Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Разговор с политическими активистами из Самары в преддверии саммита ЕС-Россия



Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимают участие исполнительный директор самарского отделения Объединенного гражданского фронта Валерий Павлюкевич, правозащитник, корреспондент газеты «Голос» Александр Лашманкин, директор общественной организации «Единство» Светлана Чернова



Дмитрий Волчек: В тихой Самаре на этой неделе происходили бурные события. В этом городе 18 мая откроется саммит Россия – ЕС. Перед встречей в верхах власти решили сделать все, чтобы иностранные гости не узнали о том, что в Самаре существует политическая оппозиция. Всю эту неделю из Самары поступали сообщения о задержании оппозиционных активистов, запретах митингов, обысках в редакциях. И вот последняя новость: коалиция «Другая Россия» неожиданно получила разрешение провести 18 мая, когда в Самару съедутся европейские лидеры, «Марш несогласных» в центре города. Это произошло сразу после того, как Германия, председательствующая в ЕС, обратилась к российским властям с призывом разрешить выступление оппозиции. О том, что происходит в эти дни в Самаре, мы будем сегодня говорить. Наши гости: исполнительный директор самарского отделения Объединенного гражданского фронта Валерий Павлюкевич, правозащитник, корреспондент газеты «Голос», в редакции которой 10 мая прошел обыск, Александр Лашманкин, директор общественной организации «Единство» Светлана Чернова.


Начну с выдержки из сообщений ИТАР ТАСС: «Для обеспечения безопасности участников саммита глав ЕC в Самарской области задействовано 1700 сотрудников правоохранительных органов, развернута работа оперативного штаба ФСБ. Обеспечением безопасности предстоящего саммита занимаются 3500 пограничников, которые задействованы не только в Самаре, но и в соседних с Самарской областью регионах. Так же задействованы подразделения по борьбе с терроризмом, взрывотехники, криминалисты, специалисты по связи, разведывательные и контрразведывательные подразделения, военная контрразведка, силы Минобороны и внутренние войска». Судя по этим сообщениям, город находится чуть ли не на осадном положении. Валерий Павлюкевич, добрый вечер. Расскажите, пожалуйста, что происходит у вас.



Валерий Павлюкевич: Действительно, вы правы, всю неделю Самара буквально была встревожена различными сообщениями, слухами о том, что «Марш несогласных» ставится под угрозу запрета. И действительно, поначалу власти запретили его проведение. И вот благодаря вмешательству европейских государств стало возможно, что власти дрогнули и разрешили проведение, правда, по несколько другому маршруту, но суть не меняется. Людям будет дана возможность высказать свое мнение, свое отношение к тем событиям, которые происходят внутри страны и за ее пределами. Но действительно, вы правильно сказали, большая сила сосредоточилась на берегах Волги. Это действительно мощный, массированный кулак силовиков. И в общем-то, действительно, оппозиция у нас достаточно слаба, достаточно малочисленна. И представляете, на такое количество людей обрушилась вся эта махина. Это действительно не очень приятное явление. Но, тем не менее, мы довольны, что небольшая победа была одержана и разрешение получено.



Дмитрий Волчек: Уникальная победа, надо заметить. Ведь до сих пор ни разу не удовлетворялись заявки «Другой России» на «Марши несогласных». Интересно, вам дали как-то понять чиновники, что решение принято под давлением со стороны Европейского союза?



Валерий Павлюкевич: Когда я разговаривал с высокопоставленным чиновником, он сказал, что это было решение мэрии. Но понятно, что мэрия не может принять столь серьезное решение. Значит, были звонки из серьезных структур. У нас находился заместитель Патрушева и, естественно, было согласовано и принято решение. То есть где-то уже к середине дня вчерашнего было принято решение о разрешении митинга и шествия, и только был изменен маршрут первоначальный маршрут, который должен был состояться в районе администрации Самарской области, теперь завернули несколько в сторону. Но это не мешает оппозиционерам высказать свое мнение.



Дмитрий Волчек: Александр Лашманкин, добрый вечер. Ваша ассоциация «Голос» пережила обыск на этой неделе. Расскажите, пожалуйста, как все это происходило и на каких основаниях изымали технику и документы?



Александр Лашманкин: Я находился в одной из комнат, которая расположена в этой организации, и беседовал со своим товарищем. Неожиданно в комнату вошло несколько человек и, предъявив удостоверение сотрудников МВД, сказали, что у них есть документы, которые позволяют им провести выемку системного блока компьютеров в помещении, которое занимает ассоциация в защиту прав избирателей «Голос». Но при этом никаких ответственных лиц, должностных лиц ассоциации в этот момент не присутствовало. Я, естественно, поскольку я не являюсь формально административным лицом этой организации, отказался что-либо подписывать, что-либо рассматривать, хотел покинуть помещение, но мне воспрепятствовали сделать. Я был вынужден стоять и смотреть, как эти люди изымают системный блок. Предварительно, прежде чем изъять системный блок, они покопались с обратной стороны системного блока, видимо, вставляя в USB-порт какое-тоустройство и, возможно, что-то скачали в системный блок. После того, как они из одной комнаты вынесли системный блок, они удалились.


После этого я не покинул помещение общественно-политического центра, где расположены помещения, которые занимает ассоциация в защиту прав избирателей «Голос», и дождался там представителя уполномоченного по правам человека, который прибыл опросить меня на предмет того, что происходило в комнате № 11, из которой был вынесен системный блок. Я сел, побеседовал с ним. И во время этой беседы вошли те же самые люди, те же самые сотрудники МВД и изъяли два системных блока, при этом представитель уполномоченного удалился и никак не возражал против их действий. Единственное, что он сделал – это он напомнил о необходимости соблюдать Уголовно-процессуальный кодекс. В промежутках между этими двумя обысками в помещение ОПЦ пришел мэр Самары Виктор Тархов со своим заместителем господином Азаровым и, осмотрев помещение, осмотрев записи в журнале регистрации об использовании зала, поднялся побеседовать с директором. После этого директор вышел и сообщил мне, что организация, которую я представляю, тоже региональное общественная благотворительная организация «Единство», в том числе должна покинуть помещение общественно-политического центра в течение 24 часов. И что зал, который мы записали для проведения круглых столов на время саммита, использоваться нами не может. И что впредь мы тоже никогда не сможем использовать этот зал - это распоряжение непосредственно Виктора Тархова, мэра Самары.



Дмитрий Волчек: Понятно. Я хочу как раз спросить, вы упомянули организацию «Единство», Светлана Чернова, ваша организация собирает сведения о нарушении прав жителей города перед саммитом. Расскажите, пожалуйста, какие данные вам удалось собрать.



Светлана Чернова: Мы непосредственно мы сталкиваемся с этим на улицах, даже людей задерживают. У нас, например, на площадке периодически дежурит человек, который не может объяснить, что он там делает постоянно.



Дмитрий Волчек: Я читал, что самарских оппозиционеров призывного возраста направляют в армию. Правда ли это?



Александр Лашманкин: К сожалению, я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть эту информацию. Возможно, что имеют место быть такие факты, а возможно, что и нет. Но нам известно, что в прошлом такие случаи были. И возможно, что сейчас этого происходит. Но одного молодого человека задержали во время того, как он распространял листовки на улице, он их не расклеивал, а просто раздавал гражданам. Он был задержан сотрудниками органов внутренних дел, которые составили на него протокол за нарушение порядка организации публичных мероприятий.



Дмитрий Волчек: Листовки, призывающие на «Марш несогласных»?



Александр Лашманкин: Да, причем в листовках, они уже подали уведомление и после этого раздавали листовки. То есть они по российским законам имели право раздавать листовки после того, как они подали уведомление. И тем не менее, был составлен протокол административного правонарушения, судья 25 участка, мировой судья этот протокол утвердил своим решением.



Дмитрий Волчек: Звонит нам в студию Александр из Санкт-Петербурга. Александр, добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер. Интересно, почему у «несогласных» такая маленькая поддержка в обществе? Не потому ли, например, что один из вашей компании Гарри Каспаров нет, чтобы заступиться за русских в Эстонии после того, как их зверски избил эстонский ОМОН за то, что они вышли в защиту памятника Воину-освободителю, он обратился к странам ЕС с предложением ввести санкции против России. Вы вообще одобряете его действия?



Дмитрий Волчек: Это вопрос Валерию Павлюкевичу, он представляет Объединенный гражданский фронт, который возглавляет Гарри Каспаров. Что вы скажете нашему слушателю, Валерий?



Валерий Павлюкевич: Вы знаете, мы в провинции не всегда бываем в курсе тех событий, которые происходят в центре. Конечно, Гарри Кимович лучше пояснил бы свою позицию. Но что касается нашей региональной организации самарской, то мы протестуем против тех событий, против тех действий эстонского правительства, которые вызвали такое напряженное состояние. Главное, были поссорены общины эстонская и русская. Это серьезное событие и здесь нельзя быть равнодушным. Гарри Кимович может занимать определенные позиции. Это не значит, что все на местах будут поддерживать именно эту позицию



Дмитрий Волчек: Приедут ли, кстати, из Москвы к вам в Самару на «Марш несогласных» лидеры «Другой России», тот же самый Каспаров?



Валерий Павлюкевич: Вчера помощница Гарри Кимовича отвечала на этот вопрос, она сказала, что решение о поездке будет принято непосредственно перед этой датой. Но вы сами понимаете, что эта поездка будет связана с серьезными трудностями, непросто будет людям приехать. Но пока официально об этом заявлял только Эдуард Лимонов. Ждем, конечно, гостей из соседних регионов - из Симбирска, из Оренбурга, из Саратова. Есть уже сообщения, что люди приедут, примерно говорится о тысяче человек. Возможно, это будет больше или меньше, трудно сказать. Люди очень напуганы. Надо сказать, что организация наша не такая многочисленная, но люди действительно переживают: а не получится ли как в Петербурге, не получится ли как в Москве. Люди переживают за свою безопасность. Хотя власти гарантируют безопасность. Они говорят: если вы гарантируете соблюдение конституции, то мы гарантируем безопасность граждан, которые будут принимать участие в этой акции.



Дмитрий Волчек: Интересно, местные средства информации сообщают о том, что марш разрешен?



Валерий Павлюкевич: Нет, местные средства массовой информации набрали воды в рот и молчат очень дружно. Единственный рупор, который сообщает оьо всех событиях - это «Эхо Москвы в Самаре», это сама радиостанция «Эхо Москвы» и «Новая газета».



Дмитрий Волчек: Которая не выйдет из-за обыска.



Валерий Павлюкевич: Временно не выходит. Поэтому информация идет в основном устно. В понедельник будет пресс-конференция инициативной группы по проведению этой акции и там, видимо, будет представлена пресса.



Дмитрий Волчек: Владимир Александрович из Кемеровской области, здравствуйте



Слушатель: Здравствуйте. В отличие от предыдущего позвонившего я действия Каспарова поддерживаю. Если бы не давление Европейского союза, то, конечно, никакого бы «Марша несогласных» не разрешили. Но тут есть опасность такая: могут как в Санкт-Петербурге, когда люди расходились и в это время начать избивать дубинками. Поэтому Каспарову наоборот надо было давно поставить, после первого разгона «Марша несогласных» в начале марта, чтобы были введены санкции именно против конкретных лиц официальных, чтобы им был запрет на въезд в Северную Америку и Европейский союз.



Дмитрий Волчек: Спасибо, Владимир Александрович, за ваш звонок. Владимир из Балашихи нам звонит. Добрый вечер.



Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос такой: почему власти боятся «Марша несогласных»? Не потому ли, что кремлевские манипуляции на псевдопатриотических чувствах широких слоев населения создают обстановку нетерпимости к инакомыслию и как следствие этого способствуют массовым нарушениям прав человека? То есть, получается, при таком раскладе имеет право на существование только одна точка зрения – кремлевская, а все остальные неправильные.




Александр Лашманкин: Очень странно, чего они боятся, потому что пока ни один «Марш несогласных» больше чем несколько тысяч человек не собрал. В ответ на это выдвигаются невероятные полицейские силы, чуть ли ни полки и дивизии. Может быть это паранойя?



Валерий Павлюкевич: Вы знаете, какая картина очень интересная получается: страна все больше превращается в описанную Салтыковым-Щедриным. Вы знаете этого героя, главный тезис которого было «не пущать». Всюду запретительные меры, одни запреты. Мы видим, что даже та куцая демократия превращается просто в проформу. Поэтому власти и ведут себя соответствующим образом, они душат любое проявление инакомыслия, любую другую мысль, только «Единая Россия», только «Справедливая Россия» и никакой «Другой России».



Дмитрий Волчек: Организаторы «Марша несогласных» в других городах привлекали участников не только за счет общих для оппозиции политических лозунгов проведения свободных выборов и так далее, но и благодаря тому, что они обращали внимание на проблемы местного значения. Слушатель наш упоминал марш в Петербурге, там очень многих объединило недовольство планом строительства газпромовского небоскреба, как вы помните. Думаю, немало такого рода проблем и в Самарской области. Расскажите, пожалуйста, Валерий.



Валерий Павлюкевич: Проблем у нас не меньше, чем в других регионах. У нас очень большая проблема транспортных развязок, дороги в очень плохом состоянии. Это очень серьезные проблемы, город задыхается от пробок. Другая серьезная проблема – экология, это очень серьезная проблема. Проблема неправильного землеотвода. И конечно, грабительский жилищный кодекс, который был принят. Здесь, мне кажется, очень многое можно сделать в защиту прав населения, поскольку действительно город-миллионер, проблем много именно ЖКХ, и если не привести в соответствие с нормальными европейскими нормами законодательство, мы окажемся очень далеко от развитых стран.



Дмитрий Волчек: Светлана Чернова, какие проблемы вас волнуют?



Светлана Чернова: Наша организация занимается защитой прав людей, живущих с ВИЧ-инфекцией. Самарская область занимает одно из трех мест в стране по количеству ВИЧ-инфицированных, распространяется инфекция с большой скоростью, поражает, как правило, молодое население от 18 до 35 лет. Соответственно, какие нарушения прав у этой категории лиц: нарушение трудовых прав при устройстве на работу, незаконное увольнение, разглашение диагноза. Так же это связано с предоставлением терапии, ограничения по ней существуют для людей, употребляющих наркотики, так же для других категорий. Вообще не ведется работа государственными органами для того, чтобы развивать это. У нас на 15 тысяч человек в городе ВИЧ-инфицированных всего 500 человек, включая женщин и детей, получают терапию, хотя деньги из бюджета выделяются, проект национальный «Здоровье» действует, но получается так, что граждане не могут воспользоваться этим. Они своевременно не могут сдать анализы, потому что огромная очередь. Департамент здравоохранения, не чувствуется политики с их стороны.



Дмитрий Волчек: Рашид из Казани нам звонит. Рашид, добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер. Я прослушал начало передачи и меня удивляет такой факт: выносят системные блоки, свободно входят. Мне бы хотелось задать такой вопрос: чего мы боимся, чего мы опасаемся, почему мы позволяем просто так себя унижать? Неужели мы в чем-то виноваты?



Дмитрий Волчек: Риторический вопрос, но, Александр, поскольку системный блок вынесли у вас, может быть, вы найдете ответ?



Александр Лашманкин: Вы знаете, не вступать же мне было с ними в драку, довольно печальные последствия были бы. И к тому же мне не удалось бы победить в виду их численного превосходства.



Дмитрий Волчек: Сейчас приезжают европейские лидеры в Самару, планируете ли вы встречаться с кем-то из европейских стран, которые приглашены на саммит и может быть с ними поделиться своими проблемами? Одну проблему - проведения «Марша несогласных» - они уже, кажется, решили.



Валерий Павлюкевич: Дело в том, что вы, наверное, знаете, что эта встреча будет проходить не совсем в Самаре, а далеко от Самары. В Жигулевских горах есть санаторий «Волжский утес» на другой стороне Волги, там, где стоят сейчас пограничные заставы. И вообще сюда могут приехать отдельные представители делегаций, но конкретные имена не называются, видимо, из соображений безопасности. Я думаю, что если с их стороны будет желание встретиться с нами, мы, конечно, найдем такую возможность. Я думаю, что инициатива должна исходить от них, поскольку они гости. Мы не можем выйти напрямую, потому что сами понимаете, связи с представителями участников саммита у нас нет.



Дмитрий Волчек: Я думаю, что наши слушатели очень мало знают и вообще о самарской оппозиции, и об отношениях с властями, и о настроениях в городе. Расскажите, пожалуйста, Валерий, в двух словах.



Валерий Павлюкевич: Я повторю, что оппозиция немногочисленная, оппозиция слабая, но это не значит, что ее нет. Дело в том, что растеряны традиции 90 годов и, действительно, нарождается новая волна, приходят новые люди. Они молодые. Если мы уже люди, которым 50-60 лет, то это молодые люди, которым 20-30 лет - это новая волна. И я думаю, что постепенно мы сумеем создать реальную оппозицию, которая будет выдвигать реальные вопросы перед действующей властью.



Александр Лашманкин: Я хотел бы добавить. К сожалению, Россия ратифицирует документы европейские, такие как Хартию местного самоуправления, ратифицируя документы, она потом грубо попирает эти самые права. У нас недалеко от Самары есть поселок Гранный, его присоединили к городу Новокуйбышевску, он принадлежал Самаре, причем жители не спросили. Я не говорю о конституции Российской Федерации, для власти просто документ, которым она вытирает свою задницу каждый день буквально, но она плюет так же на европейские документы. Мне интересно, как европейские лидеры будут общаться с российскими властями, которые свои договоренности просто соблюдать не желают.



Дмитрий Волчек: Вот тут можно процитировать уже упоминавшегося Гарри Каспарова, который сказал, что перед саммитом «конституция в отдельно взятом регионе была отменена». Он имел в виду как раз Самарскую область.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG