Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Из Петербурга стартует полярная экспедиция


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Валович.



Андрей Шарый: Из Петербурга стартует полярная экспедиция, в составе которой 50 морских геологов, геофизиков и авиаторов. Цель этой экспедиции - уточнение границы континентального шельфа России в Северном Ледовитом океане, по которой за пределами 200-мильной зоны определяется экономическая зона страны. Таким образом, экспедиция важна с точки зрения развития национальной экономики, поскольку, чтобы претендовать на расширение экономической зоны в Арктике, Россия должна научно обосновать тот факт, что шельф Северного ледовитого океана является продолжением Сибирской континентальной платформы.



Татьяна Валович: Начинающаяся экспедиция проходит в рамках Международного полярного года. Основная ее цель - уточнение границы континентального шельфа России в Северном Ледовитом океане, по которой за пределами 200-мильной зоны, определяется экономическая зона страны. Хотя, как рассказал директор Арктического и Антарктического научно-исследовательского института Иван Фролов, параллельно будут проводиться и другие исследования.



Иван Фролов: Экспедиция по оконтуриванию шельфа, уже начинается эта экспедиция, месяц на атомном ледоколе они пойдут в высокие широты Арктики на хребет Менделеева. Ряд экспедиций будет проводиться совместно с американскими коллегами, с немцами. Самое интересно, что мы, в общем, кооперируемся и в приборной базе, то есть, мы сейчас закупили американские приборы, они будут использовать наши ледоколы. Там будут участвовать представители 30 организаций по очень обширной программе, начиная с гидрометеорологии, то есть атмосфера, лед, вода, глубокий океан, будут участвовать так же геологи. То есть мы и дно опробуем.



Татьяна Валович: В экспедиции будет задействован атомный ледокол «Россия», с борта которого авиаподдержку экспедиции окажут вертолеты петербургской компании «Спарк Плюс». Им предстоит выполнить большой объем работ в сложных арктических условиях. Для заслуженного пилота России, летчика Вадима Базыкина, это далеко не первая экспедиция в арктические широты, но каждый раз он с нетерпением ожидает встречи с Арктикой.



Вадим Базыкин: Для меня это очень интересно, потому что это самая сложная работа, которую можно для себя придумать. Во-вторых, вечный спор с учеными. Мы говорим, что "для вас Арктика - это наука, а для нас Арктика - это поэзия". Но на самом деле наша задача - северным морским путем в районе мыса Челюскина подойти к хребту Ломоносова и сделать геологические работы по доказательству, что это продолжение нашей земли, нашего шельфа. Естественно, геологические разведки выполнять по поиску нефти, газа. Идем на атомном ледоколе "Россия", будет два вертолета, один вертолет К-32, это новая машина, уже предназначенная именно для работы в этих широтах.



Татьяна Валович: Чтобы предусмотреть все нюансы работы вертолетных экипажей в составе арктической экспедиции, подготовку к ней Вадим Базыкин сравнивает с подготовкой к космическому полету.



Вадим Базыкин: Мы уже не первый год занимаемся. Около десяти лет занимаемся. Поэтому мы профессионалы в этом отношении. Мы запрашиваем космические съемки ледового поля, чтобы не затерло корабль, чтобы можно было на большей скорости пройти, льдина чтобы светилась. Когда льдина с космоса светится, это значит многолетняя льдинка, многолетний лед, там три-четыре года ее, значит, можно выгружать туда большие грузы, станцию высаживать с людьми и прочее. То есть пользуемся сейчас пролетающими спутниками нашими. Наблюдали, как от вертолета вихри винтов, голубенькие, красненькие снежинки, они очень крупные там, на солнце переливаются и становятся разноцветными, как алмазные копи. Настолько красиво. Конечно, там невозможно не писать стихи.



Татьяна Валович: Но чем острее чувствуется поэзия Арктики, тем больнее наблюдать варварское отношение к этому региону.



Вадим Базыкин: Повидали наш Север. Это просто ужас, кошмар. Так относиться к собственному ковру этому золотому, к собственной тундре. Сейчас вроде народ стал понимать. Во-вторых, на пользу идут именно международные всякие сообщества, которые приезжают, проверяют, оставил ли мусор там кто или не оставил. Это не значит, что Россию проверяют, это все страны. Мы, когда занимаемся высадкой или собираем станции северные, то мы все, до последней бочки забираем. Не дай бог, куда-то хоть одна бочка с маркировкой Советского Союза или России, она попадет куда-то в нейтральные воды и кто-то ее заметит. Там разбираться не будут, там штраф не за 10 килограммов, а так возьмут, что даже для такой богатой страны России это будет очень ощутимо, а больше всего ощутимым будет позор.



Татьяна Валович: Неплохо было бы, чтобы такое отношение было и у тех, кто придет в Арктику разрабатывать месторождения. Ученые Всероссийского института океанологии считают, что в Северном Ледовитом океане за пределами 200-мильной экономической зоны Россия «с большой долей вероятности сможет прирастить континентальный шельф на 1,2 миллионов квадратных километров с потенциальными запасами углеводородного сырья в объеме не менее 9-10 миллиардов тонн условного топлива». Конвенция ООН по морскому праву определяет внешнюю границу государства по 12-мильной зоне, а экономическую - по 200-мильной. Расширение экономической зоны допускается лишь в случае, если границы континентального шельфа простираются за пределы 200-мильной экономической зоны. Чтобы претендовать на это в Арктике, например, Россия должна научно обосновать, что «шельф Северного Ледовитого океана является продолжением Сибирской континентальной платформы». В течение 45 суток экспедиция на ледоколе «Россия» будет собирать научные данные. Их обработка должна быть завершена до 2009 года.


XS
SM
MD
LG