Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Первый гей-клуб в Турции


Программу ведет Надежда Перцева. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Стамбуле Елена Солнцева.



Надежда Перцева: В стамбульском университете Мармара недавно был официально зарегистрирован первый в Турции студенческий гей-клуб. Это событие широко освящала турецкая пресса - как очередную победу демократии в стране. Но как же на самом деле обстоят дела с правами геев и лесбиянок в Турции?



Елена Солнцева: Зеки Mюрен – с его песнями выросло целое поколение турок. Его называли «золотым голосом Турции» и «солнцем искусства». Зрители с восторгом принимали каждый новый шлягер. Однако о сексуальной ориентации Мюрена говорить никто не решался, хотя знали все. Кто еще в конце 50-х годов прошлого века мог осмелиться появиться на турецкой эстраде в женской одежде и косметике? В те времена ношение одежды противоположного пола считалось уголовным преступлением. Говорит журналист, автор интернет-сайта для молодежи Арзу Гюнеш.



Арзу Гюнеш: Еще лет двадцать назад турецкая молодежь не имела представления о существовании геев и лесбиянок. В семьях редко говорили о сексе, осуждали любое проявление свободных сексуальных отношений. «Нестандартные» сексуальные наклонности продолжали оставаться тайной. Известному исполнителю классической турецкой музыки Бюленту Эрсою, сменившему пол, долго запрещали давать интервью на эти темы за границей, называя это «внутренними делами Турции». Впрочем, запреты не помешали ему продолжить карьеру и удачно выйти замуж.



Елена Солнцева: Тергей – ему около сорока, он управляющий гей-баром в одном из стамбульских районов. Окружающие сегодня довольно снисходительно относятся к посетителям бара. Однако, по словам Тергея, случаются мелкие провокации: хулиганы бросают в окна камни и тухлые яйца. Но около двух лет назад Тергей действительно рисковал жизнью. Тогда группа активистов гей-движения при поддержке чиновников Министерства по туризму организовала первую гостиницу для представителей секс-меньшинств на Средиземноморском побережье Турции. Тергей стал управляющим. Бизнес складывался довольно удачно. Но спустя некоторое время в местной прессе появились статьи о содомии, которая процветает под боком у правоверных мусульман. Военные и полиция не смогли обеспечить безопасность туристов; дело дошло до стрельбы, которую разъяренная толпа устроила прямо в центральном холле. Многие бежали из отеля, а последних сам Тергей вывел на улицу под покровом ночи.



Тергей: Тогда меня чуть не растерзала толпа. Было довольно страшно. Прошлым летом, из-за массовых выступлений гомофобов, мы были вынуждены отказаться от запланированного гей-парада. Около тысячи жителей сосредоточились по маршруту предполагаемого шествия в городе Бурса и закидали камнями офисы местной гей-организации. Во избежание кровопролития полиция велела нам не покидать здания. Местная полиция не предприняла никаких действий, чтобы утихомирить демонстрацию гомофобов. Пассивность властей ярко демонстрирует их отношение к сексуальным меньшинствам.



Елена Солнцева: Опросы общественного мнения показывают, что три четверти турок не одобряют самого существования геев и лесбиянок, которые, якобы, несут опасность обществу, нарушая законы общественной морали. На протяжении нескольких лет власти Анкары – столицы Турции – пытались закрыть офис местной организации сексуальных меньшинств KAOS. Жалобу на гей-активистов подал вице-мэр, после того, как группа потребовала предоставить ей статус «официального неправительственного правозащитного агентства». Организация существовала с начала 90-х, однако долгое время не могла получить признания. Говорит активист организации Ахмет.



Ахмет: Суд запретил препятствовать деятельности группы KAOS – единственной национальной правозащитной организации для трансвеститов, геев и лесбиянок. В Турции гомосексуальность не является уголовно наказуемой, однако права геев постоянно нарушаются. Геев, например, не берут в турецкую армию. В прошлом году либеральные политики предложили парламенту одобрить законопроект о запрете дискриминации по признаку сексуальной ориентации, но консерваторы его отвергли.



Елена Солнцева: Полуподвальное помещение в центре Стамбула - офис организации KAOS. «Мы не одни и будем бороться за свои права!» - с этих слов начинаются встречи участников организации, которые проходят еженедельно. Многие турецкие гомосексуалы не знают о своих правах. Одна из главных проблем - право на работу. Узнав о неклассической сексуальной ориентации, многих увольняют, выгоняют на улицу. 46-летняя Эбру прежде работала в муниципалитете города Зонгулдак, в центральной Турции. «Они уволили меня, как только они узнали про это», - говорит она.



Эбру: В отличие от гомосексуалистов, у лесбиянок иные проблемы. Чтобы скрыть свою ориентацию, они вынуждены выходить замуж. Многие кончают с собой, и завидуют геям-мужчинам, более свободным в своем выборе.



Елена Солнцева: Турецкие гомосексуалы, однако, не теряют надежду, что все изменится к лучшему - после вступления страны в Европейский союз. Под давлением ЕС турецкие власти уже отменили «закон о содомии». Однако общество по-прежнему негативно относится к любым проявлением нетрадиционной любви.


XS
SM
MD
LG