Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Зинаида Серебрякова. Безмятежная свежесть детского портрета


<i>За завтраком. 1914 год.</i> Государственная Третьяковская галерея, Москва. [Фото — <a href="http://www.art-catalog.ru/index.php" target=_blank>«Art-каталог: живопись и графика»</a>]

<i>За завтраком. 1914 год.</i> Государственная Третьяковская галерея, Москва. [Фото — <a href="http://www.art-catalog.ru/index.php" target=_blank>«Art-каталог: живопись и графика»</a>]

В московской галерее «Дом Нащокина» открылась выставка «Зинаида Серебрякова. Детский портрет». В экспозиции представлены малоизвестные широкой публике графические работы знаменитой художницы.


Подавляющее большинство показанных на выставке акварелей и карандашных рисунков, говорит директор галереи «Дом Нащокина» Наталья Рюрикова, — из частных, семейных собраний: «Семья Лансере-Серебряковых — это огромный клан, живущий в Москве. У всех есть работы Серебряковой».


Ценность этой выставки в том, что не часто можно увидеть эти работы, они не музейные: «Нет-нет, практически и нет такой возможности. Это можно назвать премьерой. Мне лично эта выставка дорога тем, что это графика, и здесь контакт с ней наиболее близкий, потому что картина — это всегда... знаете, художник, кисть и картина — и ты сразу немножко отдаляешься. А это такой вид искусства, очень тонкий, очень каллиграфический, ювелирный и очень живой. В этих работах ощущаешь вот это ушедшее поколение, с которым так жестоко и так страшно расправилась наша страна», — говорит Наталья Рюрикова.


Признание пришло к Зинаиде Серебряковой в ранней молодости, в 1910-е годы, когда была написана давно ставшая хрестоматийной картина «Утро. Автопортрет». Однако, благополучный период в ее жизни не был долгим. Смерть мужа, четверо маленьких детей на руках. Затем разлука с двумя, а с двумя — отъезд во Францию. Безденежное эмигрантское существование и полная профессиональная невостребованность художницы. Поразительно то, что следа всех этих невзгод в ее портретах нет. Дети на ее листах по-прежнему живут гармоничной жизнью. Даже приболевшие, с перевязанным горлом и заботливо уложенные в постель, они не утрачивают особой свежести, которую в русской живописи кроме Серебряковой, кажется, умел передать только Валентин Серов.


«Здесь еще представлены письма, и мы выпустили целую книжку писем Серебряковой детям. Читать, конечно, невозможно — слезы наворачиваются. Как это в ней сочеталось, знаете, — ни жесткости, ни жестокости, не ненависти», — говорит Наталья Рюрикова.


Выставка в «Доме Нащокина» называется «Детский портрет», однако, здесь есть и несколько изображений взрослых. Среди них — ранний акварельный автопортрет Серебрякой, — совсем юной, улыбающейся своей фамильной улыбкой-полумесяцем. Все, кто ее знал, говорят — она была одновременной застенчивой и смешливой.


XS
SM
MD
LG