Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия, Казахстан и Туркменистан могут объявить в ближайшие дни о новом проекте газопровода


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Сенинский.



Андрей Шарый: Президент России начинает сегодня визиты в Казахстан и Туркменистан. Главная тема переговоров – проект нового газопровода: из Туркмении вдоль восточного побережья Каспийского моря в Казахстан и далее – в Россию. Ориентированный на экспорт среднеазиатского газа в Европу, этот проект задумывается как альтернатива европейскому газопроповоду Nabucco (Набукко) - прямому газопроводу через Каспий в Турцию и далее в Европу, минуя трубопроводы «Газпрома». О новом проекте Россия, Казахстан и Туркменистан могут объявить уже в ближайшие дни, то есть за неделю до планируемого саммита Европейский союз – Россия, где одно из центральных мест займут вопросы поставок энергоносителей. В первую очередь – газа.



Сергей Сенинский: Соглашения в области энергетики должно стать частью общего нового двустороннего соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Европейским союзом и Россией. Срок действия нынешнего, подписанного в 1997 году, истекает в октябре. Европейский союз по-прежнему исходит из того, что соглашения с Россией в этой области должны базироваться на принципах Международной энергетической хартии, которую Россия вместе с другими странами подписала в 1991 году, но до сих пор отказывается ратифицировать. Руководитель внешнеполитического ведомства Европейской комиссии Бенито Феррера Вальднер.



Бенито Феррера Вальднер: Россия, безусловно, ключевой стратегический партнер Европейского союза в энергетике. Наши отношения в этой сфере должны базироваться на принципах Энергетической хартии. Наша общая цель – сотрудничество в энергетике, основанное на предсказуемости и взаимности, открытости рынков и не дискриминационном доступе к инфраструктуре, в том числе для транзита энергоносителей.



Сергей Сенинский: Транзит энергоносителей – камень преткновения в переговорах Европейского союза и России. Речь идет о возможности транзита по трубопроводам «Газпрома», например, того газа, который Европа закупала бы напрямую в Средней Азии. Интересно, что транзитный договор к международному протоколу Энергетической хартии, который Россия категорически отказывается подписывать, вовсе не обязывает страну предоставлять свои трубопроводы для транзита нефти или газа. Из Брюсселя – заместитель генерального секретаря секретариата энергетических хартий Андрей Конопляник.



Андрей Конопляник: Понятие равноправных условий доступа следует конкретизировать в том смысле, что, во-первых, положение ДЭХ, договора к энергохартии, не обязывает никакую договаривающуюся сторону открывать обязательный доступ для третьих сторон. То есть когда мы говорим о равноправном доступе, это не значит, что этот доступ предоставляется на любых условиях и всегда. Следует понимать, что в этом может быть отказано, но на основании аргументированных, прозрачных объяснений.



Сергей Сенинский: Если допустить, что Россия согласилась бы на транзит газа из третьих стран, не останется, по сути, препятствий для того, чтобы такой же доступ к экспортным трубопроводам «Газпрома» получили бы и независимые производители газа в самой России. Но в прошлом году экспортную монополию «Газпрома», существовавшую ранее де-факто, оформили и де-юре – был принят специальный закон. Аналитик МДМ-Банка Андрей Громадин.



Андрей Громадин: В России уже принята некая стратегия, по которой цены на внутреннем рынке к 2011 году достигнут некого паритета с экспортными ценами. Уже сейчас цена на внутреннем рынке равняется 50 долларам, в то время как экспортная цена за вычетом экспортных пошлин и транспортных расходов вместе с транзитом составляет порядка 130-140 долларов. Поэтому осталось буквально 3-4 года – и, по сути, «Газпрому», и независимым будет в большей степени все равно, куда поставлять газ, на внутренний рынок или на экспорт.



Сергей Сенинский: В Европейском союзе с 1 июля этого года внутренние рынки газа должны быть полностью открыты для свободной конкуренции поставщиков. А это невозможно без предоставления им доступа к газопроводам, которые принадлежат, как правило, крупнейшим национальным энергетическим компаниям. Руководитель Департамента энергетики Европейской комиссии Андрис Пиебалкс.



Андрис Пиебалкс: Европейская комиссия полна решимости принять все необходимые меры, гарантирующие становление в Европе по-настоящему конкурентного рынка электроэнергии и природного газа. Цель наших усилий – создать ситуацию, при которой конечный потребитель, скажем, в Португалии мог бы спокойно покупать электроэнергию в Финляндии. И это достижимо.



Сергей Сенинский: Но сегодня не более 10 процентов всей электроэнергии и 5 процентов всего газа, потребляемого в Европе, пересекает хотя бы одну границу между странами. На рынках доминируют национальные компании. Из Эссена руководитель отдела энергетики Рейнско-Вестфальского института мировой экономики Мануэль Фрондель.



Мануэль Фрондель: Пока все это на бумаге. Внутренние рынки газа в Европе для независимых поставщиков пока закрыты, конкуренции фактически нет. особенно непрозрачная ситуация сложилась в Германии. Потребители газа теоретически получили право заключать договор на поставку газа с любым его поставщиком, но, учитывая, что в Германии рынок давно поделен между несколькими региональными компаниями, а почти половина рынка однозначно контролирует всего одна компания, не все так просто.



Сергей Сенинский: Именно на эти рынки и стремится проникнуть российский «Газпром». То есть получить доступ к конечным потребителям в Европе. Удалось пока в Италии: в обмен на поставки газа до 2035 года «Газпром» получит примерно 3 процента итальянского розничного рынка. В целом Европейский союз обеспечивает себя собственным газом лишь наполовину. Примерно четверть приходится на импорт из Норвегии, не входящей в ЕС, и Алжира. И еще четверть поступает из России. Лишь 5-7 процентов – из других стран. Теперь Европейский союз стремится расширить последнюю составляющую, в том числе за счет прямых закупок в Средней Азии. Но они, скорее всего, станут реальными лишь тогда, когда будут построены новые газопроводы в обход России, полагает Андрей Громадин.



Андрей Громадин: В целом «Газпром» будет ориентироваться на сохранение и, может быть, даже увеличение своей доли на европейском рынке, поскольку у него есть свое конкурентное преимущество – это система газопроводов. И я не думаю, что Россия пойдет на то, чтобы потерять свою рыночную долю в пользу Средней Азии или Ирана. В принципе, ситуация может прийти к такому моменту, когда Средней Азии придется строить собственный газопровод, если она захочет избавиться от зависимости от России, или Европе придется финансировать такие подобные газопроводы.



Сергей Сенинский: Новый газопровод, проект которого буду обсуждать в ближайшие дни президенты России, Туркменистана и Казахстана, является прямым конкурентом таких маршрутов.


XS
SM
MD
LG