Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мининформсвязи: положение с лицензированием школьного ПО в России угрожающее


Александр Поносов в зале суда. Процесс над директором сельской школы Александром Поносовым, который признан виновным в использовании пиратских программ, привлек к проблеме лицензирования ПО широкое общественное внимание.

Александр Поносов в зале суда. Процесс над директором сельской школы Александром Поносовым, который признан виновным в использовании пиратских программ, привлек к проблеме лицензирования ПО широкое общественное внимание.

По данным Министерства информационных технологий и связи Российской Федерации на 75% школьных компьютеров стоит нелицензионное программное обеспечение. Министерством был подготовлен проект документа по обеспечению школ базовым пакетом лицензионного программного обеспечения, который попал к журналистам и вызвал много вопросов.


Представитель Министерства экономического развития и торговли (МЭРТ) высказал газете «Ведомости» по поводу проекта Мининформсвязи свои замечания. Эти замечания касались выбора программ, которые должны устанавливаться в школах и университетах за счет бюджета.


Дело сельского учителя Александра Поносова, по которому вынесен обвинительный приговор, привлекло к проблеме лицензирования школьного ПО широкое общественное внимание.


С одной стороны, из-за практически повсеместной установки нелицензионного ПО в России за последние 15 лет стандартом де-факто стали многие дорогие коммерческие продукты. С другой стороны, в настоящее время созданы многие бесплатные (с закрытым или открытым кодом) лицензионные программные продукты, успешно применяемые в бизнесе, на домашних компьютерах и в образовании. Возникает вопрос. Зачем использовать дорогие коммерческие программы, если есть бесплатные? Противники открытого программного обеспечения утверждают, что по функциональным возможностям оно значительно уступает коммерческим аналогам и стоимость его сопровождения и освоения весьма высока.


Как бы то ни было, закупки программного обеспечения в российские школы должны вестись после тщательной экспертизы, включающей не только анализ технических параметров, но и оценку ПО с точки зрения образовательного, творческого потенциала, а также долгосрочного влияния на экономику в целом.


Эта мысль была неочевидной несколько лет назад для чиновников из Министерства образования. Радио Свобода и ряд других изданий сообщали о злоупотреблениях при закупках ПО для школ (Microsoft - естественная монополия российской системы образования. Часть 1, Часть 2).


В нашем распоряжении оказался текст Проекта разработанного Мининформсвязи. Так как тема закупок ПО крайне важна не только для школ, но и для всего государственного сектора, мы публикуем полный текст документа: «Проект. Предложения Мининформсвязи России по обеспечению общеобразовательных учреждений базовым пакетом лицензионного программного обеспечения в рамках внедрения единого федерального стандарта минимально необходимого оснащения школ современными информационно- коммуникационными технологиями».


Интервью с директором Департамента Мининформсвязи Максутом Шадаевым


Документ разработанный Мининформсвязи вызывает много вопросов. За пояснениями и уточнениями мы обратились к одному из создателей проекта директору Департамента государственных программ, развития инфраструктуры и использования ограниченного ресурса Министерства информационных технологий и связи РФ Максуту Шадаеву:


– В прошлом году стартовала большая программа по подключению российских школ к интернету. До запуска этой программы Россвязьнадзор (надзорный орган в сфере связи) дошел до каждой школы и провел некоторую техническую инвентаризацию. То есть, оценил количество компьютеров, качество доступа в интернет (если доступ есть) и практически по каждой школе был создан паспорт использования информационных технологий. В рамках создания паспорта мы обнаружили, что существует серьезная проблема дифференциации регионов по уровню использования современных технологий в образовании. Богатые регионы активно инвестируют в школы, бедные не могут поддержать этот темп и разница между школами растет. У нас был создан с Минобрнауки координационный совет, где мы эту проблему рассмотрели и возникла идея, которая пока нормативно никак не оформлена. Мы придумали, что нам нужно со стороны федерации обеспечить поддержку некоторых выравнивающих механизмов. Федерация должна независимо от состоятельности региона обеспечить некоторый уровень информационных технологий, который позволит школам пользоваться современными технологиями в обучении. Мы определили некоторый базовый минимум. В этот базовый минимум вошел компьютерный класс, широкополосное подключение к Интернету, единый федеральный базовый пакет ПО. Таким образом был сформирован «Единый федеральный стандарт минимально необходимого оснащения школ современными информационно-коммуникационными технологиями». Этот стандарт был утвержден решением межведомственного координационного совета по информатизации системы образования.


– Как сформировался набор базового программного обеспечения для школ?


– Во время инвентаризации школ мы поняли, что существует большая проблема с лицензионным ПО (около 75% процентов компьютеров используют нелицензионное ПО). Тогда мы попросили субъекты федерации сообщить нам о своих потребностях в лицензионном ПО (с просьбой указать конкретную версию продуктов и количество необходимых лицензий) для того, чтобы гарантировать стопроцентную лицензионную чистоту. Все субъекты федерации представили нам собственные потребности в лицензионном ПО, для того, чтобы гарантировать необходимое качество образовательного процесса. После этого мы посмотрели, что у нас востребовано и на этой основе сформировали пакет, с учетом того, что бюджет имеет ограничения.


– Но согласитесь, что процедура выбора образовательного ПО довольно странная.


– В документе только первоначальные предложения Минсвязи, которые мы после этого согласовывали с Минобрнауки. Теперь список программ претерпел изменения. Мы шли просто как айтишники: спросили что нужно субъектам, посмотрели самые востребованные продукты, сформировали пакет программ, послали на согласование с Минобрнауки, в результате которого добавилась программа-переводчик, система распознавания текста и еще некоторые продукты. Систему управления базами данных мы закрываем тем, что у нас Access входит в пакет Майкрософт. И сейчас фактически мы сделали следующую итерацию по этому базовому стандарту и теперь Минобрнауки полностью разделяет нашу позицию.


– Но есть же стандартная процедура государственных закупок, где она в проекте?


– В нашем проекте не написано, что обязательно должен закупаться, например, Adobe Photoshop. Там написано Adobe Photoshop «или эквивалент по функциональным и техническим характеристикам»


– Максут Игоревич, Adobe Photoshop — это профессиональный коммерческий продукт высшего уровня и стоимость самой легкой версии 250 долларов, а обычная приближается к тысяче долларов. Это все равно, что порекомендовать в автошколы для ребят Audi-8 или аналогичный по характеристикам продукт.


– Первое, закон о государственных закупках позволяет нам в рамках формирования цены провести переговоры с основными производителями, чтобы понять лимитную стоимость конкурса. Второе, мы на этом этапе не согласовываем конкурсную документацию. Это наши предложения, которые позволят определить общий бюджет проекта. Сейчас средств на это нет. Нам нужно обосновать сколько средств необходимо государству на решение этой задачи. Кроме того, мы не говорим, что мы хотим удовлетворить все потребности школ в программном продукте. У нас очень простая задача – нужно лицензировать то, что сейчас используется в школе. Вопрос не стоит так: всем поставить Adobe Photoshop. Задача состоит в том, что там, где Adobe Photoshop реально стоит, начать за это реально платить. Он де-факто стоит и используется. Его нужно легализовать.


– Если Adobe Photoshop стоит незаконно, то его нужно удалять с компьютера. Ворованное использовать нельзя. А в некоторых школах стоит программа AutoCAD, которая стоит тысячи долларов. Давайте ее тоже легализуем. А в других школах с математическим уклоном стоит MATLAB, который стоит десятки тысяч долларов. Получается, что и их нужно тоже легализовать, раз уж они все равно установлены?


– Пакет программ можно обсуждать и мы предлагаем это делать. У Минобрнауки возникли вопросы, которые мы учли, но у них не было вопросов по поводу Adobe Photoshop. Они не говорили, что надо взять более простой продукт, который не будет столько стоить. И поймите, на уровне конкурсной документации будут определены функциональные требования к каждой категории программ и эти требования должны согласовать все и Минэкономразвития и Рособразование (то ведомство, которое будет координировать эту программу). И если эти требования будут признаны необходимыми и достаточными и какой-то другой продукт кроме Adobe Photoshop будет соответствовать техническим требованиям и производители предложат более выгодные условия, то соответственно этот продукт выиграет. Это может быть в том числе свободное ПО, если все требования будут выполнены.


Просто у нас две разных задачи. Мы пытались обосновать необходимость федерального финансирования данной задачи и определить сумму, которую государство может под нее выделить. После этого начинается длинный цикл по подготовке конкурсной документации, детальному определению стандартов и на этом уровне все детально контролируется, так как здесь другая степень ответственности, связанная с проведением закупок и нарушением законодательства в этой сфере. Сейчас мы находимся на стадии, когда нас просили разобраться какой порядок финансирования требуется, чтобы то программное обеспечение, которое стоит в школах и используется, сделать лицензионным.


