Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лоббируя газопровод вдоль Каспия, Россия готовится к переговорам с ЕС


Прикаспийский газопровод - одна из главных тем визита президента России в Казахстан и Туркменистан

Прикаспийский газопровод - одна из главных тем визита президента России в Казахстан и Туркменистан

Прикаспийский газопровод, проект которого обсуждается в ходе нынешнего визита президента России в Казахстан и Туркменистан, - прямая альтернатива иным маршрутам среднеазиатского газа в Европу. До саммита Европейский союз – Россия, среди главных вопросов которого - поставки энергоносителей, остается неделя.


Соглашение в области энергетики должно стать частью общего нового двустороннего соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Европейским союзом и Россией. Срок действия нынешнего, подписанного в 1997 году, истекает в октябре.


Европейский союз по-прежнему исходит из того, что соглашения с Россией в этой области должны базироваться на принципах международной Энергетической Хартии, которую Россия вместе с другими странами подписала в 1991 году, но до сих пор отказывается ратифицировать. «Наша общая цель – сотрудничество в энергетике, основанное на предсказуемости и взаимности, открытости рынков и недискриминационном доступе к инфрастуктуре, в том числе – для транзита энергоносителей», - говорит руководитель внешнеполитического ведомства Европейской комиссии Бенита Феррера-Вальднер.


Транзит энергоносителей – камень преткновения на переговорах Европейского союза и России. Речь идет о возможности транзита по трубопроводам «Газпрома» например, того газа, который Европа закупала бы напрямую в Средней Азии. То есть, условно, он оставался бы при этом «среднеазиатским», а не становился «российским» только потому, что Россия закупила этот газ предварительно.


Интересно, что Транзитный протокол к международному договору Энергетической Хартии, который Россия категорически отказывается подписывать, вовсе не обязывает страну предоставлять свои трубопроводы для транзита нефти или газа, и это прямо записано в тексте Договора. Более того, в нем предусмотрен набор возможностей для отказа либо в доступе к существующим мощностям транспортировки, либо в строительстве новых трубопроводов, уточняет заместитель генерального секретаря секретариата Энергетической Хартии Андрей Конопляник. «Когда мы говорим о "равноправном доступе", это не значит, что доступ должен предоставляться на любых условиях и всегда. Заинтересованной стороне в этом может быть отказано, но - на основании "прозрачных", аргументированных объяснений».


Если допустить, что Россия согласится на транзит газа из третьих стран, не останется, по сути, препятствий к тому, чтобы такой же доступ к экспортным трубопроводам «Газпрома» получили бы и независимые производители газа в самой России. Но в прошлом году экспортную монополию «Газпрома», существовавшую ранее де-факто, оформили еще и де-юре – был принят специальный закон. Хотя, согласно принятой стратегии, к 2011 году внутренние цены на газ в России и экспортные, за вычетом таможенных пошлин и стоимости транспортировки, практически сравняются, напоминает аналитик «МДМ-Банка» Андрей Громадин: «К тому времени и "Газпрому", и независимым производителям газа в России станет все равно, куда поставлять газ – на внутренний рынок или на экспорт». Сегодня «Газпром» закупает газ у «независимых» прямо «на скважине» примерно по 40 долларов за тысячу кубометров, внутренние цены составляют около 50 долларов, а экспортные, без пошлин и транспортировки – примерно 135 долларов, отмечает Громадин.


Транзит в обмен на европейские рынки


В странах Европейского союза с 1 июля этого года внутренние рынки газа должны быть полностью открыты для свободной конкуренции поставщиков. А это нереально без предоставления им доступа к газопроводам в соседних странах, которые принадлежат, как правило, крупнейшим национальным энергетическим компаниям. Тем не менее, Европейская Комиссия полна решимости принять все необходимые меры, гарантирующие становление в Европе по-настоящему конкурентного рынка электроэнергии и природного газа, говорит руководитель департамента энергетики Европейской Комиссии Андрис Пиебалгс: «Цель наших усилий – создать ситуацию, при которой конечный потребитель, скажем, в Португалии, мог бы свободно покупать электроэнергию в Финляндии. И это – достижимо!»


Однако и сегодня, по данным самой Еврокомиссии, не более 10% всей электроэнергии и 5% всего газа, потребляемого в Европе, пересекает хотя бы одну границу между странами. Речь идет не о поставках, например, российского газа по трубам, идущих через несколько стран, а о том газе, который некая компания (в Германии, Франции, Австрии или Италии), купив у России, Норвегии или Алжира, могла бы затем перепродать потребителям в соседней стране Европы, а не только в собственной. «Решения о либерализации европейских рынков газа остаются, скорее, лишь на бумаге, - говорит руководитель отдела энергетики Рейнско-Вестфальского института мировой экономики в Эссене Мануэль Фрондель, эти рынки для независимых поставщиков пока закрыты, конкуренции фактически нет. «Особенно непрозрачная ситуация сложилась в Германии. Да, немецкие потребители получили право заключать договор на поставку газа с любым его поставщиком. Но, учитывая, что рынок в Германии давно поделен между несколькими крупными региональными компаниями, а почти половину немецкого рынка контролирует всего одна компания – EON-Ruhrgas, на деле не все так просто.


Думаю, пройдет еще немало времени, пока этот рынок в Европе будет по-настоящему открыт для свободной конкуренции поставщиков».


Именно на эти рынки и стремится проникнуть российский «Газпром» - получить доступ к конечным потребителям в Европе. Удалось – в Италии: в обмен на поставки газа до 2035 года «Газпром» получит примерно 3% итальянского розничного рынка.


В целом Европейский союз обеспечивает себя собственным газом лишь наполовину. Примерно четверть приходится на импорт из Норвегии, не входящей в ЕС, и Алжира. И еще четверть поступает из России. И только 5-7% - из других стран. «Странам-поставщикам энергоносителей следует осознать, что преуспеют больше, если будут следовать международным правовым нормам и правилам конкуренции в сфере энергетики. В противном случае страны-импортеры сырья будут и дальше диверсифицировать его импорт, все больше расширяя круг поставщиков», - говорит руководитель ведомства Европейской комиссии по торговле Питер Манделсон.


Расширить поставки газа Европейский союз стремится в том числе за счет прямых его закупок в Средней Азии. В ноябре прошлого года Европейская комиссия подписала меморандум об энергетическом сотрудничестве с Азербайджаном, который подразумевает среди прочего поставку на европейский рынок газа из Азербайджана по будущему газопроводу Nabucco, который пройдет через Закавказье и Балканы. «В связи с этим мы обращаемся к правительствам Грузии и особенно Турции с призывом сделать все необходимое для создания "прозрачного" и эффективного транзитного коридора через территории их стран», - заявила тогда руководитель внешнеполитического ведомства Европейской комиссии Бенита Феррера-Вальднер.


Месяц спустя меморандум о сотрудничестве в области энергетики был подписан в Брюсселе и с Казахстаном, по территории которого, если обсуждаемый ныне президентами трех стран проект получит поддержку, пройдет треть пути Прикаспийского газопровода – из Туркмении вдоль восточного побережья Каспия через Казахстан - в Россию. Переключая поставки газа из этих стран на себя, Россия не только обретает контроль над его экспортом в Европу, но и решает главную проблему «Газпрома» - увеличивающийся разрыв между обязательствами поставок на внутрироссийский и европейские рынки и прогнозируемыми на ближайшие годы объемами добычи.


Располагая таким конкурентным преимуществом как система газопроводов, Россия вряд ли согласиться сократить свою долю на европейском рынке в пользу тех же стран Средней Азии, говорит Андрей Громадин: «Если эти страны будут стремиться к независимому экспорту газа в Европу, им, скорее всего, придется построить новые трубопроводы, в обход России, а Европе - финансировать эти проекты».


XS
SM
MD
LG