Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Форту Красная Горка грозит уничтожение


Общий вид артиллерийских позиций форта Красная Горка (форт Алексеевский). [Фото — <a href="http://www.nortfort.ru" target=_blank>«Северные крепости»</a>]

Общий вид артиллерийских позиций форта Красная Горка (форт Алексеевский). [Фото — <a href="http://www.nortfort.ru" target=_blank>«Северные крепости»</a>]

В Петербурге и Ленинградской области развивается скандал вокруг форта Красная Горка, который является частью мемориального «Зеленого пояса славы». От небрежения и отсутствия ухода форт и другие памятники пояса разрушаются. Сообщается также о том, что у петербургских властей появился проект по строительству подземной парковки под Марсовым полем.


Форт Красная Горка — фортификационное сооружение времен Первой мировой войны. Форт использовался также и защитниками Ленинграда во время Великой Отечественной, воевавшими на Ораниенбаумском плацдарме. На терриотрии форта находятся захоронения воинов, пять орудий и два бетонных блиндажа, которые решением исполкома Ленинградской области от 16 мая 1988 года были объявлены памятником регионального значения. Кроме того, мемориал находится под охраной ЮНЕСКО. 1975-1990 годах здесь действовал Музей береговой обороны Балтийского флота, форт находился в ведении Ленинградской военно-морской базы.


Конфликт вокруг Красной Горки начался еще в феврале, когда штаб Военно-морской базы выдал предписание на разборку и вывоз расположенной здесь артиллерийской техники. Собственно говоря, военные отсюда давно ушли, но не передали форт Ленинградской области. Два исторических орудия отсюда вывезли еще несколько лет назад, потом они случайно обнаружились в частном музее в Подмосковье. В конце апреля депутаты местного муниципального совета забили тревогу, поскольку на месте памятника работала тяжелая техника, снимая с постаментов и демонтируя уникальные артиллерийские орудия. Появились сведения, что их собирались вывезти в частный музей старинных автомобилей и техники, находящийся в глубине России. Жители поселка Лебяжье выражают возмущение и готовность закрыть собой пушки, защитившие Ленинград. Возмущен и генеральный директор Фонда имени Дмитрия Лихачева Александр Кобак, который считает, что к фортам вообще недопустимо такое отношение: «Они входят в комплекс охранных объектов Всемирного наследия, каковым является Петербург. Я не думаю, что орудия или конкретное движимое имущество является частью объекта ЮНЕСКО. Но это еще не причина, что их можно продавать. Это памятники военной техники, которые представляют большой интерес».


6 мая начальник Службы информации и общественных связей флота, капитан первого ранга Игорь Дыгало сообщил, как передает информационное агентство РИА-«Новости»: «…предположения, допущенные в материалах СМИ о том, что артиллерийские установки могут быть проданы частным музеям, не имеют под собой никакой почвы. Этот вопрос не рассматривался и не рассматривается, так как является противозаконным». В тот же день стало известно о вмешательстве в конфликт вокруг Красной Горки управления Росохранкультуры по Северо-Западному федеральному округу, которое передало в прокуратуру документы по итогам проверки форта, выявившей, что на территории форта начат демонтаж орудий. Местные жители, историки, депутаты считают, что дело не только в торговле музейными ценностями, но и в том, что на территории форта, которая является частью заказника, собираются возвести элитный коттеджный поселок.


Но не одну Красную Горку придется защищать тем, кому небезразлична историческая память и облик Петербурга и его пригородов. Угроза нависла над крупнейшим мемориально-парковым комплексом Марсово поле. Возникла идея — чтобы частная компания построила здесь частную подземную парковку, притом, что захороненные здесь жертвы Февральской революции и Вечный огонь будут перенесены в другое место. Александр Кобак видел проект такой парковки: «Я видел проект одного архитектора, где предполагается построить парковку, Вечный огонь там аккуратненько откопать. В общем, всячески улучшать этот ансамбль, хотя останки были похоронены, конечно, не на месте. Потому что это произошло после Февральской революции. Никакого кладбища там не было. Хорошо еще, что революционеры не зарыли их где-нибудь во Дворцовой площади. Но как бы не были безумны эти революционные решения, последовательно тревожить эти прахи революционные тоже ни к чему. Там проблема не только в останках, не в огне только. Очень большие павильоны требуются, чтобы был въезд на эту парковку, выезд с нее. Там возникают строения высотой чуть ли не в два или три этажа на Марсовом поле. Там какие-то довольно дикие перемещения памятников. Скажем, Суворов, показалось авторам проекта, стоит где-то не на месте. Кроме того, почему же он один? Не добавить ли к нему еще какого-нибудь Барклая де Толли или Багратиона? Что и сделано. Говорится, что при павловских казармах в самый раз четыре памятника, а не один. Вот такие решения, которые, вообще-то, игнорируют архитектора Карла Ивановича России. Поэтому я, в общем, не поддерживаю эту идею».


Печальная судьба и захоронений павших воинов на Смоленском кладбище. Здесь выгуливают собак, на многих памятниках победителям красуются граффити, нередко нацистского содержания.


XS
SM
MD
LG