Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Поворот Европы «вправо». Европейский социализм переживает трудные времена; Национальное сознание как обязательный предмет в турецких школах; Почему в России не осталось чистых рек? Все-таки Дарвин был прав! Исследования самых древних многоклеточных животных




Поворот Европы «вправо». Европейский социализм переживает трудные времена.


Ирина Лагунина: Убедительная победа кандидата консервативных сил Николя Саркози на президентских выборах во Франции стала еще одним доказательством правого поворота, который наблюдается в последнее время в Европе. О причинах поправения европейских избирателей - мой коллега Ефим Фиштейн:



Ефим Фиштейн: Не видеть этого невозможно – европейский социализм переживает трудные времена. Разумеется, маятник настроений в странах Европы раскачивался и раньше, и время от времени то в одной стране, то в другой, приходили к власти правоцентристы: скажем, де Голль, Аденауэр или Маргарет Тэтчер. В своих странах им удавалось провести порой достаточно глубокие реформы, но сути того, что в политологии называется «европейской моделью социального государства», эти реформы все-таки не затрагивали. То, что происходит сейчас иначе, чем систематическим демонтажем социального государства не назовешь. При этом как никогда раньше в европейской политике резонируют правоконсервативные идеи. Поскольку канцлер Германии Ангела Меркель останется на своем посту еще как минимум несколько лет, да и популярность ее пока растет, а не падает, Николя Саркози заступает на президентскую вахту через пару дней, а в Британии вот уже год, как консервативная партия Дэвида Камерона на 10 очков опережает лейбористов, вполне можно предположить, что через какое-то время все три ведущие державы континента будут иметь правые правительства. Консервативные партии пришли к власти в результате выборов в центре Европы, в Польше и Чехии, на западе Европы – в Голландии и Дании, и на севере Европы, что вообще уникально, и не имеет аналогий в прошлом. Ведь Скандинавия считается чуть ли не родиной социального государства. А вот сейчас, после недавних выборов в Финляндии, единственной страной с социал-демократическим правительством во всем скандинавско-балтийском регионе осталась Литва. Если к этому перечню добавить менее широко известные факты, что правые сегодня возглавляют все без исключения центральные европейские организации – Европейскую комиссию в Брюсселе, Европейский парламент в Страссбурге и Европейский Совет – то картина вырисовывается однозначная. Разумеется, это облегчает их взаимную коммуникацию, облегчает проведение глубоких реформ, но должно же это явление иметь какое-то рациональное объяснение! Какие реальные причины вызвали этот сдвиг в политических пристрастиях европейских избирателей? Какие факторы обусловили предпочтительность консервативных общественных рецептов перед социалистическими? С таким вопросом я обратился к видному французскому политологу Жаку Рупнику, в недавнем прошлом – уполномоченному Европейского Союза по Балканам, а ныне сотруднику парижского Центра политических исследований. Жак Рупник ответил:



Жак Рупник: Иногда в этом можно видеть прихоть политического календаря. Получается так, что почти одновременно в нескольких странах проходят выборы, в которых побеждают партии той же или близкой политической окраски. Маятник может качнуться вправо, если до этого он находился на левой стороне. Всего лишь пять-шесть лет тому назад, в самом начале 2000-ых годов, в 12 из 15 тогдашних членов Европейского Союза у власти находились левые правительства. Сегодня складывается обратная картина – к власти приходят правые правительства. Но я бы не стал слишком обобщать – ведь есть также пример Испании или Италии, где правят левые партии или партии левого центра. Если же рассматривать отношение стран к сугубо европейским проблемам, то тут, как правило, деление на правых и левых мало помогает пониманию сути. К примеру, нынешнее консервативное правительство Швеции является более проевропейским, чем предыдущее социал-демократическое. Во всяком случае, оно выступает за вступление в еврозону, чего нельзя было сказать об их предшественниках. Та же картина в Британии: вместе с Тони Блером из политики уйдет самый проевропейский политик, какого только знала эта страна – Гордон Браун, который его сменит на посту премьера, гораздо более прагматичен, а лидер консерваторов Дэвид Камерон – вообще евроскептик. Одно можно сказать с уверенностью: да, континент в политическом смысле сдвинулся вправо. Этот сдвиг может иметь две причины: во-первых, это может означать, что европейцы намерены искать рецепты от своих недугов в сфере либеральной экономики, во-вторых, в этом можно усматривать европейский ответ на вызовы глобализации. Правые дают более адекватный ответ на новые проблемы – во всяком случае, так сегодня кажется. Что из этого получится – покажет время. Да, Николя Саркози утверждает, что намерен проводить во Франции глубокие реформы. Но в то же время он собирается проводить более решительную европейскую политику, направленную на активизацию роли Европы в глобализированном мире, на повышение статуса Европы. В этой области что-то необходимо срочно делать в виду нарастающей конкуренции со стороны Китая, других стран юго-восточной Азии, где крайне низка уровень социальных гарантий, и рабочая сила из-за этого несравнимо дешевей, чем у нас. Для восстановления мирового баланса и защиты специфических интересов Европы правые правительства таких европейских государств, как Франция, Британия и другие, должны выработать общий язык, которого до сих пор не было.



Ефим Фиштейн: Но может быть правый поворот, который наметился в Европе, может облегчить осуществление этой задачи – нахождение общего языка по важнейшим вопросам современности, перед лицом угроз, связанных с глобализацией: Жак Рупник с этим в принципе согласен:



Жак Рупник: Действительно, тот факт, что в европейских столицах и в важнейших европейских институтах власть принадлежит правительствам и политикам одной и той же политической окраски, имеет многочисленные преимущества. Им легче приходить к согласию, легче вырабатывать общую позицию по некоторым вопросам. Имея председателем Европейской комиссии Жозе Баррозо - политика правого толка, имея председателем Европейского парламента Ганса Поттеринга – представителя немецких христианских демократов и европейской Народной партии и имея такой состав Европейского Совета, в котором большинство составляют правоцентристы, можно смело рассчитывать на взаимное понимание и легче добиваться компромиссов. Но это все в теории – на практике зачастую мы обнаруживаем, что право-левое деление ничего не объясняет и что деление внутри отдельных государств или даже внутри отдельных партий, будь то правых или левых, оказывается гораздо более важным. В большой политике идеологическое размежевание не играет такой решающей роли, как на национальном уровне.



Ефим Фиштейн: Так считает французский политолог Жак Рупник. Но все же, какой из приведенных факторов – потребность в глубоких внутренних реформах, как социальных, так и экономических, или необходимость найти адекватный ответ на вызовы глобализации, можно считать решающим с точки зрения смещения избирательских предпочтений, как мы его наблюдаем в современной Европе? С этим вопросом я обратился к доценту Мирославу Марешу, сотруднику Института сравнительных политических исследований брненского Университета имени Масарика. Мирослав Мареш ответил так:



Мирослав Мареш: Я бы сказал, что оба фактора равнозначны по своей важности. К ним можно добавить поиск собственной идентичности, который можно наблюдать в современной Европе. Именно правые партии отдают вопросам национальной самоидентификации высокий приоритет. Поэтому и избирателям они представляются более адекватными и отвечающими запросам времени. Определенную роль может играть и тот факт, что правые политики обычно лучше образованы и имеют более высокую экономическую эрудицию и политическую культуру. Повсюду в Европе наблюдается тенденция к сохранению элементов социального государства, но в то же время к их адаптации к новым потребностям. После того, как репутация Тони Блера как реформатора в Британии пришла в упадок, левые партии перестали заниматься новаторством в социальной и экономической сферах. Возможно также, что у представителей среднего класса находят понимание протекционистские тенденции консервативных партий, стремящихся поставить внутренний рынок в своих странах поставить под охрану государства.



Ефим Фиштейн: Многое из того, что высказали в своих ответах наши эксперты, можно прочитать и в международной печати. Комментируя исход французских выборов, американская правоориентированная ежедневная газета «Вашингтон Таймс» пишет в своем вчерашнем номере:


«После десятилетий социалистического влияния во Франции - может ли исход французских выборов помочь триумфальному возвращению консерваторов того типа, какой была Маргарет Тэтчер. Возможно, В области внешней политики Николя Саркози, хотя и настроен более проамерикански, чем его предшественник Жак Ширак, все же вынужден учитывать антиамериканские настроения своих сограждан и поэтому, в частности, выступает против военной операции в Ираке. Но, как говорится, дареному коню в зубы не смотрят – это целиком относится и к Франции. Любое отклонение от линии, которая нанесла непоправимый вред французской экономике и даже культуре – тем, что позволила наводнить страну массой иммигрантов, не желающих ассимилироваться, - уже будет существенным улучшением».


Остается какое-то время выждать и убедиться, насколько практика подтверждает – или опровергает – теоретические построения. упник ответил :Р



Национальное сознание как обязательный предмет в турецких школах.



Ирина Лагунина: Турецкие законодатели поддержали идею прямых президентских выборов в стране. Раньше глава государства избирался парламентом. Изменение системы – прямой результат кризиса начала месяца, когда парламент предложил на пост президента кандидата от правящей партии, исповедующей идеи политического Ислама, а оппозиция армия, призванная следить за светским характером государства, выступили против. На улицы центральных городов Турции тогда вышли миллионы протестующих. Между тем опросы показывают, что именно исламистская Партия справедливости и развития сейчас набирает сторонников. Опросы показывают, что она сейчас значительно более популярна, чем даже в 2002 году, когда победила на выборах. Аналитики давно уже замечают, что в Турции в последнее время развивается кризис национальной само идентификации. Рассказывает наш корреспондент в Стамбуле Елена Солнцева.



Елена Солнцева: «Турки, научившись управлять стадами скота, навыки эти перенесли на людей, заложив основу современной цивилизации. Они привили другим народам основы права, организации и государственного строительства». Это цитата. Авторы ряда учебников видят непреходящую роль турок в мировой цивилизации. Венцом развития государственности представляется Османская империя. Классные комнаты кабинетов украшают географические карты, где Европа представлена частью необъятной Османской империи, границы которой простираются от Индии до стран Персидского залива. Школьники заучивают легенды и мифы, повествующие о былом величии Османов. Особенно показательно объяснение Великих Войн Османской империи и отношение к воевавшим госу­дарствам. Студентка педагогического университета Айше Демерйолу.



Айше Демерйолу: Рассказ о победоносных войнах Османской империи – часть национального воспитания. В молодежи должно окрепнуть желание посвятить свои силы служению Родине. «Любуемся Турцией, поклоняемся ее лику и сознаем себя детьми», - говорю я своим учащимся. Часто рассказываю ученикам легенду о национальном флаге, который цвета крови погибших в сражениях солдат. Легенда повествует о том, как израненные воины после кровопролитного сражения с врагом переправляются через водную преграду, а вода в реке кроваво-красная, в ней отражается серп луны, а в центре яркая звезда.



