Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Незыблемая и на удивление правдивая формула «Манану любят все» (в смысле все, кто встретился ей по жизненной дороге) нуждается в уточнении. Ее не любит один человек – и не самый последний. Скорее даже первый. И эта нелюбовь была проявлена публично, пять лет тому назад, летом 2002-го.


Шел круглый стол российских медиа-деятелей с участием президента. Выступали разные люди с разными темами. Манана Асламазян, генеральный директор некоммерческой организации «Интерньюс» (род деятельности – обучение профессии региональных тележурналистов; основной источник финансирования – зарубежные фонды), говорила о том, что надо поправлять налоговое законодательство в части благотворительности, потому что сейчас предпринимателям отчислять деньги на благие цели невыгодно. Вот поэтому реально благотворительностью занимается один ЮКОС. На этих словах ее перебил президент.


– А вы, Манана Альбертовна, где работаете? – спросил он.


– Там-то и там-то, – ответила Манана.


– А на какие деньги существует ваша организация? – по тону Путина было понятно, что ответ известен ему заранее.


– Я и говорю, что могу работать только на те деньги, которые жертвуют иностранные фонды, а мы хотим, чтобы российский бизнес нас поддерживал! – воскликнула темпераментная Манана.


– Это не благотворительность! (палец вверх – примечание очевидца). – Это продолжение политики иностранного вмешательства в наши внутренние дела.


«Голос был ледяным, – рассказывал мне очевидец. – Я увидел, как с президентской должности он мгновенно вернулся на ту, где работал в своей прежней жизни».


По существу вопроса, который поднимала тогда Манана, Путин не сказал ничего.


Спустя полгода, в феврале 2003 года, похожую схему построения диалога Владимир Путин применил в отношении Михаила Ходорковского. Тот сказал, что хорошо бы обратить внимание на коррупцию, а Путин, в ассиметричный ответ, напомнил о проблемах с уплатой налогов у компании ЮКОС.


В судьбах ЮКОСа и компании «Интерньюс» будет еще много параллелей. В том числе и по той причине, что компания ЮКОС финансировала фонд «Открытая Россия», а тот, в свою очередь, поддерживал мероприятия компании «Интерньюс», и значит, гонения на ЮКОС неизбежно должны были ее коснуться. Все эти годы «Интерньюс» методично трясли следственные органы. Однако никакого криминала не вытрясли. Наконец – дождались.


В конце января сего года гражданка Асламазян нарушила таможенное правило. В сущности, там было недоразумение, которое «по жизни» карается административным штрафом. Однако на этот раз штраф взяли в размере целой организации. В середине апреля в «Интерньюс» (а с недавних пор организация называется «Образованные медиа») пришли сотрудники МВД России и изъяли всю финансовую документацию и компьютеры – «в рамках уголовного дела о контрабанде». Общественность возмутилась: как же можно дело против частного лица переносить на всю организацию?! Однако же спустя несколько дней в своем послании Федеральному собранию президент Путин сказал, что сотрудники МВД все сделали правильно. По крайней мере, я так поняла его пассаж про то, что «растет поток денег из-за рубежа, используемых для прямого вмешательства в наши внутренние дела». А как остановить этот поток? Да только прикрыв организации, которые от него подпитываются! И вот эти рассказы про то, что «Интерньюс» занимался сугубо образовательными вещами, тут не проходят. На кого могла обучать такая организация? Только на «оранжевых революционеров».


Письмо, которое написали на имя Владимира Путина российские журналисты, разумеется, лишь укрепит в мысли, что «правильно, и главное, вовремя мы их прикрыли». Список в две тысячи подписей в его представлении – это «пятая колонна», одурманенная на заграничные деньги. При том, что и сам текст письма – никакая не челобитная (впрочем, верноподданические формулировки тоже не помогли бы). Это жесткая формулировка позиции: происходящее с «Интерньюсом» – очередной шаг к ущемлению гражданских прав населения России. Письмо, по сути – конечно же, протест. А реакция на любой протест, увы, известна.


Я думаю, очень многие это понимают. Поэтому всякое будет. Только что один из подписантов наговорил в радиоэфир гигантскую объяснительную записку, почему он поставил свою подпись, хотя не согласен с текстом (!). А завтра «подписантов», которые работают в подконтрольных государству СМИ, начнут прессовать на работе. Но вот есть же люди, которым достоинство все еще важнее работы.


А в перспективе праздник все равно будет на улице Мананы. Потому что правление Путина как-никак ограничено, а у нашего отношения к Манане – никаких сроков.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG