные заставили работать вирусы на общее благо




Отношение европейцев к спорным памятникам истории



Ирина Лагунина: Резкое обострение отношений между Россией и Эстонией, связанное с переносом памятника советским воинам и перезахоронением останков красноармейцев, погибших при освобождении Таллина, большинство обозревателей приписывает искусственному нагнетанию страстей для внутреннего пропагандистского употребления. Подобные монументы рассеяны по всей территории Восточной и Центральной Европы, и имеет смысл сравнить отношение властей и местного населения к ним. Это – тема материала моего коллеги Ефима Фиштейна.



Ефим Фиштейн: Больше других повезло Чехии – центральным пражским памятником Советской Армии был танк номер 23, якобы первым ворвавшийся в город в мае 45-го. Все прекрасно понимали, что и танк является позднейшей подделкой, и сама идея ставить памятники не людям, а их оружию нелепа – как если бы петербуржцы воздавали честь не Петру, а его коню или шашке. Вскоре после «бархатной» революции монумент стал объектом студенческих хэппенингов, его регулярно перекрашивали в розовый цвет. И сколько власти ни восстанавливали его защитную зеленую окраску, к утру он опять становился розовым. В один прекрасный день грузовой вертолет снял его с пьедестала и, пронеся розовый танк над городом к вящему восторгу пражан и гостей столицы, сдал его сначала в военный музей, а потом и в металлолом. Протестов со стороны российского посольства, считай, что и не было – во-первых, время было тогда, в начале 90-ых, ельцинское, незлобивое, во-вторых, русскоязычного меньшинства в Чехии не наблюдается, а в-третьих и в главных, не было под танком никаких братских могил – погибшие в боях за Прагу захоронены, как и полагается, с воинскими почестями на кладбище.


Но это, повторяю, скорее исключение, чем правило. В других центральноевропейских столицах памятники есть, и, как правило, фигуральные, так что сносить их психологически трудней, чем танк, у которого вместо лица - дуло. Например, в Германии. Самый известный памятник советским солдатам, погибшим в годы Второй мировой войны расположен в Берлине, в Трептов-парке – это созданная скульптором Вучетичем статуя советского солдата с немецкой девочкой на руках. Другой, не менее известный монумент – военное захоронение и мемориал в самом центре Берлина – недалеко от Бранденбургских ворот, здания бывшего Рейхстага, нынче Бундестага, и резиденции канцлера. Об особенностях отношения немцев к военным памятникам советского периода рассказывает наш берлинский корреспондент Юрий Векслер.



Юрий Векслер: Памятникиэти не вызывают особого общественного интереса и внимания. Акты вандализма со стороны неонацистских хулиганов по отношению к советским военным захоронениям и памятникам - явление крайне редкое. Раньше памятник в Трептов-парке охранял почетный караул, выделявшийся Группой советских войск в Германии. После ее ухода из страны за монументом, как и за другими подобными памятниками и кладбищами, ухаживают власти Берлина и Германии, согласно договору, подписанному в свое время Михаилом Горбачевым и Гельмутом Колем. Мой собеседник по поводу эстонского феномена - госпожа Андреа Моль, научный сотрудник германо-российского музея в Берлине. Это единственный в Европе музей, где бывшие противники объединились, чтобы сохранить память о Второй мировой войне. Здание музея само является памятником войны, так как в нем была подписана советская версия полной и безоговорочной капитуляции Германии. На мой вопрос, встречала ли она в немецкой печати левого или правого толка попытки говорить о том, что памятники советским воинам в центре города, как в Берлине, например, не должны вечно стоять на немецкой земле, Андреа Моль ответила.



Андреа Моль: Нет, не могу себе представить такого. Памятник, с одной стороны, обслуживает официальным образом воспоминания государства, может быть группы - это одно дело. А памятники, о которых речь идет, они об отдельном времени, значит имеет значение исторических источников. А тем более, когда это в центре Берлина, недалеко от Рейхстага - это уже принадлежит берлинскому историческому ландшафту. Протесты против этих памятников исключительно могут быть со стороны нацистов. Другого не могу себе представить. И сравнивая Прибалтику с немцами, я думаю, вряд ли так получится.



Юрий Векслер: Теперь становится понятно, что в создании атмосферы послевоенного примирения между русскими и немцами важную роль сыграли многие разумные и уравновешенные люди с обеих сторон. С немецкой, в частности, такие политики как Вилли Брандт или как бывший президент Германии Рихард фон Вайцзеккер, осознавшие со временем, что поражение в войне было для немецкого народа освобождением. Сыграли свою роль и немецкие активисты-общественники из бывших военных, вернувшихся из советского плена. Эти люди, как правило, чрезвычайно позитивно настроены в отношении бывших противников.



Ефим Фиштейн: Юрий Векслер из Берлина рассказал об отношении современных немцев к памятникам тем, кто в их общественном сознании выступает одновременно и как победитель, и как освободитель от нацизма. Любопытен пример Болгарии, где также невозможно отделить роль, сыгранную Советской Армией в годы второй мировой войны, от роли, которую сыграла российская армия в деле освобождения страны от многовекового турецкого господства. Не наблюдается ли в Болгарии брожения умов, направленного на снос российских военных памятников, спросил я у болгарской журналистки, сотрудницы газеты «Монитор» Любы Кулезич.



Люба Кулезич: Вы знаете, были у нас такие горячие дебаты в начале посткоммунистического периода о судьбе советских памятников и специально тех, которые находятся в центре Софии – памятник советскому солдату, и в центре второго по величине города Болгарии Пловдиве. Там есть 20-метровая статуя советскому солдату по имени Алеша. Даже была такая песня, кажется. По поводу этих двух памятников были большие споры в болгарском обществе, потому что тогда формировавшаяся оппозиция подняла эти вопросы о сносе или реконструкции этих памятников. Даже было принято решение совета реконструировать памятник советскому солдату, поставить на нем крест, как-то согласовать с требованиями нового времени, демократии и возрождения христианской религии. Но так и не получилось, потому что вспыхнули большие протесты со стороны коммунистических формаций и социалистической партии. В этом случае переименовавшаяся болгарская социалистическая партия показала, что она тесно связана со своим коммунистическим прошлым. Престарелые люди защищали памятник советскому солдату, который, кстати, очень агрессивен, один из самых агрессивных памятников в Болгарии, потому что изображает очень большую фигуру вооруженного солдата, который поднял Калашникова в своей правой руке. Так что его оккупационный подтекст очень демонстративен. Так или иначе, эти решения софийского городского совета не были выполнены и эти дебаты постепенно со временем прекратились.


А что касается памятника Алеше, диспут был исключительно горячий, потому что этот памятник считается символом города и он выражает эту традиционную благодарность болгар русским солдатам, русским освободителям. Потому что в Болгарии считают русских освободителями еще со времен русско-турецкой войны. Этот символ не был так заражен политикой. Народ действительно поднялся на защиту, и памятник был спасен.



Ефим Фиштейн: Люба Кулезич из софийской газеты «Монитор» об отношении болгар к российским военным памятникам. Но, возвращаясь к собственно российско-эстонскому спору, можно ли утверждать, что в основе действий эстонских властей лежит ненависть ко всему русскому, желание глумиться над останками павших солдат? Что думают по этому поводу сами эстонцы? Это уже вопрос, обращенный к другому моему коллеге эстонскому журналисту Андерсу Рейнеру из таллинской газеты «Ээсти Паэбалехт». Вот его ответ.



Андерс Рейнер: Я думаю, что большинство или многие эстонцы понимают русскоязычное население в связи с этим, что памятник перенесли таким образом, как это сделали. Что касается, того, что следовало – это мародерство в Таллине, это вызывает огромное недопонимание и глубокую грусть. Я уверен, что никто не ожидал, что в обществе могут существовать столь темные силы, которые могут использовать те идеи, которые казались благородными, использовать это поводом для криминальных поступков. Первая реакция, конечно, была глубокий шок и недопонимание.



Ефим Фиштейн: Но, может быть, в таком случае можно ожидать каких-то ответных действий эстонского большинства, каких-то погромных антирусских настроений?



Андерс Рейнер: Я уверен, что этого не будет. Эстонцы понимают, что в том, что случилось, нельзя обвинить русскоязычное население. Эстонцы не нуждаются в каких-то спонтанных силовых действиях или политических акциях. Эстонское государство столь сильно, что может разобраться в ситуации в стране в общем. Тут какие-то эмоциональные выходки со стороны эстонцев, со стороны эстонских организаций неуместны и никто об этом даже не думает.



Ефим Фиштейн: Андерс Рейнер, таллинский журналист, не опасается всплеска русофобии среди эстонцев. В данном случае, однако, вопрос не столько в накале страстей, сколько в чувстве такта, как мне кажется, в действиях эстонских властей пока отсутствующих. Если бы они провели перезахоронение со всеми надлежащими воинскими почестями и пригласили на церемонию уважаемых ветеранов, в том числе из России, мяч оказался бы на российской стороне поля и тогда уже Москве пришлось бы решать трудную дилемму, своим ответом показав миру, что для нее важней – имперские амбиции или память о своих павших воинах.



Национальное сознание как обязательный предмет в турецких школах.



Ирина Лагунина: На этой неделе демонстранты в Турции вышли на улицы с лозунгами «Нет – шариату», «Нет – перевороту». Сейчас кризис власти, вызванный тем, что на пост президента была выдвинута кандидатура политика, исповедующего исламские взгляды, вроде бы на время разрешен. 22 июля в Турции пройдут досрочные парламентские выборы. Но это противостояние заставило иначе взглянуть на страну – что происходит в государстве, основатель которого сделал все, чтобы оно носило светский характер. Национальное сознание в Турции. Рассказывает наш корреспондент в Стамбуле Елена Солнцева.



Елена Солнцева: Стамбульский район Таксим - место сборищ стамбульских подростков. Геи и лесбиянки, футбольные болельщики в форме любимых команд, ярко выкрашенные панки, реперы и уличные музыканты. Среди представителей молодежной субкультуры - легко узнаваемы турецкие скинхеды. Штаны камуфляжной расцветки дополнены своеобразной «спецодеждой»: кожаными куртками и мощными ботинками «Мартинс». Собравшись вместе, подростки скандируют слова национального гимна, размахивают флагами, распевают анатолийские мелодии. Их любовь ко всему отечественному проявляется в мелочах. Нашивки с турецким флагом на лацканах, национальная символика на футболках и бейсболках. Брелок в форме волка - хищника, которого называют символом всех турок. Их обладатели причисляют себя к одной из самых мощных националистических организаций «боз курдляр» - «Серые Волки» - с разветвленной сетью молодежных ячеек по всей стране. Рядовые граждане довольно лояльно относятся к их деятельности, сравнивая их с волками, санитарами леса, которые наводят порядок в стране. Осман, которому вряд ли более семнадцати лет, произносит явно рассчитанные на публику слова.



Осман: Наш главный лозунг: «Турция для турок». Слово Турция у всех на устах. Вокруг нас давно идут нелепые разговоры о том, что мы пропагандируем фашизм, национализм, который якобы оказывает тлетворное влияние на подростков, провоцируя в них агрессию. Мы положительно относимся к формулировке «Турция для турок», и в этом нас поддерживают взрослые. Недаром в Турции популярна пословица, что «другом турку может быть только турок». Эти слова как нельзя лучше отражают мировоззрение взрослых и турецкой молодежи.




Елена Солнцева: В конце девяностых в Турции получила известность книга «Признание» - история девятнадцатилетнего Омера Танлака, осужденного на пятнадцать лет за террористическую деятельность. Он приехал с юго-востока страны в Анкару, где поступил в технический лицей и одновременно стал активным участником националистической организации, которая призывала «покончить с врагами Турции». Подростки шестнадцати- семнадцати лет участвовали в массовых убийствах, устраивали пытки, бросали бомбы. Желающих участвовать в борьбе, - рассказывал он на суде,- было настолько много, что за год совсем небольшая ячейка выросла с двадцати до двухсот пятидесяти человек. «Мы не знали иного пути, кроме убийств, - вспоминал девятнадцатилетний Омер. - Самовольно выйти из организации не получалось. Боялись говорить со взрослыми, которые могли донести в полицию. Ведь, в сущности, каждый оставался вчерашним школьником, многим едва исполнилось восемнадцать лет». Продолжает журналист, автор Интернет-сайта о молодежи Арзу Гюнеш.



Арзу Гюнеш: История Омера Танлака стала первой ласточкой. Все тогда удивились, как турецкая молодежь, воспитанная с верой в бога, может сделать такое. Однако статистика


, увы, неутешительна. Количество молодежных националистических организаций неуклонно растет. Большинство из подростков, которые совершают теракты, - вчерашние школьники. Турецкая пресса накопила достаточное количество материалов относительно участия в терроре молодежи. Каждое новое преступление поражает своей жестокостью и вызывает в обществе настоящий шок. Самосуд совершается среди бела дня, на глазах у большого количества людей. Ради своей идеи эти совсем еще дети готовы идти на смерть.





Елена Солнцева: Сообщения о преступлениях на национальной почве - одно другого чудовищнее – то и дело появляются в турецкой прессе. В феврале прошлого года в черноморском городе Трабзон возле здания церкви после окончания службы девятнадцатилетний подросток расстрелял пожилого итальянского священника Андреа Санторе в знак протеста против карикатур на пророка Мухаммеда. Через год в Стамбуле семнадцатилетний юноша выстрелили в упор в армянского журналиста, главного редактора армяно-турецкой газеты «Арго» Гранта Динка из- за его публикаций о геноциде армян в Османской Турции. В середине апреля на востоке Турции в городе Малатья группа вооруженных ножами подростков проникла в издательство миссионерской литературы, и расправилась с сотрудниками в знак протеста против публикации Библии на территории Турции. Убитых нашли в луже крови, убийцы перерезали им горло. Задержанные, среди которых оказалась совсем молодая девушка, заявили, что совершили преступление во имя Ислама. Они также сказали, что были готовы к смерти. Что это? Статистика или случайность, - задаются вопросом независимые турецкие журналисты. Почему подростки, вчерашние школьники, все чаще подпадают под власть фашистской идеологии и начинают искать врага? Почему идеология ненависти так востребована в современном турецком обществе?


«Я честен, я трудолюбив, я турок», - скандируют в унисон турецкие школьники. Каждое утро десятки тысяч учащихся приносят присягу любви и верности основателю турецкой республики Кемалю Ататюрку. Возле позолоченного бюста вождя и выстроенные в шеренги первоклашки и более взрослые школьники произносят слова как молитву, с блеском в глазах и потаенным смыслом. Линейка заканчивается пением национального гимна, в котором турецкую нацию называют самой героической в мире. Ученица одной из стамбульских школ шестилетняя Айше произносит слова, закрыв глаза от избытка чувств.



Айше: Когда я пою гимн, горжусь, что мои мама и папа - турки, что я родилась в Турции, самой прекрасной стране в мире.



Елена Солнцева: Ее одноклассница Селин боится опоздать на утреннюю линейку и приходит раньше срока, чтобы занять место в первом ряду. Девочка произносит слова гимна, не скрывая радости.



Селин: Я даже один раз заплакала, когда произносила эти слова на торжественной линейке. Я тогда подумала, что было бы очень страшно, если бы я родилась не здесь и не принадлежала к своей нации.



Елена Солнцева: По словам пятнадцатилетнего Кемаля, названного в честь вождя Турции Ататбюрка, мальчиков часто наказывают за то, что многие из них не могут стоять смирно и замирать во время пения гимна.



Кемаль: Все мальчики и девочки очень волнуются, говоря эти слова. Я же долгое время произносил их просто так, не понимая смысла. Однажды учитель спросил меня, о чем этот текст. Я ответил, что не понимаю его значения. Меня за это наказали.


.


Елена Солнцева: В классной комнате обычной стамбульской школы по сорок-пятьдесят учеников. Еще недавно в школах царила палочная дисциплина. Учитель мог запросто взять линейку, замахнуться, ударить ученика. Ситуация изменилась в середине девяностых, когда запретили избивать учеников и применять физические методы наказания. Принятая под давлением Евросоюза реформа школы была призвана повысить качество образования и изменить содержание образовательного процесса. Евросоюз, например, стал инициатором изменения текстов турецких учебников, преподносивших тенденциозные, устаревшие взгляды. Реформа школы не была закончена. Государство предпочло не расставаться с построенной на механической зубрежке школой. Обыватель потребовал внушения бу­дущим «наследникам» известных догм. Реформу назвали «неудачной», «непродуманной», идущей в ущерб интересам страны. Претерпев незначительные изменения, те же самые учебники вновь оказались на школьных партах. Мехмет Каракей - учитель истории одной из стамбульских школ.



Мехмет Каракей: Во многих старых учебниках мир поделен на «своих» и «чужих». Европейские нации, особенно греки, представлены в жалком смешном виде. Тенденциозно толкуются исторические события, особенно период Крымских войн. В новых учебниках изменены фразы и выражения, оскорбляющие ту или иную нацию. Например, о русском царе Петре, которого называли «Дели Петро», то есть сумасшедший царь, или императрице Екатерине, которую называли «балтыжи», то есть потаскухой, спавшей со всеми вассалами. Изменили также многие параграфы, касающиеся истории Греции и роли греков во всемирной истории. Правда, несмотря на изменения, школьные учебники до сих пор преподносят тенденциозные материалы.



Елена Солнцева: «Кругом враги», - внушают на уроках истории турецким школьникам. Авторы учебников определяют положение Турции на Балканах и в Восточном Средиземноморье как состояние осажденной крепости. Один из них, социолог, историк Джахит Танйол, автор ряда методических пособий для преподавателей истории общеобразовательных школ, пишет: «У всех просвещенных людей Османской империи всегда было стремление обосновать анатолийский тюркизм, закрепить на «стройном историческом фундаменте право на анатолийскую территорию». Это стремление, поясняет автор, вызвано «страхом, что после потери империей европейских территорий будет разделена и Анатолия». Укоренившуюся философию в Турции объясняют якобы негативным отношением европейцев к «туркам как варварам, захватившим чужие земли». Мехмет Каракей - учитель истории одной из стамбульских школ - уверен в правильности формулировки: «турки - народ, окруженный врагами».



Махмет Каракей: Географическое положение Турции делает ее уязвимой "ко всем видам внутренних и внешних угроз". Запад убежден в том, что после изгнания турок из Румелии их необходимо изгнать и из Анатолии. Эта мысль остается неизменной со времен крестовых походов. Европа долгое время не желала принимать новую Турцию. Правитель Турции Кемаль Ататюрк был объявлен европейцами разбойником, а сам кемализм - разбоем”. С тех пор в школьных учебниках прочно утвердилось мнение, что Турция уязвима «перед всеми видам внутренних и внешних угроз». Глаза Европы смотрят на Анатолию. Эта фраза стала в Турции почти нарицательной.



Кто собирается строить магистраль в заповеднике Лосиный остров.



Ирина Лагунина: К российским экологам просочилась информация, что уже в этом году может начаться строительство шестиполостной автомагистрали через территорию московского заповедника Лосиный остров. Хотя официально эта информация не подтверждается, экологи считают, что строительство дороги – вопрос решенный: в конце прошлого года была отменена обязательная экологическая экспертиза, что позволяет Министерству транспорта практически беспрепятственно осуществлять свой очередной проект. Сейчас в заповеднике обитают 45 видов животных, 185 видов птиц, некоторые из них включены в Красные книги. Специалисты опасаются, что автомагистраль нанесет значительный ущерб флоре и фауне Лосиного острова. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Лосиный остров стал первым в России Национальным парком – этот статус ему присвоили в 1983 году. Эта заповедная зона на северо-востоке российской столицы любима многими москвичами. И не мудрено – практически в городе растут дремучие леса с липами, дубами, кленом, березами и осинами… Здесь обитает множество видов животных и птиц. Но цивилизация неумолимо наступает и на этот уникальный природный уголок. По данным экологов и Росприроднадзора, в этом году Министерство транспорта планирует построить посреди Лосиного острова шестиполосную автомагистраль… Первым об этих планах узнал заместитель руководителя Росприроднадзора Олег Митволь…



Олег Митволь: Мы знаем, что такой проект существует, к нам обратились из Гринписа, которые тоже обеспокоены намечаемым строительством. Мы должны четко понимать, что строительство нового шестиполостного шоссе по территории Лосиного острова означает просто гибель национального парка. Потому что животные, которые там обитают, не поймут, что произошло, зеленым насаждениям тоже будет нанесен серьезный вред. Это будет просто гибель парка. И в этой ситуации закончится тем, что в конце концов вырубят этот парк весь.



Любовь Чижова: Кто ведет строительство, кто собирается строить эту автомагистраль? И каковы будут ваши дальнейшие действия?



Олег Митволь: На сегодняшний день в связи с тем, что экспертизы как элемента превентивного контроля нет, в данной ситуации мы можем сделать только то, что будем постоянно находиться в ситуации контроля, будем заниматься мониторингом ситуации. Застраивать будут те же люди, которые хотели делать два года назад, так называемый Центрдорстрой, им выделены бюджетные деньги, им очень хочется их потратить.



Любовь Чижова: Если я правильно понимаю, строительство автомагистрали на территории заповедника – это нарушение законодательства.



Олег Митволь: Пока это запрещено, но если раньше можно было воспротивиться вырубке, то сегодня мы можем зафиксировать лишь факт того, что деревья будут вырублены. В этой ситуации мы можем подать документы в прокуратуру, что мы и сделаем. Но, как вы знаете, вырубить дерево недолго, а выращивать – десятки лет.



Любовь Чижова: Кампанию против строительства автодороги развернули Всемирный фонд дикой природы и Гринпис в России. Об уникальной природе Лосиного острова говорит руководитель Всемирного фонда дикой природы Игорь Честин…



Игорь Честин: Лосиный остров действительно сохранившийся участок, довольно большая территория лесов, располагающаяся в крупном мегаполисе - это город Москва и окружающие города, относящиеся к Московской области. Здесь действительно на территории нашего многомиллионного города обитают и олени, и лоси, и кабаны, их можно вполне видеть, особенно зимой, когда в Лосином острове довольно много лыжников. Я тоже каждые выходные езжу туда. Конечно, тут нет видов животных, которых не было бы где-то еще. Но уникальность Лосиного острова в первую очередь в том, что он располагается в крупном мегаполисе - это сохранившийся, не рубленный лес, и напоминания об этом лесном массиве восходят к середине прошлого тысячелетия.



Любовь Чижова: Чем может повредить заповеднику строительство автомагистрали?



Игорь Честин: Во-первых, по действующему законодательству строительство магистралей в национальных парках прямо запрещено. То есть это прямо запрещено законом. И сделано это неслучайно, потому что автомагистраль рассекает территорию природного массива и тем самым прекращается сообщение у животных между теми участками, на которые этот массив рассекается. Второй фактор – это, конечно, шум, от автомагистрали он очень большой. У нас уже проходит кольцевая автодорога, разделила Лосиный остров на две части. И там сделаны переходы, но это потребовало много лет, прежде чем животные стали переходами пользоваться. Там два подземных перехода сделано между Щелковским и Ярославским шоссе. Рассечение еще и в направлении с запада на восток, оно, естественно, приведет к дальнейшей фрагментации, фактически крупные животные там жить не смогут, большая вероятность того, что они там не смогут жить просто потому, что этой территории будет для них недостаточно.



Любовь Чижова: Первая ли это попытка вторжения в заповедник?



Игорь Честин: Нет, конечно, это не первая попытка вторжения в национальный парк Лосиный остров. Естественно, что вот такая зеленая зона привлекает большое внимание и там, естественно, было очень много желающих либо построить коттедж, в том числе и проложить дорогу. Это не первая попытка. Те попытки, которые были до этого, удавалось отбивать, надеемся, что то же самое будет и с этой попыткой, если вся эта информация подтвердится.



Любовь Чижова: Как вы думаете, насколько необходимо расширять Щелковское шоссе?



Игорь Честин: Щелковское шоссе, надо смотреть, потому что в принципе Щелковское шоссе с обеих сторон окружено жилым фондом и поэтому расширение в нынешних границах довольно сложно производить. Но тогда надо просто думать, как увеличить пропускную способность без расширения.



Любовь Чижова: Директор программ Гринпис в России Иван Блоков напоминает, что строительство автомагистрали через Лосиный остров стало возможным после отмены экологической экспертизы. Это случилось в декабре прошлого года. И сразу же после этого появились сообщения о попытках вторжения на территории крупнейших российских заповедников различных коммерческих структур. Пока, по словам Ивана Блокова, эти попытки не увенчались успехом, но нехорошая тенденция уже наметилась…



Иван Блоков: Естественно, что по российскому законодательству трогать национальные парки, прокладывать через них дороги недопустимо. Я боюсь, что это связано с закономерной политикой во всей стране, а не только в Москве. Была отменена Госэкэкспертиза и заменена на так называемый строительный надзор, который единственное, что делает – четко проверяет, соответствует ли проект требованиям технических регламентов. Но экологических технических регламентов в Российской Федерации не существует. И понятно, что чиновникам проще построить какие-то вещи через охраняемые территории и просто игнорировать их существование, если они встают на пути дорог или каких-то объектов. Раньше это не допускалось, потому что законодательство действовало более-менее жестко. А теперь, поскольку оно ослабло, то, конечно, все ринулись на то, чтобы захватывать куски охраняемых территорий. В первую очередь это строительство олимпийских комплексов и так называемых объектов социальной инфраструктуры на охраняемой зоне Кавказского заповедника на территории Сочинского национального парка. Это попытка провести газопровод через национальный парк в районе Байкала. Это, безусловно, попытка построить газопровод через плато Укок. Это такие наиболее кричащие, но таких объектов много, я просто говорю о самых основных, которые на слуху.



