Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Адвокат Борис Кузнецов об уголовном деле, возбужденном против Мананы Асламазян


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Михаил Саленков: Головинский суд Москвы рассмотрит сегодня законность проведения выемок документов в фонде «Образованные медиа», бывший «Интерньюс". 18 апреля сотрудники Департамента экономической безопасности МВД России изъяли документацию и серверы организации. Обыск проводился со ссылкой на уголовное дело, возбужденное против руководителя фонда Мананы Асламазян. В январе, возвращаясь из частной поездки, она не задекларировала чуть более 9,5 тысяч евро и теперь обвиняется в контрабанде. По мнению адвокатов, выемки, проведенные в фонде, незаконны, поскольку Асламазян обвиняют как частное лицо, а не как руководителя организации.


Коллеги Мананы, журналисты, составили открытое письмо президенту России Владимиру Путину, с просьбой вмешаться в ход этой истории. Более 2000 подписей стоит под обращением, призывающим президента «остановить расправу с «Образованными медиа»». Накануне корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова беседовала с адвокатом Мананы Асламазян Борисом Кузнецовым.



Марьяна Торочешникова: Уголовное дело возбуждено конкретно против Маманы Асламазян. Известно ли, что возбуждено уголовное дело по факту незаконной деятельности какой-то компании «Интерньюс»?



Борис Кузнецов: Уголовного дела нет.



Марьяна Торочешникова: А что это тогда? Откуда и почему взялись эти обыски? И насколько позволяет российское законодательство обвинять в уголовном преступлении одного конкретного человека, а обыски проводить в какой-то организации?



Борис Кузнецов: Понимаете, человека задержали с валютой, которая превышает допустимые нормы. Она, эта валюта, не была задекларирована. Вопрос спорный - что здесь, состав уголовного преступления или административного проступка. Это как бы вопрос чисто теоретический. Но совершенно ясно, что факт задержания установлен, его никто не оспаривал. Размер сумм, которые при ней оказались, тоже никто не оспаривает. То есть, по-хорошему, если вы считаете, что здесь состав преступления уголовного, то, пожалуйста, - задержали, опросили, передавайте дело в суд. Но совершенно таинственным образом уголовное дело расследуется два месяца, хотя его расследовать можно три дня. В суд оно не направляется, а направляется в Московскую транспортную прокуратуру. Там то ли они забыли про существование этого дела, то ли они консультировались, то ли занимались еще какой-то деятельностью, которая к этому уголовному делу не имеет никакого отношения, - во всяком случае они пропустили срок предварительного следствия. А 12 апреля проводится обыск с организации, фонде «Образованные медиа», и второй - в автономной некоммерческой организации «Интерньюс». Дело в том, что «Интерньюс» - такой организации в природе не существует, она была, но она была ликвидирована. И соответствующие записи внесены в реестр регистрации юридических лиц. То есть проводят обыск в несуществующей организации. Притом оба обыска проводятся одним и тем же оперативным работником в одно и то же время. А в письме, которое направлено, отдельное поручение для проведения этого обыска, они пишут: «Есть основания считать, что речь идет об отмывании денег». Ну, во-первых, о каком отмывании, в принципе, может идти речь, когда речь идет о ввозе денег в Россию? Эти деньги лично принадлежат Асламазян, и доказательства этому есть. Никакого отношения эти деньги к фонду «Образованные медиа» не имеют.



Марьяна Торочешникова: Борис Абрамович, и все-таки хочется разобраться и не запутывать слушателей, в настоящий момент какова судьба вот этого конкретного уголовного дела по обвинению в контрабанде Мананы Асламазян?



Борис Кузнецов: Оно расследуется. Но никаких реальных действий следствие не предпринимает. Потому что расследовать там, в принципе, нечего.



Марьяна Торочешникова: В отношении руководства организации «Образованные медиа» возбуждено уголовное дело?



Борис Кузнецов: Нет.



Марьяна Торочешникова: И вот эти обыски, они проводились в рамках какого уголовного дела?



Борис Кузнецов: Они проводились в рамках уголовного дела по задержанию Асламазян Маманы на Шереметьевской таможне 21 января.



Марьяна Торочешникова: По факту контрабанды.



Борис Кузнецов: Да.



Марьяна Торочешникова: И в то же время в документах, с которыми следователи пришли проводить обыск в «Образованных медиа», было написано, что обыск проводится с целью проверки законности совершения финансовых операций, в том числе легализации денежных средств…



Борис Кузнецов: Это не в самом постановлении написано, это написано в поручении, которое дал следователь оперативным работникам, которые производили обыск. Мотивируя необходимость проведения этого обыска. Чтобы было понятно, поступило заявление об изнасиловании - а проводится экспертиза финансово-хозяйственной деятельности. Здесь одно и то же.



Марьяна Торочешникова: Это вообще, на ваш взгляд, какой-то злой умысел или это простая глупость? Что это?



Борис Кузнецов: Мне совершенно ясно, что дело из обычного, простого… С моей точки зрения, там даже состава преступления нет, там административный проступок; поскольку сумма, которая превышает разрешенный размер без декларирования, не превышает 250 тысяч рублей, то речь идет вообще об административном проступке. Но в связи с тем, что президент неоднократно высказывался по поводу того, что некоторые наши некоммерческие организации финансируются из-за рубежа и являются чуть ли не шпионскими, чуть ли не резидентурой не знаю кого, Центрального разведывательного управления, Ми-6 или «Моссада», я не знаю, поэтому здесь тут же подхватили и решили раздуть кадило - проверять финансово-хозяйственную деятельность. Я ни на что не рассчитываю. Я просто считаю своим долгом сделать максимум, чтобы дать возможность организации существовать и нормально работать, которая, по-моему, единственная из существующих в Российской Федерации всерьез обучает журналистов.


XS
SM
MD
LG