Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Пытки и избиения при расследовании терактов являются правилом»


Даже неполная и разрозненная информация, имеющаяся у правозащитников, позволяет им говорить о систематическим применении пыток при расследовании «кавказских» дел. Расул Кудаев до и после общения с правоохранителями Нальчика

Даже неполная и разрозненная информация, имеющаяся у правозащитников, позволяет им говорить о систематическим применении пыток при расследовании «кавказских» дел. Расул Кудаев до и после общения с правоохранителями Нальчика


Правозащитное движение «За права человека» распространило информацию об избиении в отделении милиции Умара Батукаева, одного из группы людей, задержанных по подозрению в подготовке теракта в Москве. В День Победы правоохранительные органы обезвредили в столице России автомобиль, начиненный взрывчаткой. В среду же были задержаны трое подозреваемых в причастности к подготовке теракта. Двое из них на момент ареста находились в Москве. Это выпускник Московского банковского института Руслан Мусаев и студент Академии экономики и права Умар Батукаев. По словам правозащитника Льва Пономарева, не исключено, что дело в отношении задержанных Батукаева и Мусаева сфабриковано спецслужбами.


О зверском избиении в милиции Умара Батукаева правозащитникам сообщила его сестра. По словам руководителя общероссийского движения «За права человека» Льва Пономарева, женщина была в панике. Она рассказала, что вечером 8 мая ее брат был арестован. О суде над ним, который состоялся в Лефортовском изоляторе, родным сообщили за час до начала. Правозащитник Лев Пономарев рассказал РС об обстоятельствах разговора:


- Она сказала, что надо что-то сделать, потому что суд назначили неожиданно, журналистов там нет. Я сказал: «Пришлите факс». Она прислала. Я его распространил в средствах массовой информации. Надо опасаться того, что это дело сфабриковано. К сожалению, у нас есть основания для таких опасений. Мы знаем, как на Кавказе ФСБ и другие спецслужбы фабрикуют иногда квазитеракты, скажем так. У меня недавно был один бывший контрактник, солдат. Он сам мне рассказывал, как ночью закапывали снаряд, который предполагалось использовать в теракте, а потом днем публично при средствах массовой информации они этот снаряд «находили». Таким образом, они как бы отчитывались о проделанной работе. Были другие сообщения. Может быть, их не так легко проверить, но когда их много, то, конечно, возникает картина, что спецслужбы иногда, чтобы показать свою значимость, или выполняя политический заказ, могут фальсифицировать такого рода вещи, даже подготавливать теракты.


Автомобиль, начиненный взрывчаткой, обнаружили на Профсоюзной улице 8 мая. Разминировать машину удалось только к вечеру следующего дня. Взрывное устройство было вмонтировано в спинку заднего сиденья машины. В тот же день сотрудники правоохранительных органов задержали троих молодых людей, которые стали главными подозреваемыми в причастности к минированию автомобиля и подготовке теракта - Батукаева, Мусаева, Хамиева. Последний подозреваемый находился за пределами Москвы. Лорса Хамиева, задержали в Грозном и, по сообщениям СМИ, по требованию генеральной прокуратуры этапировали в СИЗО Владикавказа.


Подозреваемый в причастности к теракту Адам Асмаев пока не задержан. Как сообщил журналистам адвокат Батукаева Мурад Мусаев, его подзащитный был другом Лорса Хамиева, ранее проходившего свидетелем по делу о теракте у ресторана «Макдональдс» в Москве в октябре 2002 года:


- Задержанные ребята не имеют никакого отношения к обнаруженной машине, к оружию. Задержаны он лишь потому, что знакомы с одним из своих соседей. Живут эти ребята все на одном пятачке с двором, где обнаружена машина. Мы были в суде. Никаких доказательств или обстоятельств, которые свидетельствовали бы об их причастности к обнаруженной машине, не было предоставлено. На голословном заявлении следователя и прокурора ребятам была избрана мера пресечения. Они сейчас находятся в Лефортовском изоляторе.


- В суде мы обнаружили, что их с утра перед судебным заседанием кормили какими-то таблетками. Первым это обнаружила мать. Когда сына проводили мимо нее, она подошла ко мне и говорит - ради бога, посмотри, что с ним, потому что он явно невменяем. Я подошел к своему подзащитному, спросил - не кололи ли его чем-нибудь. Он сказал, что не кололи, но с утра давали какую-то таблетку. Мой подзащитный в принципе чувствовал себя неплохо по сравнению с Русланом Мусаевым, дело которого слушалось сразу после. Он также сказал, что утром его кормили только не одной, а целой кучей таблеток. При выходе из зала суда на лестнице он потерял сознание. Его затащили обратно в зал суда, положили на стол, раздели, стали откачивать. В какой-то момент он очнулся, громко задышал, потом снова потерял сознание. Привести его в чувство удалось только силами «скорой помощи», которая прибыла. Тут же, не разбираясь в существе происходящего, сотрудники ФСБ забрали его обратно в Лефортово. С тех пор о его судьбе нам ничего неизвестно.


Адвокатам не предоставляют разрешения на свидание с подзащитными, говорит Мусаев. Нет и возможности провести экспертизу и выяснить, действительно ли задержанным давали специальные препараты. Член совета международного правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов считает, что заявление об избиении Батукаева сотрудниками милиции должно быть расследовано самым тщательным образом:


- Перед захватом «Норд-Оста» был взрыв в «Макдональдсе», планировались еще несколько взрывов по городу. Перед захватом школы в Беслане были взрывы в Москве и два самолета были взорваны. В таких условиях, разумеется, необходимо сделать многое для предотвращения новых терактов для расследования этого готовившегося и для предотвращения нового. Но какими методами это делается? То заявление, которое я прочитал, звучит вполне правдоподобно. По тем делам, которыми мы занимаемся на Северном Кавказе, пытки и избиения являются не исключением, а правилом. Если говорить о Москве, можно вспомнить дело [Александра] Пуманэ. Там человека тоже подозревали в подготовке террористического акта и просто убили в ходе допроса. Это не менее страшная вещь, чем те преступления, в которых людей обвиняют. Потому что под пыткой ведь можно «узнать» все, что угодно - и то, что было, и то, чего не было. Будет ли это иметь отношение к предотвращению новых преступлений - неизвестно. Использование недозволенных методов, использование пыток в расследовании пускай даже террористических преступлений слишком опасная практика. Хотя мы мало знаем, этого достаточно, чтобы обратить самое серьезное внимание на заявление об избиении задержанных по подозрению в новых взрывах в Москве.


Правозащитники ждут официального обращения от родственников или адвокатов задержанных. По словам Льва Пономарева, заниматься их делом они смогут лишь после поступления такового. Однако за исключением звонка от сестры Батукаева, руководителю движения «За права человека» других жалоб не поступало.


Адвокаты Руслана Мусаева и Умара Батукаева обжаловали в суде меру пресечения. Их подзащитные подозреваются по двум статьям УК РФ - «Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия» и «Покушение на терроризм». В течение 30 суток следствие должно предъявить им официальное обвинение.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG