Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Президент Буш пытается найти компромисс с враждебным Конгрессом по вопросу о будущем иракской операцию. С молотка уходят на Уолл-стрит крупнейшие американские корпорации.



Юрий Жигалкин : Президент Буш пытается найти компромисс с враждебным Конгрессом по вопросу о будущем иракской операцию. С молотка уходят на Уолл-стрит крупнейшие американские корпорации. Таковы темы уикенда в рубрике «Сегодня в Америке».


Удастся ли президенту Бушу отстоять свое право на осуществление своей стратегии иракской кампании? После того, как на прошлой неделе он отбил попытку враждебно настроенного Конгресса установить крайний срок вывода американского контингента из Ирака, наложив вето на соответствующий законопроект, президент Буш и его оппоненты начали поиск компромиссного решения. Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов : На следующий день после того, как президент Буш заблокировал законопроект, демократы в нижней палате безуспешно пытались преодолеть вето - не хватило 62 голосов. Еще день спустя Джордж Буш пригласил лидеров обеих палат в Белый дом. Он призвал их к поиску компромисса с тем, чтобы не прервать снабжение американских сил в Ираке, при этом президент еще раз заверил законодателей, что ни за что не согласится с требованием об установлении конкретной даты ухода из Ирака.



Джордж Буш : Это рецепт создания хаоса, мы не можем допустить, чтобы наши войска оказались в такой ситуации. Это безумие - сообщать врагу о планах начала вывода войск.



Аллан Давыдов : Вашингтонские наблюдатели предполагают, что демократам придется исключить из законопроекта требование о крайнем сроке вывода войск, а президент Буш может согласиться с их требованиям предъявить более четкие и высокие требования к иракскому правительству в том, что касается обеспечения безопасности, нейтрализации шиитских группировок и привлечения к управлению страной суннитов.


В то время как демократы в Конгрессе разрабатывают новый вариант законопроекта, сенатор Хиллари Клинтон выступила с инициативой о лишении администрации права ведения войны. Совместно с 90-летним председателем сенатского комитета по ассигнованиям Робертом Бэрдом она призвала ограничить пятью годами действие принятого в 2002 году закона, позволяющего Белому дому проводить военную операцию в Ираке. Это означало бы, что Буш уже в октябре текущего года вынужден будет просить Конгресс продлить его полномочия на ведение военных действий.



Хиллари Клинтон : Настало время аннулировать полномочия президента вести войну в Ираке. Если президент не заставит себя принять реальность такой как она есть - значит Конгрессу придется поставить его перед этой реальностью.



Аллан Давыдов : Злые языки не преминули отметить, что Хиллари сейчас выступает против закона, за который она в свое время голосовала. Наблюдатели рассматривают этот шаг Хиллари как отчаянную попытку отмежеваться от приносящей ей головную боль ошибки, в которой она по-прежнему не признается. В этом смысле куда выигрышнее позиция, почти не уступающего Хиллари в президентской гонке, сенатора-демократа Барака Обамы. Он всячески подчеркивает, что всегда был против войны в Ираке. Вместе с тем и Клинтон, и Обама, и ряд других вероятных демократических кандидатов в президенты проявили единодушие, едко прокомментировав четвертую годовщину торжественного провозглашения Джорджем Бушем на борту авианосца «Авраам Линкольн» окончания активной фазы иракской операции.


Иракская тема также стала ключевой в состоявшихся на прошлой неделе теледебатах десяти кандидатов в президенты от Республиканской партии. Практически все участники дебатов поддерживали американскую кампанию в Ираке. Но при этом указывали на серьезные ошибки, допущенные в ее ходе нынешней республиканской администрацией.



Юрий Жигалкин : Рассказывал Аллан Давыдов.


Прокомментировать эту ситуацию мой коллега Ян Рунов попросил американского политолога, профессора университета Вилланова Хафеза Малика.



Хафез Малик : Есть несколько вариантов определённого изменения американской политики в Ираке. Во-первых, я ожидаю теперь интенсификации переговоров между контролируемым демократами Конгрессом и президентом-республиканцем Бушем. Сейчас расстановка сил в Вашингтоне не в пользу Буша. Законодатели-демократы ничем сейчас не рискуют в борьбе с президентом, зато могут ещё больше ослабить позиции республиканцев, с которыми в будущем году предстоит борьба за Белый дом.


А как может бороться с оппозицией Буш? Он может обратиться за поддержкой к народу, объяснить, насколько установление сроков вывода войск опасно как для американских солдат в Ираке, как для самого Ирака, так и для безопасности США. Это может ещё больше разделить американцев. Демократы могут поставить вопрос об импичменте президента. И хотя вряд ли это предложение пройдёт, но сам процесс очень неприятен и может парализовать работу Белого дома.


Есть и другой сценарий, который предлагает Хиллари Клинтон. Её идея весьма изобретательна, и может найти поддержку у большинства демократов, которые, поняв, что Буш не согласится объявить сроки вывода войск, примут резолюцию с требованием к президенту добиваться одобрения Конгресса на продолжение войны. Думаю, такая резолюция имеет шанс пройти не только в палате представителей, но и в сенате. Это поставит Буша в очень трудное положение. И тогда он может пойти на компромисс по вопросу вывода войск из Ирака. Я всё же думаю, что Буш сделает всё возможное, чтобы отложить вывод войск, переложив решение на плечи следующего президента.



Ян Рунов : Сможет ли он это сделать, если во время дебатов даже его однопартийцы подвергли президента критике за ошибки в Ираке?



Хафез Малик : Это верно, однако никто из них не говорил о необходимости срочного вывода войск. Сейчас этот вопрос связан, прежде всего, с внутренней политикой Ирака. Дело в том, что США оказали огромную услугу Ирану тем, что отобрали власть у суннитов и передали её шиитам. Это фундаментальное, историческое событие, которое, думаю, не было запланировано Белым домом.



Ян Рунов : Так считает Хафиз Малик, профессор-политолог из университета Вилланова в штате Пенсильвания.



Юрий Жигалкин : На прошлой неделе Уолл-стрит испытал небывалый приступ мании слияния. В пятницу стало известно, что одна из крупнейших мировых корпораций «Майкрософт» готова купить за пятьдесят миллиардов долларов одного из крупнейших игроков в Интернетом пространстве «Яху». Канадский «Томсон», по сведениям газет, намерен выложить пятнадцать миллиардов за британское новостное агентство «Рейтер». А тремя днями раньше компания медийного магната Руперта Мердока «Ньюс корпорэйшн» предложила пять миллиардов долларов - в два раза больше рыночной стоимости - за акции «Доу Джонса», издателя «Уолл стрит Джорнэлл». Причем владелец агрессивных таблоидов Руперт Мердок не отступает даже перед ясно выраженным нежеланием семьи Бэнкрофтов, владельцев контрольного пакета акций "Доу", продавать свою кампанию.


Под покровом комплиментарных заявлений Мердок почти откровенно приставляет нож к горлу Бэнкрофтов, пытаясь своим крайне щедрым выступлением разжечь алчность в рядах большой семьи и подбить миноритарных владельцев к бунту против несгибаемых главных акционеров. И это лишь последние эпизоды многомесячной серии лихорадочных покупок и слияний, завороживших своими драматическими поворотами инвесторов. Что происходит на Уолл-стрит? Почему внезапно мощные компании стали охотиться за своими собратьями по Уолл-стрит буквально как модница за обновами? Вопрос Михаилу Бернштаму, профессору экономики, сотруднику Гуверовского института.



Михаил Бернштам : Здесь совпало два процесса. Один - это то, что происходит глобализация финансовых рынков. Люди могут занимать в Японии по полпроцента, переводить в доллары и покупать компании, акции, финансовые инструменты на американском рынке, которые дают отдачу по 10-20 процентов в год. Люди могут занимать в Европе по 3,75 процента и покупать в Америке и получать высокую отдачу. Глобализация финансовых рынков - это одна сторона дела. А вторая сторона дела, что в мире информационных технологий, в мире новых компьютерных и интернетных продуктов размер очень важен. Очень важно, чтобы существовала сеть потребителей. И тот, кто захватывает эту большую сеть потребителей, он выигрывает, потому что потребители связаны между собой одними и теми же операционными, поисковыми и другими системами. Поэтому все стараются укрупниться.



Юрий Жигалкин : Профессор, но эта формула: взять под низкий процент, купить в надежде получить быструю прибыль хорошо описывает то, что произошло на рынке недвижимости, который после нескольких лет лихорадочной активности бьется в муках коррекции. Не грозит ли тоже самое и глобальным фондовым биржам?



Михаил Бернштам : Здесь можно ответить словами великого экономиста Джозефа Шумпетера, который объяснял, что рыночная экономика всегда находится в процессе созидательного разрушения. Все эти волны накатывают, откатывают, а в итоге создаются более высокие технологии, но, естественно, есть победители и есть проигравшие. И возникают периодически кризисы и финансовые крушения. Это великолепно для экономики, это прекрасно для экономики. Потому что рынок выбирает наиболее перспективные пути, идет процесс технологического обновления, в котором наука не может нам сказать - какие решения наиболее эффективны. Это может сказать только рыночный процесс. Просчитать это заранее невозможно, потому что как раз сюда вступают сетевые факторы. Вот опять же пример. "Майкрософт" сделал ставку на свой браузер Интернет-эксплорер. Шла большая борьба, вплоть до Верховного суда. Суды судились, что он заставляет покупателей своей операционной системы одновременно покупать Интернет-эксплорер. А потом рынок сам это просто решил, потому что появился другой выигрывающий новый браузер "Мазила файль фокс". Он вытесняет Интернет-эксплорер. Значит "Майкрософту" нужно, чтобы свою роль на рынке, свое огромное место на рынке сохранить, ему нужны другие какие-то другие сетевые операции. Вот он покупает "Яху". Так что, это такой живительный процесс.



Юрий Жигалкин : Такой ваш вывод относится и к попыткам российских компаний прибрать к своим рукам конкурентов?



Михаил Бернштам : Есть сетевые продукты, те, что связаны с технологиями, с операционными системами, с программным обеспечением, там, где они должны покрывать большую сеть покупателей. Там, в общем-то, конкуренция не так сильна, потому что сеть выбирает наиболее удобный продукт. Есть продукты несетевые, а обычные продукты, к которым мы привыкли за тысячелетия, то есть природные ресурсы, продукты традиционной промышленности. Там исключительно важна конкуренция. Там укрупнение не всегда является здоровым, и не всегда является естественным процессом.



Юрий Жигалкин : С профессором Михаилом Бернштамом я обсуждал феноменальный всплеск покупок и слияний крупных американских корпораций.


С шестьдесят девятого на первое место в списке «горячих» синглов журнала «Биллборд» переместилась песня « Makes me wonder » группы “ Maroon 5”. Такой прыжок в популярности беспрецедентен в полувековой истории главного списка хитов поп-музыки.




XS
SM
MD
LG