Елена Солнцева: Воинственный патриотизм проникает на страницы учебников. «Кровь отцов наших кипит в нас, и на нашем челе горит отвага». Патриотические призывы украшают буквари, тетради по математики, обложки учебников. В образовании до сих пор подчеркивается важность военной структуры, движения к войне и смерти в сражении.


Горя желанием совершать героические поступки, школьники мечтают о службе в армии. Профессия военного - самая популярная в среде тринадцатилетних подростков. Защитники отечества вызывают гордость и нескрываемую зависть. На уроках патриотического воспитания подчеркивается вездесущая роль армии. Военные организуют в городах электроснабжение, решают другие хозяйственные задачи, а также работают с детьми. В беседах со школьниками офицеры признают важность прав человека, демократии, но решительно утверждают, что самой Турции следует заняться внутренними делами, и не носиться с утопической идеей вступления в ЕС. Студентка стамбульского педагогического университета Айше Демерйолу.



Айше Демерйолу: В образовании до сих пор подчеркивается важность военных, боя и смерти в сражении. Среди детей пропагандируют подобно американской - из бедняка в миллионеры – турецкую мечту быть военным. Учеников призывают быть готовыми отдать жизнь за Родину. «Родина - мы жертвы для тебя», - пишут они в своих сочинениях. Главным примером называют Мустафу Кемаля Ататюрка, который посвятил родине свою жизнь.



Елена Солнцева: «Бин яша, бин Яша, Мустафа Кемааль Паша» - здравствуй во веки веков наш Вождь и Учитель - распевают турецкие школьники. Особо отличившиеся посещают мавзолей Ататюрка в Анкаре, фотографируются в окружении стоящих в карауле солдат и пишут восторженные сочинения на эту тему. О благотворном влиянии образа вождя на воспитание достойного члена общества написаны сотни педагогических трудов и диссертаций. Высказывания создателя современной Турции рекомендованы авторам всех турецких учебников. Любое сомнение в авторитете вождя жестко преследуется. Учащимся запрещено пользоваться иностранными интернет-ресурсами, самые опасные их которых блокируют. Так, недавно суд заблокировал доступ к одному из Интернет- сайтов в связи с распространением информации о якобы нетрадиционной сексуальной ориентации бывшего вождя. «На эту тему не принято спорить, отстаивать мнение, доказывать свое», - говорит ученик седьмого класса Кемаль. По его словам, учитель поставил неудовлетворительную оценку школьнику, возмутившемуся рассказу о девочке, которая, получив бомбу от Ататюрка, кинула ее во врага, а сама погибла.



Кемаль: Едва ли не каждая контрольная начинается с вопроса об Ататюрке. Недавно по математике нам задавали тесты, среди которых был один на знание истории жизни вождя. Кажется, вопрос был о том, как и когда он принял имя «Ататюрк». Из- за незнания этих вещей можно получить более низкую оценку по любому предмету. Я недавно получил дисциплинарное взыскание за недостойное высказывание о вожде. В нашей классной комнате пустые белые стены и портреты Ататюрка. Больше ничего нет. Я ничего не имею против, но портретов слишком много. Куда ни посмотри. Я сказал об этом учителю. Меня наказали. Больше никогда об этом ничего никому не скажу. А вообще, на эту тему не принято спорить, отстаивать мнение, доказывать свое.



Елена Солнцева: В кулуарах педагоги толкуют о том, что испытывают нешуточное давление от чиновников министерства образования, не позволяющих отклоняться от предписанного учебного плана. «Представлять отличные от принятых в обществе аргументов очень опасно. Есть нешуточный риск получить негативную оценку не только преподавателей, но и самих студентов». Это слова преподавателя одной из стамбульских школ, отказавшегося давать интервью. Его коллега, на условии анонимности, посмеялся над самой идеей критиковать Ататюрка. Могут последовать жесткие обвинения, самое страшное из которых – предательство Родины.



Педагог одной из стамбульских школ: Сама идея критики политики Ататюрка в сегодняшнем обществе может показаться абсурдной. Конечно, есть люди, которые говорят, что надо идти дальше, развивать демократические институты, а не останавливаться на достигнутом.. Однако систему тяжело сломать. В школе этого никто не поймет. В случае высказывания крамольных мыслей дети будут удивленно смотреть на вас, а коллеги скажут, что педагог пытается посеять беспорядок в умах, что очень опасно в раннем возрасте.



Елена Солнцева: Но ведь дело не в том, критиковать или не критиковать Ататюрка. Вряд ли кто-то спорит с тем, что и для современной Турции, может быть, лучше всего сохранить светлый образ создателя государства. Проблема в том, что образом создателя государства просто пользуются. Школа требует от ребенка тех же качеств, что в будущем потребует общество взрослых. Детей с малолетства приучают ощущать себя турками: слушать турецкую музыку, смотреть турецкие фильмы, предпочитать турецкую еду. Особую тревогу у взрослых вызывает потеря «турецкой идентичности». Убитый в январе этого года семнадцатилетним подростком армянский журналист Грант Динк имел неосторожность подвергнуть критике государственный гимн, где турки представляют себя героической нацией и клятву школьника «Я турок - честен, трудолюбив», которой обязаны вторить все представители нацменьшинств. В одном из последних интервью Грант Динк заявил, что туркам следует избавиться от враждебности, отравляющей кровь нации. В Турции эти слова были поняты как «отравленная грязная турецкая кровь». Редактор молодежного интерент-сайта Арзу Гюнеш уверяет, что ложно понятый патриотизм постепенно перерастает в нацизм.


Арзу Гюнеш: Книга «Майн кампф» много раз переиздавалась в Турции, но до сих пор никогда не раскупалась в большом количестве. Цена книги колебалась вокруг 20 турецких лир, около 11 евро. Однако турецкое издательство решило сбавить цену, чтобы “заработать деньги". Книга стоила около шести лир и в качестве бестселлера длительное время рекламировалась на всех книжных развалах. Из-за низкой цены ее прочитали многие школьники и подростки. Текст книги перекочевал на многие молодежные Интернет сайты.



Елена Солнцева: Чувство патриотизма стало причиной шумной кампании против известного турецкого писателя Орхана Памука в ряде турецких школ. В феврале прошлого года Памук дал интервью швейцарской газете, где признавал факт геноцида армян в Османской империи, который яростно отрицает Турция. Из-за якобы оскорбленного и униженного достоинства тюркоязычного читателя учащимся было рекомендовано отказаться покупать и читать книги Орхана Памука. Педагоги уверяли, что Памук предал страну, признав так называемый «геноцид» армян на территории Османской империи. «Что же касается Памуков и им подобных, - сказал в интервью центральной газете «Хюрриет» директор одной из стамбульских школ, - всегда найдутся люди, способные выслужиться и прославиться. Я не удивлюсь, что Памук отречется от своих публичных высказываний и постарается исправить допущенные ошибки. Ведь главного он добился — получил Hобелевскую премию, ставшую доказательством того, что хвалу Запада можно заслужить лишь хулой Востока». Его взгляды поддерживают учащиеся.



Ученица: Могли бы вы, ради Hобелевской премии и одного миллиона долларов, которые вручаются лауреатам, оклеветать родину и собственный народ? Главное, чтобы Орхан Памук не послужил дурным примером для других тюркоязычных писателей.



Ученик: Нельзя забывать, что, прежде всего ты гражданин своей страны. Если писатель в своем произведении или выступлении в угоду славе намеренно искажает исторические факты, это недопустимо. Делая те или иные заявления, если это касается интересов твоей страны, стоит быть осторожнее. Орхан Памук должен был высказываться помягче, пусть даже он высказывал свое мнение. Ведь всем ясно, что «геноцид армян», о котором он говорил, не имел места. Я сама твердо в этом убеждена.



Ученица: Я бы не смогла этого сделать. Мой отец и мои близкие этого бы не поняли и не простили мне.



Елена Солнцева: Турция самая молодая страна в Европе. Еще лет двадцать назад около сорока процентов жителей составляли сорокалетние, теперь же четверть населения – подростки в возрасте от десяти до семнадцати лет. Демографы предсказывают, в ближайшие годы страну ожидает демографический бум. Турция станет самой молодой и густонаселенной страной в Европе. Средний возраст турка будет равен тридцати двум годам, тогда как в Европе этот показатель составит около сорока пяти лет. Турция, как вероятный член Евросоюза, восполнит демографический баланс и молодые турки во многом определят политическое лицо страны. Пока же на улицах турецких городов подростки раскидывают листовки с призывами встать на защиту Родины с лозунгами «Турция для турок». Среднестатистический подросток никогда не станет есть чужую пищу, предпочитая отечественные «кофте» самому изысканному французскому блюду. Вероятно, поэтому в Стамбуле так мало ресторанов иностранной кухни.



Почему в России не осталось чистых рек?



Ирина Лагунина: Приближающееся лето – очередной повод задуматься о том, в каком состоянии находятся российские реки: специалисты предупреждают, что в России не осталось ни одной чистой крупной реки. Большинство из них загрязняют промышленные предприятия, но есть и другая проблема: ежегодно экологи и их добровольные помощники пытаются очистить водоемы от тонн бытового мусора, который туда кидают обычные люди. Кто же спасет российские реки? Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Северная Осетия славится своими винно-водочными заводами: продукцию из этой республики можно найти практически в любом российском магазине. Производство водки – бизнес прибыльный. Однако у специалистов нет единого мнения, насколько безопасны отходы спитропроизводства – так называемая барда. Барда всех водочных заводов Северной Осетии сбрасывается в легендарный и не раз воспетый поэтами Терек. О том, как это отражается на реке, выяснял корреспондент Радио Свобода в Осетии Алан Цхурбаев…



Алан Цхурбаев: В Северной Осетии ежедневно тысячи литров барды, отходов от производства спирта, сбрасываются в Терек. Тысячи литров смертоносной для всего живого массы сливаются в одну из красивейших рек Кавказа без предварительной очистки. На окраине Беслана, где работает большинство осетинских спиртзаводов, течет целая река барды. Из котлована, находящегося в сотне метров от Терека, вырывается желтая масса, которая густой рекой и шириной в несколько метров впадает в Терек. О вреде бардовых притоков Терека говорит сотрудник Министерства экологии Северной Осетии профессор Виктор Цогоев.



Виктор Цогоев: Все спиртзаводы сбрасывают барду в канализацию. Сбросили барду, она окисляется, поглощает кислород. А если в воде меньше 4% кислорода, этот блок воды будет идти и все, что на пути, все будет погибать.



Алан Цхурбаев: Неприятную внешнюю картину дополняет едкий запах.



Виктор Цогоев: Одно из требований к питьевой воде – вкус, привкус и запах. Он действует на человека, на его здоровье, на нервную систему. Поэтому в государственном стандарте требование к запаху, чтобы его не было.



Алан Цхурбаев: Не меньше вреда, чем в воде, барда наносит и на суше. Ее часто используют как дешевый, хоть и вредный, корм для домашних животных.



Виктор Цогоев: Как таковой бардой жидкой и даже гранулированной кормить животных нельзя. Потому что в барде 0,37 кислоты в пересчете на серную. Это на репродуктивность действует и одновременно печень выводит животного из строя.



Алан Цхурбаев: Местные экологи давно бьют тревогу, только никто ее не слышит. Виктор Цогоев уже 12 лет борется против загрязнения Терека бардой.



Виктор Цогоев: У меня есть схема утилизации барды с утверждением Госстандарта, санэпиднадзора, есть технология утилизации барды местным известняком, пригодным для пищевой промышленности. И научно доказано, технические условия разработаны, исследования проведены. Это по сути дела прекращается смертность поросят, яйценоскость кур увеличивается, привесы, удои молока и так далее, по всем направлениям.



Алан Цхурбаев: По словам Цогоева, оснащение спиртзаводов разработанными им очистными сооружениями - дело копеечное по сравнению с доходами предприятий. Однако этого не происходит.



Виктор Цогоев: Я понимаю, деньги им нужны, предела нет, жадность, все это я понимаю. Но неужели нельзя задуматься о будущем? А эти что, они с собой не потащат, все равно уйдут на тот свет, надо же оставить память хорошую.



Алан Цхурбаев: Крупнейший спиртзавод Северной Осетии «Исток» извлекает из барды выгоду. Высушенную и обескисленную барду, пригодную для корма животных, предприятие продает. Как уверяет заместитель генерального директора «Истока» Олег Дзебисов, в Терек не попадает ни капли отходов.



Олег Дзебисов: У нас действует завод по сушке барды и выпуску корма. Туда добавляется кальций, мел на основе глины, которая обескисливает барду и является добавкой кормовой. А так мы фильтрат барды вынуждены обратно отправлять на спиртопроизвдодство, добавляя его на стадии замеса дробленого зерна с водой. Правда, это иногда сказывается на качестве спирта, не всегда удерживаем параметры.



Алан Цхурбаев: «Терек воет дик и злобен меж утесистых громад. Буре плач его подобен, слезы брызгами летят». Эти строки в 1838 году писал Михаил Лермонтов во время ссылки на Кавказ. Терек сможет и дальше служить музой для поэтов, если в нем не умрет все живое, и он не приобретет едкий запах барды.



Любовь Чижова: Река Терек пока не входит в список российских рек, которым помогают экологи из Российской Сети рек. Экологические организации из многих городов объединились и защищают Волгу, Дон, Москва-реку, Печору, Енисей, Чусовую, Исеть, Иртыш, Обь, Лену, Амур, Ангару. Штаб-квартира организации находится в Нижнем Новгороде. О том, как экологи пытаются спасти российские реки, я поговорила с координатором движения Еленой Колпаковой…



Елена Колпакова: Два года назад мы провели очень красивую кампанию, которая называется «Речная лента». Это была эстафета речная. Мы ее выпустили из Нижнего Новгорода. Люди выходили массово на водные объекты, озера, реки, очищали берега, благоустраивали их, сажали деревья в массовом количестве. 23 города Российской Федерации и 20 регионов. И за это время мы подняли пятьсот тысяч человек на очистку рек и взяли под свою защиту четыреста объектов. Мусора мы сбились уже считать, сколько, может быть это не так важно было. В результате этой акции у нас получились такие хорошие прорывы, когда мы вместе с органами местного самоуправления стали брать под защиту реки.



Любовь Чижова: Кто же больше всего загрязняют реки – обычные люди, которые бросают туда мусор, бумажки или все-таки промышленные предприятия?



Елена Колпакова: По-разному, загрязняют и те, и другие. Но опаснее, конечно, когда это химические стоки, потому что мусор легче убирать. Но мусора тоже много. У нас, к сожалению, всемирное такое отношение к рекам наплевательское. Мы не понимаем, что все, что мы сбрасываем в наши реки, попадет в конце концов к нам в стакан с чаем. Когда у людей будет четкая связь в голове, тогда ситуация изменится. И поэтому самое главное, что мы не только реки очищаем своими руками, но то, что мы в головах меняем подход к водным ресурсам. Практически не только городские, в любом населенном пункте реки у нас превратились в помойки. Извините за выражение, но это так и есть. То, что лежит вне населенных пунктов, гораздо чище и есть радость от того, что у нас осталось очень много природных участков рек и самих рек. Например, в Европе таких рек просто нет природных. Например, в Голландии все реки выпрямлены, они как каналы. И сейчас, когда они дошли, можно сказать, до ручки, понимая, что нужно возвращаться к естественным условиям, они тратят огромные деньги, чтобы вернуть естественные условия реки, то есть они придают изгибы, возвращают к естественным условиям. Мы до такой ситуации не дошли, слава богу.



Любовь Чижова: Можете назвать какую-то идеальную, с вашей точки зрения, российскую реку?



Елена Колпакова: Она может находиться, например, на севере Нижегородской области. Скажем, если не вся река, то участки рек очень хорошо сохранились. Например, на Ветлуге есть участки. Река Пьяна прекрасно пока еще выглядит, но она уже подвергается антропогенному воздействию и вырубке лесов, что понижает уровень воды в реке. Река Пьяна все еще красивая и чистая вода в ней. Могу назвать реку Исеть участками, Урал. Речка Болига, Читинская область, приток Байкала.



Любовь Чижова: То есть не все еще потеряно?



Елена Колпакова: Не все потеряно да. Но сейчас надо срочно резко споткнуться и остановиться. И сейчас заниматься водными ресурсами, не когда они загнутся, тогда будет поздно. Без воды жить не можем. Если прошлый век был нефтяным веком, то ООН называет этот век водным. Потому что сейчас в этом веке наступают серьезные проблемы, кризис водный. Люди должны бережно к воде относиться.



Любовь Чижова: Говорила Елена Колпакова из Российской сети рек. Загрязнение рек – проблема не только российская – в Литве она тоже стоит достаточно остро. В печальных лидерах по загрязненности – Неман. Корреспондент Радио Свобода Ирина Петерс продолжает тему спасения рек…



Ирина Петерс: По степени загрязненности речной воды Литва занимает среди европейских стран среднюю позицию, причем от соседей с восточной стороны Белоруссии и России этих загрязнений по водным путям поступает гораздо больше, чем со стороны западной. На Западе мощные очистные сооружения - объясняют специалисты. Из рек в Литве наиболее загрязнен Неман, купаться в нем не рекомендуется, как, впрочем, и в других крупных реках Европы. Но в рыбе и гнездящейся птице недостатка нет. Загрязнения в основном сельскохозяйственного происхождения. Относительной чистотой отличаются речки и озера северо-востока страны, особенно в районе, граничащем с Латвией. Что касается захламленности русел и берегов рек, то это остается головной болью для Министерства охраны окружающей среды и движения «зеленых». Несмотря на то, что достигнут некоторый прогресс благодаря активной деятельности частных компаний по утилизации ненужной бытовой техники. Старые телевизоры, пылесосы, стиральные машины, мелкие бытовые приборы и тому подобное собираются ими по всей стране. Вещи бесплатно вывезут на переработку, стоит только позвонить.


Много дала и сортировка бытовых отходов. Во дворах домов стоят отдельные контейнеры с надписями «стекло», «пластмасса», «бумага». Все подобные усилия впрямую, как показала жизнь, влияют на то, в каком состоянии находятся реки и их берега. Представители движения «зеленых» и юные натуралисты периодически отправляются в специальные экспедиции по рекам Литвы, чистят водоемы, иногда совместно с соседями, например, с белорусскими коллегами. А на днях 50 человек таких энтузиастов расчищали от мусора живописные берега Вильне, впадающую в реку Нерис. За день они собрали более двух тысяч килограммов отходов. Кстати, транспорт для вывоза мусора предоставила компания производитель прохладительных напитков. Участвовавшие в работе старшеклассники установили, что из-за загрязнения природы стало меньше аистов и ласточек. Возле свалки школьники обнаружили мертвых ежей, кротов и других грызунов, которые нередко погибают, попав в брошенные пустые банки и бутылки. Римантас Квиклис, признанный лучшим лесничим года в Литве, все же рад тому, что молодежь в решении экологических проблем активна.



Римантас Квиклис: Стоит только уменьшить потребительский аппетит и главное – с природой обращаться на «вы». Что ни говорите, а природа наш дом, а мы только один биологический вид из множества. В Литве каждый год накапливается 190 тысяч тонн упаковки, полиэтилен - это слишком много. Мы природу не накажем, абсолютно ей все равно, будет человек как биологический вид или не будет. Я, выступая перед школьниками, такую крамольную мысль выразил, что вы будущие хозяева земли, но не делайте таких глупостей, которые делаем мы - взрослые. И упаковкой слишком мы увлекаемся. Автотранспорт - можно было бы и поскромнее. Молодежь уже начинает понимать, к тому же движение «зеленых» – это мне бальзам на душу.



Ирина Петерс: Молодежь присоединяется.



Римантас Квиклис: Заметно. Таких старых зубров, как я, только единицы, в основном это молодежное движение. И я просто любуюсь - такие бессребреники. Может быть юношеский максимализм, но это так и должно быть.



Любовь Чижова: Речное движение, которое есть в разных странах, весьма демократично: в нем участвуют люди разных возрастов, профессий и образования. В Читинской области, к примеру, местное озеро Кенон экологам помогала чистить танковая рота в боевом составе.



Все-таки Дарвин был прав! Исследования самых древних многоклеточных животных.



Ирина Лагунина: В прошлом веке считалось, что все многоклеточные животные возникли сразу и одновременно, и произошло это событие около 540 миллионов лет назад. Чарльз Дарвин никак не мог объяснить это явление. Согласно теории естественного отбора виды животных формируются постепенно в ходе пошагового приспособления к условиям среды. Поэтому внезапное появление разнообразных многоклеточных называли «кошмаром Дарвина». Теперь палеонтологам стали известны ископаемые животные, жившие и раньше этого рубежа. «Кошмар Дарвина» оказался иллюзией. Об открытии древнейших многоклеточных и о том, откуда они могли появиться, рассказывает член корреспондент российской академии наук, ведущий научный сотрудник Палеонтологического института Михаил Федонкин. С ним беседуют Александр Костинский и Александр Марков.



Александр Костинский: Михаил Александрович, что такое докембрий?



Михаил Федонкин: Классическая палеонтология, существовавшая двести лет, изучала позднейшую часть летописи геологической от кембрийского периода до наших дней.



Александр Костинский: Это где-то пятьсот миллионов лет назад.



Михаил Федонкин: Приблизительно так. И то, что было древнее кембрийского периода, называется докембрий. Но только недавно выяснилось, что этому кембрийскому периоду предшествует три миллиарда лет. Для датировки горных пород мы используем радиометрические методы. И тут есть масса элементов радиоактивных, которые дают очень точную сходящуюся картину возраста Земли и возраста отложений. И докембрий – это путешествие в прошлое на планету, которая была совершенно непохожа на современную. В раннем архее - это три миллиарда пятьсот миллионов лет назад, солнце светило процентов может быть на тридцать, меньше, чем ныне, оно было тусклым, атмосфера была плотной, непрозрачной. Земля может быть напоминала в какой-то степени Венеру.



Александр Костинский: То есть кислорода практически не было.



Михаил Федонкин: Не было поначалу. То есть состав атмосферы был иным, чем ныне, радикально отличался от современной. И в тех условиях, которые иначе как адом не назовешь, формировалась жизнь.



Александр Костинский: Вы специалист по животным ада, можно так сказать?



Михаил Федонкин: Нет, там еще их не было, там могли существовать только бактерии, вероятно, которые и сейчас, кстати, демонстрируют колоссальную толерантность и к радиации, и к высоким температурам, кислотам, щелочам, ядовитым химическим элементам вроде мышьяка или кадмия. Вот эта терпимость, толерантность к самым разным параметрам среды говорит, возможно, о том, что они там родились - это для них родное.



Александр Костинский: Давайте поговорим об этом драматическом моменте, ведь это довольно длительная история развития палеонтологии.



Михаил Федонкин: Так и есть. Драма может быть заключалась в том, что начиная с кембрийских отложений, 540 миллионов лет от начала кембрийского периода - это было объектом палеонтологической. И Чарльз Дарвин когда создавал свой великий труд, для него было и загадкой и проблемой большой, почему в отложениях древнее кембрийских ничего нет, никаких остатков животных, в то время как кембрийские отложения изобилуют раковинами, скелетами, панцирями, иглами и так далее.



Александр Костинский: То есть получается, что чуть ли животные на этом рубеже взяли и возникли, причем все сразу в огромном разнообразии.



Михаил Федонкин: Для Дарвина это и было действительно проблемой, ведь он на примере последующей ископаемой летописи как раз и убеждался в том, что развитие было постепенным, эволюционным, а здесь как бы рывок из ничего. И эта проблема, этот «кошмар Дарвина», как его называют, он существовал почти сто лет. За этот период с середины позапрошлого века до середины прошлого уже были открытия этой докембрийской фауны. Древнейшие находки были на юго-западе Африки, в Намибии, на Ньюфаундленде, затем в Австралии. Люди находили окаменелости, даже массу окаменелостей. Да, они были не похожи на кембрийские, но палеонтологи не верили, что это докембрий. Их описывали как кембрийские. И вот только позже выяснилось и в значительной степени выяснилось, когда в России Борис Сергеевич Соколов, ныне здравствующий академик, ему скоро исполнится 93 года, он фактически открыл новый период - докембрийский период, предшествующий кембрию и назвал его вендским, по славянскому племени вендов или венедов, которые обитали к югу от Балтийского моря, и сейчас есть остатки этих народностей у славян. Как раз этот период и был переходным периодом, когда многоклеточная сложная жизнь начала быстро развиваться и распространилась по всему Земному шару, и уже даже шел кембрий.



Александр Костинский: Почему трудно так было их открыть, если потом, как вы говорите, было найдено много животных?



Михаил Федонкин: Может быть главная трудность в том заключается, что большая часть этих окаменелостей представляет собой плоские совершенно отпечатки на песчанике. Песчаник был когда-то песком, и этот песок омывало штормами, засыпало животное, жившее на илистом дне. Конечно, от животного ничего не оставалось кроме отпечатка, поскольку все животные были бесскелетными. То есть у них не было раковин, зубов, игл, панцирей и поэтому, разлагаясь под слоем песка, они в конце концов сплющивались и превращались в тонкую пленочку, эта пленочка исчезала тоже, оставался только отпечаток. В отличие от более поздних, видишь либо раковину, либо кость и так далее. Вот этот момент затруднял их поиск. Мой коллега Джим Геллинг рассказывал о работах на Ньюфаундленде, там огромные плоскости горных пород древних, сотни метров иногда. Однажды на закате он стоял на обрыве и вдруг увидел, что поле, по которому они каждый день проходят на работу и с работы, усеяно этими отпечатками, которые они в течение месяцев не замечали. А отпечатки большие. Но они настолько тонкие, что только косой свет даст возможность видеть их, как они выглядят.



Александр Костинский: На что похожи были, что это за животные?



Михаил Федонкин: Как они выглядели? Огромное число отпечатков выглядит как диски, еще двойной, тройной диск бывает.



Александр Костинский: Что-то вроде медузы.



Михаил Федонкин: И поначалу их описывали как медузы. Но позже выяснилось, что большая часть этих дисков по сути дела прикрепительные органы, зарытые, заякоренные в осадок. А от этих прикрепительных органов, которые были сферическими или дискоидальными, от них отходил вверх стебель. То есть один орган был прикрепляющий, другой орган был выставлен наружу, несущий полипы. Может быть это гигантские колонии, напоминающие современные морские перья. Они устроены так же: имеют прикрепительный орган, зарытый в осадок, стебель и на стебле боковые ветви, на которых сидят тысячи мелких полипов с щупальцами, которые ловят взвесь.



Александр Костинский: То есть животные были колонией?



Михаил Федонкин: Да, это хорошо интегрированная колония. А это значит, что этой колонии скорее всего предшествовали одиночные животные. Так вот, эти похожие на морские перья окаменелости достигают метра и полутора метров длины. Для беспозвоночных это гиганты. Значительная часть животных были щитовидными, биотеральными - это когда двусторонняя зеркальная симметрия, левая и правая сторона удлиненной листовидной формы, как правило, сегментированная. Эти животные были способны передвигаться по дну, оставляя цепочки следов, где они лежали на дне и питались, поглощая может быть детрит или микробный мат. То есть они были мускулистыми, высокими, достаточно толстыми, мясистыми.



Александр Костинский: Все-таки достаточно развитые животные. Если мы говорим о Дарвине, что он переживал, создавал теории и так далее. Вы, как палеонтологи, которые занимаются этими периодами, фактически вы продвинули дарвиновскую теорию, и оказалось, что связи существуют между теми животными, которые вы открыли, и теми животными, которые появились уже в кембрийский период и хорошо изучены.



Михаил Федонкин: Да, связи существуют, и они существуют по нескольким линиям. Некоторые группы проходят из венда в кембрий, некоторые напоминают членистоногих, линии губок проходят, линии кишечнополостных – это кораллы и медузы.



Александр Марков: Но все мягкотелые, и членистоногие тоже мягкие?



Михаил Федонкин: Вы знаете, там не было толстых минерализованных панцирей или раковин. Но тут есть один момент, который надо еще проверять. Поскольку мы находим большую часть наших отпечатков в песчаниках и глинах в бассейнах, которые не имеют никаких отложений карбонатных, то есть известняка или доломита, то это нам позволяет говорить, что эти бассейны были относительно холодноводные.



Александр Марков: Карбонат образуется в тропическом поясе?



Михаил Федонкин: Конечно, вот все-таки в теплых бассейнах. Дело в том, что содержание кислорода в атмосфере возрастало на протяжении истории Земли, и оно возрастало не постепенно, а какими-то может быть скачками. И один из таких резких скачков как раз был в районе венда и кембрия. Я недаром заговорил о тепловодных бассейнах, вы знаете, что если мы сравним холодную воду и теплую, то в холодной воде больше растворяется кислорода. Поэтому именно может быть колонизация тепловодных бассейнов в кембрии, может быть когда уровень кислорода был повыше, позволило животным активнее выделять карбонат кальция. Скелет – это выведение избыточных ионов за пределы клетки, за пределы организма. Это побочный продукт, они им не нужны для того, чтобы иметь внутри. Ведь это внешние скелеты у кораллов. Но как всегда животные, вся жизнь, из любого она делает обязательно выгоду. Как говорил Гете, если что-нибудь в чем-то удается, она немедленно удваивает ставку.


Мы все знаем, что самые обильные окаменелостями скелетными отложения – это карбонаты. Идешь через карбонаты до кембрия, там что-то немного всего, в венде. Надо сказать, что значительная часть этих доломитов кембрийских сложено строматолитами. Строматолиты в переводе на русский язык - ковровый камень, действительно удивительные породы. Слой за слоем эти карбонаты откладывались бактериальными колониями. В теплом поясе карбонатонакопление в основном осуществлялось цианобактериями. Вот сейчас мы можем отправиться в западную Австралию на побережье океана и там есть лагуны, где строматолиты существуют и сейчас, они формируют такие же караваи или столбы, колонны в мелководье и в этих лагунах, как правило, разнообразие животных гораздо ниже, чем в океане, по ряду причин. Дело еще в том, что сами цианобактерии выделяют токсины, целый ряд ядов. Может быть эти яды были выработаны давно, мы не знаем. И в какой-то степени цианобактериальное сообщество и сообщество эвкариот – это антагонисты. И только после венда все большую и большую роль в карбонатонакоплении стали играть более высокоорганизованные формы - это и водоросли карбонатные, губки, кораллы и многие другие животные, которые выделяют минеральный скелет.



Александр Марков: Михаил Александрович, то есть животная жизнь, получается, сначала сформировалась в относительно холодной части Мирового океана, и там эти формы были бесскелетные. А потом, по-видимому, в кембрии они проникают и в тропический пояс, где у них появляются скелеты. И вот это и есть, собственно, что внезапно появляются животные со скелетом.



Михаил Федонкин: Судя по всему, так и было. Вступая в венд, мы вступаем в длительную эпоху криптозоя, крипт - это значит скрытый. Мы вступаем на планету малознакомую, и это путешествие сродни путешествию на другие планеты.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG