Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

День Победы и Эстония: о Бронзовом солдате рассуждает министр обороны республики


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Праге Александр Гостев.



Андрей Шарый: Сегодня в Таллине на площади Тынисмяги и на военном кладбище, у Бронзового солдата, и в городе сохранялась в целом спокойная обстановка. Премьер-министр Эстонии Андрус Ансип вчера, когда в Европе праздновался День освобождения от нацизма, возложил венки к Бронзовому солдату, который был перенесен из сквера Тынисмяги на воинское кладбище. В церемонии также участвовал министр обороны Эстонии Яак Аавиксоо – один из главных инициаторов переноса монумента. О мотивах, которыми он руководствовался, выдвигая идею переноса Бронзового солдата из центра Таллина на военное кладбище, Яак Аавиксоо рассказал в интервью Радио Свобода.



Александр Гостев: Как заявил в интервью Радио Свобода Яак Аавиксоо, памятник советскому Воину-освободителю всегда напоминал эстонцам не об освобождении от нацизма, а о советской армии, оккупировавшей страну.



Яак Аавиксоо: То, что памятник необходимо перенести из городского центра, именно перенести, а не демонтировать совсем, стало абсолютно ясно всем и каждому ровно год назад, 9 мая 2006 года. В течение последних нескольких лет, после того, как президентом России был избран Владимир Путин, недавно вновь обретенная Эстонией независимость стала объектом нападок из Москвы. Год назад красные советские флаги вновь появились перед памятником, эстонский черно-сине-белый флаг был насильно спущен, а нашей полиции, чтобы сохранить порядок, ничего не оставалось делать, кроме как позволить советским флагам по-прежнему развеваться там, где они находились. Вот в этот день большинство эстонцев и почувствовали, что с них, что называется, достаточно!



Александр Гостев: Но, в таком случае, не странно ли, что Бронзовый солдат оставался на своем месте более 15-ти лет?



Яак Аавиксоо: Можно много говорить, почему памятник не перенесли и в 1989 году, и в 1991-м, и даже после принятия конституции республики Эстония в 1992-м. Тому много причин, и мне лично хочется верить, что по крайней мере одна из них – простое желание жить в мире и согласии. Но нужно принять во внимание и то, что российские войска оставались в Эстонии по 1994 год, а когда они ушли из страны, напряжение сразу спало, и между Таллинном и Москвой стал превалировать дух сотрудничества. Затем появилась перспектива вступления нашей страны в НАТО и Европейский союз, и наше руководство просто стало вглядываться в будущее, а не оглядываться назад. Конфликт появился внезапно, в тот момент, когда мы отдали себе отчет в том, что Бронзового солдата сделали атрибутом настоящей войны против Эстонской республики. Мне кажется, что в Эстонии живет слишком много людей, которые никак не могут смириться с развалом Советского Союза. Их самоидентификация, политико-психологический статус, если так можно выразиться, не позволяют им понять и принять все изменения, случившиеся в Эстонии.



Александр Гостев: Можете ли вы утверждать, что Россия, прямо или косвенно, является одним из участников этого конфликта?



Яак Аавиксоо: Конечно, я в этом нисколько не сомневаюсь, хотя говорить, что речь идет лишь о противостоянии между Эстонской республикой и Российской Федерацией, было бы слишком просто и безответственно. Нашей республике в годы обретения новой независимости пришлось молча уступить и согласиться предоставить право на постоянное проживание огромному числу людей, приехавших в Эстонию в годы советской оккупации. Беспорядки последних недель стали прямым следствием наших бывших просчетов. Я не думаю, что это действительно большие ошибки, однако вполне вероятно, что происходящее сегодня прекрасно иллюстрирует картину – что в Эстонии живет очень много людей, которые просто не признают независимость и суверенитет Эстонской республики.



Александр Гостев: Вы согласны с распространенным мнением, что процесс интеграции русскоязычного населения Эстонии в общество провалился по вине властей?



Яак Аавиксоо: Я абсолютно с этим не согласен. Процесс интеграции можно воспринимать с официальной точки зрения, а можно смотреть на него реально. Все без исключения жители страны в равной степени пользуются всеми политическими, экономическими и социальными достижениями, которые есть в Эстонии, и это заслуга их всех. И, я уверен, не стоит недооценивать вот эту реальную, повседневную жизнь, уровень этой жизни. Вероятно, конечно, что наше руководство отнеслось к проблеме слишком поверхностно, мы слишком сосредоточились на одной единственной цели – на языковой интеграции, как будто один язык может решить все проблемы. Однако фактом остается и то, что эстонцы и русские существуют в нашей стране как бы в двух разных информационных пространствах. К сожалению, сегодня стало абсолютно ясно, что сами по себе уроки эстонского языка не в состоянии соединить эти разные информационные миры в одно единое целое. Если мы проанализируем процессы последних лет, я уверен, мы найдем новое, более правильное решение. Но было бы безответственно утверждать, что вся работа, которую проделали эстонские государственные и общественные институты для интеграции русскоязычного населения, оказалась напрасной.


Отвечая на обвинения в том, что наше руководство проводить политику «Эстония для эстонцев», и что многие русские систематически подвергаются в нашей стране разного рода дискриминации, хочу сказать: да, отдельные, подчеркиваю, отдельные конфликты существуют, и они всегда должны быть предметом тщательного судебного разбирательства. Мне кажется, что до сих пор, когда случались случаи дискриминации, на этно-линвистической почве, мы или недооценивали их, или просто оказывались не в состоянии отнестись к ним и разобрать их в соответствии с истинным духом и буквой закона.


XS
SM
MD
LG