Любовь Чижова: Экологическая экспертиза каким-то образом может быть возвращена?



Иван Блоков: В отношении особо охраняемых территорий правительство согласовало возврат экологической экспертизы по отношению к объектам, которые строятся на их территории. Но этот закон еще не принят и самое главное, что всю проблему не решит, поскольку имеет отношение к федеральным охраняемым территориям. И те же самые московские парки под это законодательство не попадут.



Любовь Чижова: О том, как может повлиять отмена экологической экспертизы на российские заповедники, говорил директор программ Гринпис в России Иван Блоков. А наш корреспондент в Нидерландах Софья Корниенко рассказывает о заповедниках этой небольшой страны. Оказывается, в Голландии их –рекордное число, и они – под серьезной охраной государства…



Софья Корниенко: Само собой разумеется, в крохотной Голландии нет заповедников в привычном нам понимании - необъятных лесных массивов, конца-края которым не видно даже из вертолета. Голландский заповедник выглядит иначе, его территория почти всегда частично или полностью покрыта водой. По определению это редко заповедник, чаще голландцы используют более скромное название – природоохранная зона. Казалось бы, ничего особенного. Однако таких природоохранных зон в крохотной Голландии более 350, приблизительно по 30 в каждой из 12 провинций страны. Площадь природоохранной зоны может быть разная - от ничтожных 150 до 250 тысяч гектаров, как, например, обширное Ваденское море, раскинувшееся у берегов Фризландии вдоль Ваденских островов. Здесь, если повезет, можно наблюдать лежбище тюленей. Или знаменитый заповедник Велюэ на востоке страны, где дюны перебиваются сосновыми перелесками, а летом воздух всегда напоен малиновым ароматом. Сюда приезжают наблюдать оленей. Здесь же - не удивляйтесь - в сердце природоохранной зоны находится скульптурный парк и камерный музей Кройллер-Мюллер, знаменитый крупным собранием Ван Гога.


Да, большинство охранных зон в Нидерландах открыты для посещения. Правда, в некоторые можно попасть только в определенное время под руководством гида. Популярный вид отдыха – поход по мокрой земле в резиновых сапогах и обязательно с биноклем. Ведь голландская природа богата прежде всего птицами и почти все природоохранные зоны сконцентрированы вокруг птичьих колоний. В голландском языке существует даже специальное слово, дословно – птичник. На самом деле оно обозначает «любитель наблюдать за птицами». Любимый подарок – каталог всех птиц, гнездящихся в Голландии, с картинками. Эстрадный комик Ханс Дорестайн недавно выпустил свой «Птичий путеводитель Дорестайна». Кто они такие - люди, которые часами наблюдают за птицами? – спросили у Дорестайна журналисты аналитической телепрограммы «Нова».



Ханс Дорестайн: О, это очень приятные, хорошие люди, которые любят птиц. И совершенно неверно некоторые полагают, что для наблюдения за птицами необходимо стать молчуном. Если через лес пробираться в полном молчании, то птицы почувствуют тревогу, словно кто-то за ними охотится. Если же наоборот разговаривать как обычно, о своей семейной жизни, о проблемах на работе, то и птицы будут реагировать спокойно, как будто бы вам друг до друга и дела нет.



Софья Корниенко: Орлан белохвост, дубонос, чирок, серый гусь, шилохвост, болотный кулик, большой баклан и еще масса видов птиц, которых я не нашла в словаре. Из Сибири в Голландию прилетают дикие лебеди, которых здесь почему-то ценят больше голландских городских.



Ханс Дорестайн: Кого бы я ни увидел на прогулке - коноплянку в парадной мантии и шапочке из мягкого красного шелка или простую утку-свистуна, дыхание мое учащается, душа поет, и сердце готово выпрыгнуть из груди. После кружки пива не бывает ничего подобного. И после десяти кружек тоже нет. Птица - это не просто друг, это посланник рая. Нет, даже еще лучше: птица – это и есть счастье.



Софья Корниенко: Директива об охране птиц была принята в 79 году и действует на территории всего Евросоюза. Директива запрещает любые действия, способные нарушить естественную среду обитания диких птиц. Однако, как замечает на страницах официального сайта города Амстердама эколог Рэм Кодалбер, заповедникам можно назвать и сам Амстердам, полный не только вездесущих уток, гусей, лебедей, лысух и чаек, но и более редких видов птиц, резвящихся в бесконечном разнообразии местной и колониальной растительности. Например, стая зеленых попугаев, теперь уже навечно обосновавшихся в городском парке.



Любовь Чижова: Пока московскому заповеднику Лосиный остров тоже есть чем похвастаться – там обитают 185 видов птиц. Некоторые из них - черный аист, беркут, сапсан - настолько уникальны, что уже включены в Красную книгу. Может статься, что непродуманная экологическая политика российских властей приведет к тому, что эти птицы и вовсе исчезнут с территории заповедника, и гордиться москвичам будет нечем…



Симбиоз и эволюция: как животные заставили работать вирусы на общее благо .



Ирина Лагунина: Сегодня мы продолжаем беседу о симбиозе - взаимовыгодном сотрудничестве организмов друг с другом. В прошлых передачах доктор биологических наук, сотрудник Палеонтологического института РАН Александр Марков рассказывал о роли симбиоза на ранних этапах биологической эволюции, о значении симбиоза в ходе становления сложных живых систем. Современные исследования в самых разных областях биологии показали, что симбиоз – это не менее важный фактор эволюции, чем конкуренция. Продолжая эту тему, Александр Марков расскажет, как животные заставили работать на общее благо вирусы, в результате чего животные получили иммунную систему, смогли защитить половые клетки от преждевременного старения и многое другое. Ведет беседу Александр Костинский.



Александр Костинский: Александр, ведь известны еще симбиозы с участием вирусов.



Александр Марков: Да, можно начать с такого поразительного примера: пару месяцев назад появилась статья биологов американских из Йелоустонского национального парка. Там есть горячие источники и в некоторых местах почва раскалена до 50-60 градусов. На этой почве растет травка. Как она выдерживает такую высокую температуру? Никакое растение нормальное не может расти на такой раскаленной почве. Было установлено, что в этой траве имеется симбиотический гриб, который внутри среди клеток живет. И если гриб удалить, то растение без гриба выжить при такой температуре не может, и гриб тоже не может. Но это еще не все: дальнейшее исследование показало, что там есть еще третий участник - гриб обязательно должен быть заражен определенным вирусом. Если убрать этого вируса, что удалось сделать в эксперименте, то гриб вместе с растением теряют эту термоустойчивость, обязательно вирус должен быть. То есть действительно вирусы часто входят в состав симбиотических комплексов. И кроме того, вирусы, поскольку они способны переносить фрагменты генов или целые гены от одного организма к другому, они тоже в этом глобальном процессе кооперации, информационного обмена участвуют и в эволюции, по-видимому, вирусы играли большую роль.



Александр Костинский: Чем вирусы отличаются от бактерий?



Александр Марков: У вируса нет клетки.



Александр Костинский: Но у них же есть, наследственную информацию они же переносят?



Александр Марков: Это все, что у них есть. У них есть наследственная информация в виде молекулы РНК или ДНК и у них есть белковая оболочка, и больше ничего. Вирус – это, конечно, не самостоятельная система, это часть системы какого-то мирового генетического банка, можно так выразиться. В эволюции животных есть три случая, как минимум, когда вирусы или вирусоподобные объекты, мобильные кусочка генома сыграли важную положительную роль. Во-первых, знаменитый фермент теломераза - это по происхождению своему скорее всего вирусный объект.



Александр Костинский: Причем тут вирусы?



Александр Марков: Дело в том, что теломераза – это такой специальный белок, который занимается тем, что он достраивает кончики из хромосом. Одна из теорий старения, почему многоклеточные организмы стареют, состоит в том, что при каждом клеточном делении хромосома немножечко укорачивается и отсюда возникает опасность, что они в конце концов так укоротятся, что утратят функциональность и каким-то образом нужно эти кончики, которые не воспроизводятся при копировании, достраивать. Российский ученый Оловников предположил, что должен существовать специальный фермент для достройки кончиков хромосом, потом его действительно открыли и назвали теломеразой. Это фермент, который спасает наши клетки от необратимого старения.


Так причем здесь вирусы? Дело в том, что, как сейчас считается, этот белок теломераза имеет вирусное происхождение. Что такое вообще вирус? Вирус – это специальное устройство, я говорю сейчас о так называемых РНК-содержащих вирусах, это специальное устройство для записи информации в геном других организмов. Он содержит РНК, попадает в клетку. И та информация, которая записана в этой вирусной РНК, она переписывается в форме ДНК уже в геном, скажем, человеческой клетки. Вирус кодирует необходимые ферменты для этого, для записи информации в геном.


Как синтезировать ДНК, потерянную на кончиках хромосомы? Используется этот же механизм, то есть теломераза содержит в своем составе кусочек РНК, РНК-матрицу, на основе которой тем же самым вирусным способом дописывается кусочек ДНК по этой матрице, и хромосомы таким образом достраиваются. Каким-то образом предкам всех высших организмов эукариотам удалось приручить какой-то РНК-вирус и использовать его таким образом, чтобы он доделал эти кончики хромосом. Вирусы сами по себе не живые, но они обретают какие-то функции только внутри клеток. Но, попадая в клетку, начинает работать как часть этой клетки. И это далеко не всегда патологические последствия имеет, то есть далеко не все вирусы вредны, вызывают какие-то болезни и так далее.


Я сейчас скажу страшную вещь: по последним данным, в геноме человека 40-45 или даже больше процентов всего генома – это всевозможные мобильные элементы и повторяющиеся элементы, обладающие способностью перемещаться по геному, то есть, грубо говоря, это бывшие вирусы или размножившиеся вирусоподобные объекты, до 45% генома человека состоит из этого.



Александр Костинский: И вообще получается, что молекула ДНК – это в общем симбиотическая молекула. Опять мы возвращаемся к тому, что когда ты видишь чудовищную молекулу ДНК, думаешь: как она может быть создана, такое сложное устройство? А реально, что это в действительности не просто под воздействием среды и мутации возникала такая сложная чудовищная молекула, а реально это какие-то симбиозы, которые были, кто-то погибал, кто-то переставал работать в этом симбиозе.



Александр Марков: Реальная рекомбинация, то есть обмен участками в ДНК. Конечно, ДНК каждого ныне живущих организмов создана из кусочков, имеющих порой очень разное происхождение.



Александр Костинский: В действительности как сборка самолета – крылья, пропеллер… Хотя может быть пропеллер был для чего-то другого. Они изменялись, видоизменялись. Реально организмы собирались не путем единичных мутаций, а путем собирания из других организмов и приспособления к другим организмам.



Александр Марков: Совершенно верно. Это блочный принцип организации, блочный принцип эволюции. А второй случай, когда в эволюции высших животных позвоночных пригодились эти вирусы, мобильные элементы, таких случаев много, но я говорю о тех, которые более-менее известны – это система приобретенного иммунитета. Ведь что происходит, когда мы вырабатываем иммунитет к какой-то новой заразе? Ведь антитела вырабатываются даже к синтетическим веществам, которых в природе нет. В геноме человека нет готовых генов антител, а есть набор заготовок. Антиген собирается из трех кусочков, ген собирается из трех кусочков, причем в геноме есть сотни вариантов первого кусочка, несколько десятков вариантов второго кусочков и несколько вариантов третьего, их надо собрать. Вот в каждом лимфоците происходит вырезание, берется один кусочек ДНК первого типа, один второго, один третьего, и они склеиваются вместе в работающий ген, уже с него синтезируется антитело. Оно потом еще может дополнительно доводиться до нужной кондиции, но начальный этап – это нарезание и сбор из кусочков гена. Это идет редактирование генома.



Александр Костинский: Редакция – вырезали, составили. Это идет компиляция.



Александр Марков: Компиляция из готовых блоков. Кто делает эти операции – нарезку, перемещение? Это делают белки, тоже заимствованные у мобильных генетических элементов. Вот есть так называемые транспонзоны, уже прирученный вирус, полностью потерявший или частично потерявший способность передаваться между организмами, они по наследству передаются только от родителей к потомкам, но они сохранили подвижность внутри генома. Транспозон кодирует белок, который способен этот танспозон вырезать и перенести на новое место, размножить. Они могут размножаться, они и составляют до 40% нашего генома. Для нарезки блоков иммунных молекул были тоже использованы ферменты мобильных генетических элементов.



Александр Костинский: Причем это очень серьезно. Надо сказать, что иммунная система позволяет человеку оставаться живым довольно долго и противодействовать другим микроорганизмам, которые в него вторгаются.



Александр Марков: Безусловно. Посудите сами: теплокровное млекопитающее – это просто инкубатор. 37 градусов постоянная температура тела – это же рай, мечта любой бактерии. Если бы не иммунная система, нас бы сожрали.



Александр Костинский: Здесь как раз вирусы сыграли огромную роль.



Александр Марков: И третий пример: недавно был обнаружен ген в геноме млекопитающих, который необходим для развития плаценты.



Александр Костинский: Плацента – это то, в чем находится ребенок.



Александр Марков: Благодаря чему сравнительно долго развивается безопасность в утробе матери. И это, кстати, считают важнейшей предпосылкой для развития мозга, в конечном счете для появления разума. Так вот нашли ген регуляторный, который необходим для развития плаценты. Вот структура этого гена оказалась сходной со структурой одного из мобильно-генетических элементов. Опять же РНК-вирус прирученный.



Александр Костинский: Александр, получается, что симбиоз играет гораздо большую роль, чем это может показаться. Такие симбиозы как насекомые, которые опыляют растения, еще в школе изучали. Но, конечно, то, что вы рассказали, говорит о том, что симбиоз – это действительно магистральное развитие всей эволюции, и оно объясняет, как быстро усложнялась жизнь.



Александр Марков: Поэтому мне и представляется тема такой важной, что до сих пор в биологии сохраняется такое отношение бессознательное к симбиозу, как к некоему курьезу, какой-то причуде матушки-природы, что это нетипично. Но на самом деле, если взять факты, то мы видим, что это не просто типично, но это основа и прогрессивной эволюции и вообще основа функционирования биосферы. Надо понимать, что это всеобщее явление, это обычное явление. Вот один из первых случаев симбиоза был обнаружен - симбиотическая природа лишайников была открыта. Все знают лишайники, их мхом раньше считали. Оказалось, что лишайник – это симбиотический комплекс гриба и водоросли. И тогда ученые ужасно удивились, все очень удивились: надо же, чудеса какие. Мы думали, это растение, а это какой-то немыслимый комплекс – и гриб, и водоросли вместе переплелись, и получился лишайник. С тех пор уже столько открыто таких и еще более удивительных симбиотических систем, что уже пора перестать удивляться, а включить это явление в общую теорию как неотъемлемый ее элемент.



Александр Костинский: И в общую картину мира. Что радует: если мы начали с Дарвина и говорили о том, что всеобщая борьба и всеобщее уничтожение друг друга, выживает сильнейший, то мы видим, что магистраль природы – это синтез, это сотрудничество.







Материалы по теме

XS
SM
MD
LG