– Почему в предложении даже не рассматривается вопрос о лицензиях на программное обеспечение для домашних компьютеров школьников? Знают ли авторы документа, что во всех развитых странах предоставляются так называемые «кампусные лицензии», то есть даются лицензии не только на оборудование в учебных заведениях, но и на домашние компьютеры не только учителей, но и учеников? Как будут выполнять школьники домашние задания, если минимальная цена, которую должна дополнительно выложить каждая семья помимо стоимости компьютера только за лицензионное программное обеспечение — 700 долларов?


– Что касается кампусных лицензий, то Microsoft не дает ученикам кампусные лицензии и в других странах мира.


– Как не дает? В ЮАР, вообще дают бесплатно. Или возьмите поcледние предложения Microsoft, компания предлагает школьный базовый пакет для развивающихся стран за три доллара.


– Понимаете, когда мы пытались разговаривать с Минэкономразвития, а они пытались спекулировать на теме свободного программного обеспечения, мол, все есть и можно разово все школы перевести на свободное ПО. В действительности это невозможно. И все тезисы, что там все бесплатно – просто не работают. Кто возьмет на себя ответственность, чтобы сказать всем школам: «Завтра мы переходим на свободное ПО»? Вы знаете, что словарь Lingvo не работает под Linux?


– Но возможны и другие решения. Например, государством покупается компьютер с предустановленной операционной системой Windows за 60-80 долларов, но все остальные прикладные программы открытые, бесплатные и лицензионные.


– Если бы проблема стояла так, то у нас бы не было 480 тысяч компьютеров в школах, нуждающихся в лицензировании Windows.


– По мнению многих экспертов, все потребности образования (мы говорим об образовательных продуктах) могут быть покрыты открытым и бесплатным в тиражировании ПО. Открытый и бесплатный GIMP может заменить Adobe Photoshop.


– Если GIMP 2 выиграет на конкурсе у Adobe Photoshop, то хорошо. Нам все равно, если так решит конкурсная комиссия. С другой стороны, если у нас на двести тысяч компьютеров регионы просят поставить Adobe Photoshop, то это значит, что существует потребность школ в этом продукте. Если вы завтра им дадите GIMP они его завтра снесут и поставят Adobe Photoshop. Мы не можем этого не учитывать.


– Если в регионах есть потребность ездить на дорогих джипах, но у них в автопарках Жигули, то это же не означает, что необходимо всем по их запросам дать дорогие джипы? Если абстрактный директор школы «поносов» виноват, то он должен быть наказан.


– Завтра, если будут массовые проверки, то большинство директоров школ придется наказать. У нас другая задача. Мы не спорим, что нужно еще раз посмотреть этот федеральный стандарт, но если мы сейчас в бюджете выбьем деньги на Adobe Photoshop, как на максимальное решение и кто-то другой предложит лучшее решение и выиграет этот лот, то — отлично, потому что конкурсные процедуры жестко регламентированы. Выиграет GIMP, его поставят на все школьные компьютеры. Но если программа не отвечает потребностям людей, то ее потом снесут и поставят снова Adobe Photoshop. Почему не поставить в школы то, что нужно людям?


Мы хотим, чтобы наши школьники получили самое лучшее. Пусть они привыкают в школе ездить на условной Audi-8, тогда и во взрослой жизни они будут стараться ездить на Audi-8. Мы считаем, что нам удалось получить такие условия на закупку коммерческого ПО для школ, чтобы государство могло себе позволить его профинансировать. Если вы в школе учитесь работать на Adobe Photoshop, то у вас в дальнейшей жизни уже есть специальность. Если мы используем для обучения Adobe Photoshop, который является мировым стандартом, то это хорошо, мы вкладываем чуть больше в качество подготовки наших школьников.


– Но этот продукт по своим возможностям для школьников крайне избыточный. Даже профессионалы в издательствах серьезно утверждают, что для постоянной работы достаточно десятой долей возможностей Photoshop. А в образовании избыточность это часто серьезный недостаток. Чем сложнее пособие для образования, тем труднее и дольше сам процесс обучения. Программы открытого ПО часто проще, функциональнее и богаче возможностью и вариативностью, нужной в образовании.


– Открытое ПО будет участвовать в наших конкурсах. Мы тщательно исследуем ситуацию со открытым ПО и уже переговорили со всеми российскими производителями. Наша позиция следующая. Первое. Нет стабильной версии открытого ПО, которая была бы рекомендована для использования в бюджетных учреждениях и которая прошла хоть какие-нибудь государственные испытания. То есть, ее надо заказывать и отдельно делать. Второе. Все что было сделано за 5-6 лет активного финансирования системы образования работает под Microsoft. При этом мы сказали и первый вице-премьер Дмитрий Анатольевич Медведев нас при этом поддержал, что мы понимаем, что стратегическая задача нашего проекта — уменьшение зависимости системы образования от продукции зарубежных производителей и уменьшение лицензионных платежей, которые мы им платим.


И мы договорились, учитывая все эти проблемы, связанные со свободным ПО, что нужно профинансировать создание стабильной версии, что нужно адоптировать под нее прикладные системы, что нужно адоптировать те разработки, которые были сделаны для системы образования ранее. Мы договорились одновременно делать пилотный регион. Мы в отличие от Минэкономразвития считаем, что нельзя сразу по всей стране отказаться от Windows. Мы говорим: «Давайте двигаться последовательно». И как один из вариантов (у нас же лицензионные платежи ежегодные) мы можем поставить одновременно и Linux и Windows.


– Вопрос с операционными системами Linux или Windows не единственный вопрос. Можно оставить пока Windows, но взять многие стабильно и хорошо работающие бесплатные программы, тем более, что на их тестирование не требуется брать ничье разрешение. Почему не попробовать и под Windows использовать OpenOffice?


– Если конкурс выиграет OpenOffice, то поставим его в школы.


– Разве не нужно четко различать выбор между операционными системами (Linux - Windows) и между прикладными программами. Многие открытые, бесплатные программы отлично и давно работают под Windows, часто превосходя свои платные аналоги. Тот же OpenOffice имеет все нужные аналоги программ из Microsoft Office.


– Согласен. Но поймите, мы начали с первой стадии, когда нужно выяснить готово ли вообще государство финансировать программное обеспечение для школ. У нас вообще позиция Минфина, что подобное финансирование не задача федерации, а задача субъектов. Мы считаем, что все разговоры целесообразно вести, когда государство определит ту сумму, которую оно готово потратить на эту проблему. А если мы, или Рособразование, которое является ответственным госзаказчиком в этой части, сможет эффективно потратить средства за счет того, что конкурс выиграют GIMP и OpenOffice, то выберем их. Но скорее всего тогда все равно в самих школах будут сносить OpenOffice и все равно ставить Microsoft Office. Вы думаете, что школе можно навязать искусственный стандарт? Не забывайте, что рядом со школой большой мир. Если у человека дома стоит Microsoft Office, то все равно в школах его будут ставить. Почему в этом случае государство не может пойти на расходы и дать детям самое лучшее, самое современное, самое распространенное ПО? Почему мы должны говорить ребятам: «Какой вам Adobe Photoshop, вот вам GIMP и рисуйте в GIMPе».


Но главная проблема сейчас, чтобы федерация профинансировала этот проект. Это как было с подключением школ к интернету. На какой скорости подключать школы 128 или 512 кбит/с решалось после того, когда был выделен от федерации некоторый бюджет. Нам сейчас нужно политическое решение правительства, чтобы школы защитить от преследования по статьям об авторском праве. А вопрос «какой там стандарт будет» пусть решают ответственные ведомства — есть Минобрнауки, есть Минсвязи, который определяет техническую политику. Пусть они вместе в рамках выделенного бюджета определятся. Есть и поставщики, которые могут участвовать в конкурсах и т.д. Поймите, мы с вами обсуждаем детали следующего этапа.


Сколько существует этот вопрос? Пока Минсвязи не поставил эту проблему на повестку дня о ней серьезно никто и не говорил. Мы единственные кто осмелился предложить хоть какие-то механизмы решения проблемы и нас сразу же все стали ругать. Давайте займем позицию Минэкономразвития и вообще ничего делать не будем. Главное снимем ответственность с себя. Заберем весь коммерческий ПО из школ и скажем людям: «Идите, пользуйтесь свободным ПО». А дальше не важно, что произойдет, если люди не захотят или не смогут использовать открытый ПО, а захотят учиться Adobe Photoshop потому что это для них шанс интегрироваться в будущее. Вы начинаете критиковать нас раньше времени. Еще нет предмета критики. Мы просто объяснили правительству, объяснили вице-премьеру Медведеву, что это не так дорого.


Мы считаем, что Российская Федерация может взять на себя эти обязательства и в полном объеме потянуть их для всех школ, потому что это наши дети. Поймите нашу обеспокоенность. Мининформсвязи активно пробивал проект по подключению школ к интернету. В начале там было в плане записано 20 тысяч школ и стояло в два раза меньшее финансирование. Когда мы провели исследование, то подняли вопрос: «Почему 20 тысяч школ, если у нас не подключены почти 53 тысячи? По какому признаку мы отберем из них 20 тысяч?» Мы все объяснили правительству, бюджет проекта в два раза увеличили, и он пошел. И проект станет стимулирующим для всего развития инфраструктуры последней мили в России. Потому что множество компаний меняет структуру с аналоговой на цифровую, чтобы оказывать эти услуги.


Теперь мы пытаемся решить другую задачу. Не получится, сохранится статус-кво. Нам бы сейчас помочь в этом деле, а не говорить, что те продукты, которые вы предлагаете — не нужны, они избыточны. На этом этапе консолидация и желание решить эту проблему намного важнее, чем обсуждение конкретных позиций. Не надо думать, что именно в этом виде мы все прямо сейчас утвердим и принесем деньги Microsoft, Adobe и т.д. потому что есть предусмотренные законодательством процедуры расходования средств.


– А почему в вашем проекте на контроль за программным обеспечением выделено так много средств — 1,356 млрд. рублей?


– Это не только на контроль. Это на всю систему обучения этому софту, на систему дистрибуции, на систему распространения обновлений, на единый call-center для учителей и школьников, куда они будут звонить в случае проблем. Мы говорим, что нужно не просто раздать дистрибутивы. Нужно создать систему поддержки данного программного обеспечения кто бы не выиграл конкурсы свободное или коммерческое ПО. Также школьники смогут дистанционно обучаться этим продуктам. А система контроля нужна, так как все вендоры от нас требуют, чтобы вплоть до адреса школы было известно, где стоит их ПО. Нам нужен регистр на 60 тысяч объектов. Внутри года на любое количество новых компьютеров можно ставить новые версии и т.д. Нам система контроля нужна, чтобы контролировать, в частности, объем лицензионных платежей. Конечно, вся эта работа не может быть проведена вендером, так как он говорит: «Я вам продал продукт, например, Corel DRAW за четыре доллара и используйте его».


– Разве поставщики не должны обслуживать свои продукты? Довольно странно, что Российская Федерация должна за свой счет консультировать школьников по поводу продуктов, например, Microsoft?


– Для компании Microsoft, я вас уверяю, этот проект — социальный. На нем деньги не делают, если учесть, что за эти деньги еще поступает дистрибутив.


– А не смахивает эта ситуация на политику «первый косяк бесплатно»?


– Нет, мы в любой момент можем отказаться от коммерческого ПО, если есть ему достойная замена. Наша позиция такая, мы не просто должны школу подключить к сети интернет: во многих школах нет ни специалистов ни опыта эксплуатации такого оборудования, ни денег на оплату трафика. Поэтому мы школы подключаем и два года оплачиваем им трафик. Здесь тот же самый принцип мы должны не просто вбросить что-то в школы, чтобы это там тихо умерло, мы должны для всех школ создать систему поддержки, чтобы в частности, учить очно учителей информатики. У нас пока денег нет, и нет оснований считать, что деньги обязательно будут. Нам бы вообще пробить, чтобы государство платило за лицензионное ПО.


– А как сейчас поставляются компьютеры в школы?


– Очень просто. Во многих случаях без лицензий. Из 670 тысяч компьютеров 480 тысяч не имеет лицензий Microsoft Windows. Это большой миф, что компьютеры в 10-процентах случаев закупаются в школы с ОЕМ-лицензиями (заранее установленными).


– Они идут в школы без софта?


– А что вы думаете? Бедные регионы считают каждую копейку и не хотят тратить 40-80 долларов на каждый компьютер на ОЕМ-лицензии. Это можно вместо трех лицензий купить еще один компьютер. Как вам кажется, как они себя ведут? Масштаб проблемы в области лицензирования действительно угрожающий.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG