Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Константин Боровой об обиде США на Владимира Путина за сравнение с Третьим рейхом



Владимир Кара-Мурза: Сегодня российскому МИДу пришлось оправдываться за речь Владимира Путина на параде по случаю Дня победы в Москве. Соединенным Штатам показалось, что президент России сравнил США с гитлеровской Германией. Российское внешнеполитическое ведомство вынуждено было официально заверить администрацию США в том, что это не так. Об этом заявил официальный представитель Белого дома Тони Сноу. Ситуацию обсуждаем с Константином Боровым, бывшим депутатом думы, бывшим главным редактором журнала «Америка», а в недавнем прошлом лидером депутатского объединения «За атлантический диалог». Услышали ли вы в речи президента на параде по случаю Дня победы то, что может быть послышалось Белому дому?



Константин Боровой: Там совершенно очевидный был намек на Соединенные Штаты, в тексте есть такие слова: «В этих новых угрозах, как во времена Третьего рейха, все то же презрение человеческой жизни, все те же претензии на мировую исключительность и диктат». Эти слова Путин произносил по поводу Соединенных Штатов в других текстах. То есть нет никаких сомнений, что речь идет о продолжении антиамериканской пропаганды, и это очень печально. Потому что повод, который он выбрал для произнесения этого текста - это победа вместе с союзниками над гитлеровской Германией. Тогда Соединенные Штаты еще были союзниками Советского Союза, сейчас ситуация, видимо, меняется.



Владимир Кара-Мурза: Выглядит ли это позорным для российского МИДа, что приходится истолковывать речь, как когда-то Ястржембский пытался растолковывать всякие сомнительные пассажи, когда Борис Николаевич забывался, тут теперь повторяется та же ситуация.



Константин Боровой: Это происходит довольно часто, это не первый и, к сожалению, не последний случай, когда Путин допускает такие антиамериканские, антизападные выступления, тезисы. Это находится, очевидно, в русле сегодняшней внешней политики изоляционистской, антизападной. В этом нет ничего удивительного. Удивительно, что это не превратилось в открытую «холодную войну». Уже много раз Кремль обвиняли в ведении «холодной войны», в заявлениях, в тезисах, где противопоставляется Россия всему западному сообществу.



Владимир Кара-Мурза: Вице-спикер думы Сергей Бабурин, бывший руководитель депутатской группы «Анти-НАТО» не заметил или сделал вид, что не заметил двусмысленного пассажа.



Сергей Бабурин: Я внимательно слушал выступление президента на параде 9 мая, честно скажу, как-то пропустил эту фразу мимо, потому что слова против гегемонии сверхдержав, против гегемонии любого какого-либо государства над другими государствами мира для меня это общее место - это принцип международной жизни. Если кто-то принял на свой счет, Соединенные Штаты или еще кто-то, значит действительно они устанавливают такой диктат, но при этом не хотят, чтобы их сравнивали с Третьим рейхом. Поэтому, я считаю, что какие-то протесты со стороны госдепартамента США, они надуманы и являются просто следующим шагом к тому, что сказать, что Россия, она, видите, кусается.



Константин Боровой: Похожие выступления, похожие тезисы, похожие плакаты я видел в Иране во время демонстрации. Они сравнивают тоже Соединенные Штаты с Третьим рейхом. Это признак очень невысокого уровня политической деятельности, переход на пропагандистские, агитационные, очень примитивные тезисы. И мне кажется, это недостойно лидера великой державы, коим себя считает, видимо, Владимир Владимирович, но, к сожалению, не соответствует ему всегда.



Владимир Кара-Мурза: Станислав Белковский, политолог, учредитель Института национальной стратегии, констатирует деградацию спичрайтеров Путина.



Станислав Белковский: Собственно сравнение Соединенных Штатов Америки с Третьим рейхом безусловно присутствовало в речи Путина, оно читается там абсолютно и недвусмысленно. Но это не злой умысел, а просто непрофессионализм тех людей, которые готовили послание, а также невнимание тех, кто его вычитывал, в том числе и самого Владимира Путина. Поэтому Кремлю, пожалуй, есть за что оправдываться, и он будет оправдываться. Кремль наращивает агрессивную риторику, ориентированную в основном на внутреннего потребителя, на внутренний информационный рынок. И здесь, к сожалению, Кремль сталкивается с проблемами, обусловленными общей деградацией кремлевского аппарата, общей деградации структуры исполнительной власти при сокращении качества продукта, который кремлевские структуры в состоянии сегодня выдавать на-гора.



Константин Боровой: Мне очень нравится все, что говорит Белковский, я с ним очень часто согласен. Но здесь не могу, к сожалению, согласиться. Такого рода выступления проходят многократную проверку. Я ни секунды не сомневаюсь в том, что это хорошо продуманное заявление, хорошо продуманный намек на Соединенные Штаты. И сделано это было, конечно, для внутреннего потребления. Это продолжение той кампании, которую ведет Кремль продолжение изоляционистской кампании. И реакция на то, что западное сообщество не может принять очевидные нарушения прав человека, которые происходят в России, нарушения прав журналистов, нарушения прав простых граждан. По существу та система ценностей, против которой несколько дней назад выступал Путин - это то, что записано у нас в конституции. И то, что принципы демократической конституции, заложенные в основы демократической России, защищаются в Соединенных Штатах и, соответственно, с ними борется президент России, вот это очень печально.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира Анатольевича.



Слушатель: Здравствуйте. Константин Натанович, мне кажется, что вы в своих оценках немножко перегибаете палку против Путина и в защиту Америки. Но мы же видим совсем другую картину. Соединенные Штаты Америки наращивают военное присутствие во всем мире, расширяют присутствие на базах, обложили нас со всех сторон и теснят. Им нужны природные ресурсы, которые они хотят сосать, я понимаю. Но предел кто-то должен положить.



Константин Боровой: Во-первых, я не думаю, что нас обложили. То, что вы произнесли – это тезисы из пропагандистских кампаний Советского Союза. Это тезисы, которые создавали «холодную войну», образ врага. Тезисы, которые помогали выживать жесткому коммунистическому режиму, помогали ему устанавливать идеологическое первенство в «холодной войне», в идеологической конфронтации с Соединенными Штатами. То, что сегодня это возрождается - это ужасно. Потому что мы возвращаемся в состояние, в котором были во времена Советского Союза, в состояние, из которого с такими трудами и в общем с огромным количеством жертв мы вышли. Но возвращаются эти принципы. И мы живем не в той России, которая возникла в 91 году и конституции, которую мы приняли в 93 году, это уже другая страна, страна злобная, страна, которая противопоставляет себя всему западному сообществу, страна, которая поддерживала режим Саддама Хусейна, режим Милошевича. Сегодня, это страшно представить такую возможность, сегодня Россия поддерживает Иран, сегодня Россия поддерживает Северную Корею, демократическое государство. Но это понятно, почему происходит. Потому что режим, существующий сегодня, только таким способом может удержаться у власти. Если бы не было идеологического давления, если бы гражданам не внушался этот страх перед НАТО, наступающим на Россию, перед американской гегемонией, этот бы режим не удержался у власти. Потому что граждане не позволили бы нарушать собственные права, не позволили бы ликвидировать институты демократии, которые были в России, которые позволяют контролировать любую власть.



Владимир Кара-Мурза: Ощущается ли незаинтересованность Кремля в дальнейших отношениях дружественных с нынешней республиканской администрацией, потому что ей, судя по всему, уходить через полтора года и Путину осталось десять месяцев?



Константин Боровой: Мне кажется, что любое заявление Путина, любое заявление Кремля имеет просчитанные долгосрочные эффекты. Очень может быть, что это была легкая форма шантажа. Попробуйте-ка изменить ваше отношение к нынешней политике России, мы станем еще хуже. Это шантаж такой, этим пользовался Путин много раз уже. И действительно, к сожалению, эта тактика действует очень эффективно на западное сообщество. Потому что позиция «лишь бы не было хуже» приводит к тому, что никто не замечает из европейских лидеров военные действия в Чечне, не замечали события, связанные с нарушением основных прав, связанных с собственностью. Дело Ходорковского до сих пор многими на Западе не рассматривается как политический процесс. Это же заявление было сделано через несколько дней после заявления администрации Соединенных Штатов, Кондолизза Райс выступала, говорила о необходимости соблюдения прав человека. Это прозвучало впервые может быть за два года, до этого администрация вроде бы не замечала, что происходит в России. И печально, если опять этот удар администрация Соединенных Штатов пропустит.



Владимир Кара-Мурза: Генерал-полковник Леонид Ивашов, президент Академии геополитических проблем, подхватил риторику президента в канун предстоящего визита Кондолиззы Райс.



Леонид Ивашов: В самой Америке устанавливается фашистско-полицейский режим и именно такой метод Соединенные Штаты используют в мировых процессах в отношении с другими государствами. И вот что она будет говорить, Кондолизза Райс, что я заверяю вас, что американское ПРО не угрожает России. У России сегодня наблюдаются процессы, которые нас, военных, не могут радовать. Во-первых, это объективная оценка угроз и состава тех сил, которые России угрожают. Во-вторых, поворот к реальной обороне, к реальному обеспечению безопасности вместо долгие годы декларировавшегося сотрудничества с США и с НАТО.



Константин Боровой: Очень печально, что такие люди как Ивашов становятся сегодня главными экспертами. Кстати, я его последнее время часто вижу на государственных каналах. Человек, который называет Соединенные Штаты фашистским режимом. В этом смысле Белковский прав, снижается экспертный уровень Кремля. Вот такой самообман пропагандистской кампании приводит к тому, что у них, во всяком случае, возникает ощущение, что они правы. Пять человек назвали администрацию Соединенных Штатов фашистским режимом, это транслировалось по нескольким государственным каналам и вроде бы ощущение, что так оно и есть. Это самообман, конечно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Александра.



Слушатель: Добрый вечер. Константин Натанович, помните, как вы на голубом глазу в программе РЕН ТВ, программа называлась «Два против одного», назвали Путина главным вертухаем, а Солженицына назвали русским фашистом. Так вот, как можно в вашей системе координат, Ивашову нельзя, а вам можно говорить.



Константин Боровой: Нет, я не против того, чтобы Ивашов говорил, ради бога. Но просто, когда говорит один Ивашов и один Жириновский, все это превращается не в экспертизу, все это превращается в примитивную ругань. Я никогда не скрывал своего отношения к Путину, ко многим людям в Кремле. Действительно, это люди, вышедшие из КГБ, это люди, которые оказались у власти в результате того, что демократический режим, существовавший когда-то в России несколько лет назад, не пошел на применение закона о люстрации, иначе те же самые люди, тот же Путин сидел бы сейчас где-нибудь в коммерческой организации начальником отдела охраны, а в России, возможно, сохранились бы элементы демократии. К сожалению, закон о люстрации не был применен. И результат тот, что сегодня люди типа Путина, типа Черкесова, которые не просто поддерживали вот этот советский репрессивный коммунистический режим, а были главными его апологетами, сегодня они определяют внешнюю политику номинально все еще демократической России.



Владимир Кара-Мурза: Федор Шелов-Коведяев, бывший первый заместитель министра иностранных дел России, не усмотрел в словах главы российского государства оскорбительной терминологии.



Федор Шелов-Коведяев: Прямого сопоставления Соединенных Штатов с Третьим рейхом не было, многие иностранные делегации присутствовали. Сейчас даже по лицам представителей дипломатического корпуса, военных атташе, которые присутствовали на трибунах на Красной площади, можно было заметить некоторое напряжение. Но мне кажется, что Путин реалист, он понимает, что, как минимум в ближайшие месяцы отношения с Соединенными Штатами надо всерьез выстраивать именно с теми людьми, которые сейчас ее олицетворяют. Что касается асимметричных ответов, то я пока не вижу, потому что выход наш из договора об ограничении обычных вооруженных сил в Европе - это как раз симметричный ответ. Потому что несколько лет назад американцы вышли из договора по ПРО, мы предпринимаем симметричные действия, мы тоже выходим из договора, просто договора другого качества, вернее, мы пока приостанавливаем, тем не менее, отказываемся его исполнять.



Константин Боровой: Это ответ дипломата, который, конечно же, ищет пути для сотрудничества, а не для конфронтации. Очень правильная позиция. И если бы это было единственное такого рода заявление Путина, возможно, все бы его пропустили или не заметили или сделали вид, что не услышали его. Но, к сожалению, сегодня это суть внешней политики России, внешней политики, которая превратилась в цепь спецопераций, в результате которых, в результате провокаций отношения наши с западным сообществом ухудшаются. Улучшаются те отношения, которые не продвигают Россию по пути развития демократии, экономики, свободной рыночной экономики. Я с ужасом думаю о том, что будет с Россией, если вот эти безумные средства, которые сегодня поступают из-за высоких цен на нефть, перестанут поступать. Мы, возможно, окажемся страной даже не третьего мира. Путин не думает о будущем, он ищет друзей там, где нам друзья совсем не нужны, и создает врагов там, где могли бы быть наши друзья среди стран с развитой экономикой, с развитой демократией.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Сергея, радиослушателя из Армавира.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Я не знаю, действительно, кто называет Америку фашистским государством, тот путает километры с килограммами. Ведь это чушь, абсурд и советская пропаганда. Америка, из истории мы знаем, она была союзницей Советского Союза в разгроме гитлеровской Германии – это во-первых. Во-вторых, это демократическая свободная страна, которая показывает другим странам, что такое демократия. Зачем возвращаться к холодной войне?



Владимир Кара-Мурза: Цинизм в том, что даже в советское время такой пропаганды не было, всегда показывали фильм «Встреча на Эльбе».



Константин Боровой: Не было такой примитивной, грубой пропаганды. Я согласен во многом с нашим слушателем и хочу сказать, что обусловлена антиамериканская, антизападная пропаганда желанием выживать, желанием Путина и его окружения остаться у власти. Потому что только в состоянии наркотического опьянения, одурманенном пропагандой состоянии общество способно голосовать за таких людей. Если в стране развивается демократия, если есть прессе, если есть обратная связь через общество, через прессу, то такой примитивный уровень внешней, внутренней политики просто невозможен. Только так эти люди, которые сегодня у власти, только так они могут остаться у власти. Президент, который произносит слова «мочить в сортире», который заставляет общество принимать этот уровень мировоззрения, он, конечно, снижает критический уровень общества. То есть это ориентация на электорат Жириновского - это совершенно очевидно. То есть он берет от Жириновского не только тезисы, термины, но и тактику.



Владимир Кара-Мурза: Журналист-международник Борис Туманов удивлен позавчерашними откровениями главы российского государства.



Борис Туманов: Да, Соединенные Штаты вмешиваются в дела других государств, да, они вторгаются в Ирак - все это бесспорно и никто этого отрицать не может. Но сравнивать это поведение с поведением гитлеровской Германии, которая, как вы помните, была фашистской, человеконенавистнической, расистской и так далее – это, мне кажется, явный перебор. Когда ощущается, что через какое-то время, в конце будущего года уже Буша не будет, республиканцев не будет, Кондолиззы Райс не будет, вот это предвкушение заставляет выходить за рамки здравого смысла. То, что делают Соединенные Штаты, играет на руку нашим ястребам, нашим ура-патриотам, которые говорят: вот видите, посмотрите, какие враждебные действия, нас опять окружают.



Константин Боровой: Вот этот антиамериканизм чекистов, нынешнего Кремля, конечно, имеет очень серьезную основу. Скажем, после войны, когда, кстати говоря, здесь аналогии некоторые прослеживаются, когда советские войска, советские офицеры встретились на Эльбе с американскими офицерами, когда огромное количество техники поставлялось в Советский Союз по ленд-лизу, это 47-48 год, были введены в Уголовный кодекс даже такие статьи: ПАТ и ПАД - превозношение американской техники и превозношение американской демократии. Я сейчас не помню, это по Солженицыну. Это 25 лет тюрьмы. То есть высказывание позитивное - это статья в Уголовном кодексе по поводу американской демократии, американской техники, это было уголовным преступлением. Пока, к счастью, этого в России нет, но Путин семимильными шагами движется в этом направлении – в направлении «холодной войны», в направлении борьбы с космополитами, с теми, кто превозносит ценности западной демократии. Этому есть объяснение, я в свое время статью написал по этому поводу, она называется «Демократия в штатском, это еще давно, в 98 году, казалось, что они движутся к власти, эти люди. Кто были воспитатели этого поколения чекистов? Те самые, которые проводили, кто после войны активно участвовал в борьбе с космополитизмом, те самые чекисты, которые занимались пропагандистскими кампаниями, кто боролся с западным влиянием очень активно, агрессивно. Нет ничего странного в том, что у современных чекистов, которые у власти, такие очень радикальные, резкие антиамериканские, антизападные настроения, они так воспитаны. Они по-другому не могут - это в крови, в результате отбора, в результате воспитания, в результате специфического образования в школах, они получили это, они по-другому мыслить не могут.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Я Константину Натановичу хотел возразить, как внимательный читатель Льва Гумилева. Я сегодня слушаю Свободу. Так вот, я хотел бы обратить внимание на то, как реки России гибнут, они гибли и раньше. Я хотел бы обратить внимание, на окраине Беслана огромное, достаточно большое количество спиртзаводов и барду сбрасывают в Терек.



Владимир Кара-Мурза: Как раз иностранцы, как правило, борются за экологию в Россию, как это ни прискорбно.



Константин Боровой: На самом деле очень много положительного, не только опыт демократии, не только опыт рыночной экономики, но и какая-то система ценностей, которая идет с Запада очень ценна. И этот пропагандируемый и внедряемый изоляционизм, антизападничество, оно, конечно, приведет к очень опасным последствиям. Я хочу напомнить радиослушателям, что первые крупные политические процессы были именно против экологов, против Никитина, Пасько, потом с химиком Мирзояновым. То есть первые процессы, первые политические жертвы в России, с кем боролись чекисты, были экологи. И вторая волна, Черкесов - это врачи, это использование кетамина и так далее. Это политические процессы, это процессы, которые, с моей точки зрения, должны были бы показать, кто в доме хозяин, кто управляет ситуацией. А управляют, с их точки зрения, чекисты.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора.



Слушатель: Добрый вечер. У меня два соображения. Первое: экономическую интеграцию стран бывшего Советского Союза можно приветствовать, и Украина, Прибалтика и так далее. Не кажется ли вам, Константин Натанович, что более конструктивной политикой для всех было бы движение неприсоединения. И если бы те же Соединенные Штаты были заинтересованы в стабильности, они бы наоборот поощряли расширение зоны нейтралитета.



Константин Боровой: Мне кажется, что если вы намекаете на расширение НАТО, на присоединение к Европейскому союзу, то это не инициатива европейского сообщества и Соединенных Штатов. Это, если говорить об Эстонии или о Польше, это настоятельное желание, требование этих стран, они боятся возрождающейся агрессивной, очень опасной возможно опасной для человечества империи, они боятся за собственную безопасность. Для Соединенных Штатов, для европейского общества это дополнительная нагрузка. Ни секунды не сомневаюсь, что и Соединенные Штаты, и европейское сообщество были бы заинтересованы не в расширении НАТО, не в расширении Европейского союза, а в том, чтобы экономическое развитие России и окружающих государства не приводили бы к необходимости защищать эти государства от России и экономически в том числе. Не Соединенные Штаты ссорят Россию и Грузию и запрещают ввоз вина и воды, не Соединенные Штаты и европейское сообщество ссорят Россию и Украину или Россию и страны Балтии или Россию и Молдову с тем же вином - это делает сегодня Кремль. И обвинять Соединенные Штаты в том, что нас стали бояться, в том, что совершенно очевидно для всех, что Россия движется в направлении коричневатом, в направлении, в котором Путин обвиняет Соединенные Штаты - это наша вина. Мне очень нравится позиция Валерии Новодворской по событиям в Эстонии, реакции России на эти события – это наша вина, эти памятники советской гегемонии, это то, с чего должна бы начать демократическая Россия - с уничтожения этих памятников, не с защиты их, а с уничтожения и, возможно, не только в странах, ближайших к России, но даже в Германии. Потому что памятники гегемонии, насилию, памятники рабству должны сносить те, кто создавал это рабство – это называется искупление вины.



Владимир Кара-Мурза: Член думского комитета по обороне полковник Андрей Головатюк полностью разделяет антиамериканский пафос речи президента.



Андрей Головатюк: Если они так считают, что это относится к ним в отношении Третьего рейха, то это их проблема, пускай они так и считают. Обижаться или не обижаться – это их право. Если президент Российской Федерации говорит о том, что какая-то держава пытается навязать свою волю всему Земному шару и стать единоправным правителем на всем Земном шаре, то это действительно так. Лично мое мнение, что они действительно пытаются пойти по пути, который одна из стран прошла в 30 годы, и в 45 году это все плачевно закончилось.



Константин Боровой: Мне кажется, что он, конечно, ошибается. То есть Соединенные Штаты защищают ту систему ценностей, с которой боролась фашистская Германия, с которой борется режим в Ираке. Известно, что Саддам Хусейн признавал ценности Третьего рейха, какие-то заявления по этому поводу делал. Тут путается белое и черное, но это элемент нынешней пропагандистской кампании, которая ведется в России. И то, что не очень образованный депутат поддерживает эти тезисы, очень печально.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Людмилу Ивановну из Смоленска.



Слушательница: Доброй ночи. Позвольте сначала реплику, а потом вопрос Константину. Реплика такая, что есть такая прибаутка, в которой говорится, что вор кричит «держите вора». Поэтому слова нашего президента объяснимы. Государством руководит организация в прошлом чисто фашистского толка – это наши чекисты, силовики. А вам, Константин, вопрос такой: есть беззащитных храбрость Политковской, Щекочихина и прочих, а есть храбрость, которую позволяют. Ваша храбрость отчаянная, дай вам бог, если вы искренне в защиту судьбы. Но ответьте мне, а вдруг вы подзащитный чекистов тех же.



Константин Боровой: Не знаю, что ответить. Нет, я не пропагандирую этих чекистов, я стараюсь, моя система ценностей – это та конституция, в создании которой я принимал участие, российская конституция, которая устанавливает приоритет прав человека, приоритет прав частной собственности, демократии и которые сейчас, конечно, растоптаны, нарушаются каждым действием этой власти и в области политики внутренней, и внешней, в области экономики, в области средств массовой информации. Конечно, я по мере сил просто борюсь с этим.



Владимир Кара-Мурза: Диктор Института стратегических оценок Сергей Ознобищев исполнен оптимизма за состояние российско-американских отношений.



Сергей Ознобищев: Как раз в эти дни было очень много фильмов, в том числе фильмов документальных, в которых совершенно ясно прослеживалась и роль союзников, и восторг встречи на Эльбе. Вспомним достаточно оптимистические слава по поводу снятия ограничений поправки Джексона-Вэника, которыми обменивались Лавров и Кондолизза Райс. Когда речь идет о асимметричных ответах - это достаточно удачное выражение «асимметричный ответ», мы помним, те, кто давно занимается историей двусторонних отношений, это были 80-е годы, когда Рейган пытался сделать шаги к развертыванию так называемой стратегической оборонной инициативы, широкомасштабной ПРО с элементами космического базирования.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, предстоит ли нечто подобное после такого охлаждения российско-американских отношений, что в свое время представляла двусторонняя разрядка?



Константин Боровой: Мне кажется, что, к счастью, у нас недостаточно ресурсов для того, чтобы широкомасштабную развязать «холодную войну». И угрозы эти очень эфемерны. Они в основном на словах. То, что делает Путин, напоминает на Западе поведение непослушного ребенка, который, конечно, никому не опасен, но который просто ведет себя неприлично. Это не первое заявление антиамериканское, антизападное. По-моему, все заявления внешнеполитические носят такой характер. Чаще всего никто не реагирует на такие заявления, чаще всего Запад просто игнорирует, ожидая изменений каких-то во внутренней, во внешней политике России. В этом смысле реакция на это заявление должна быть с нашей стороны, со стороны граждан. Потому что основная угроза от таких заявлений для нас, для тех, кто живет в России, для тех, кто хочет, живя в России, не чувствовать себя в тюрьме. Такие заявления приближают нас к обществу тому, которое было в Советском Союзе, к обществу закрытому, к обществу задавленному. И то, что сегодня остаются элементы, составляющие демократию, некоторая открытость границ, в будущем, и мы должны это четко понимать, такие заявления делают наши шансы, шансы граждан на сохранение остатков свобод минимальными.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Александра.



Слушатель: Константин Натанович, было такое время, когда Путин шел навстречу Западу, эти знаменитые встречи без галстуков и так далее. В чем дело, почему тогда шел, а сейчас получился полный откат?



Владимир Кара-Мурза: Все помнят памятное заявление 11 сентября 2001 года.



Константин Боровой: Позиция антизападная была всегда, к сожалению. Я помню, Путин еще не был президентом, он уже делал антизападные заявления довольно резкие. Я помню, на одной из встреч он говорил даже о влиянии Соединенных Штатов на конфликты вокруг России, что они провоцируются. Это было всегда. Просто раньше, возможно, они не были такими немотивированными, они не были такими агрессивными, как сейчас. Но позиция не изменилась. Можно поднять высказывания, заявления Путина, он не изменил свою позицию. Это человек, воспитанный в антизападной, антиамериканской системе ценностей. Мне кажется, он не приемлет, никогда не принимал новую систему ценностей. Я уже говорил, нам надо было пройти этап люстрации, денацификации, и мы упустили этот момент, я в свое время говорил об этом с Борисом Николаевичем Ельциным, о необходимости, не очень настаивая, и Галина Старовойтова. Упустили этот момент и сегодня получили реакцию, результат. Те люди, которые несли советскую агрессивную изоляционистскую систему ценностей, оставшись у власти, они нас возвращают в том замечательное советское прошлое, из которого мы с такими трудами вырвались.



Владимир Кара-Мурза: Депутат думы Андрей Савельев, лидер недавно созданного движения «Великая Россия», предвидит реальное охлаждение отношений с Вашингтоном.



Андрей Савельев: То и дело в риторике в риторике высших должностных лиц вырываются скрытые оценки, которые на самом деле более адекватны, чем те дипломатические формулировки, которые обычно приняты. На самом деле отношения между государствами и между Россией и другими государствами носят далеко небезоблачный характер, и в целом международные отношения характеризуются не миром, спокойствием и порядком, а крайней напряженностью, которая в принципе начинает напоминать условия 20-30 годов 20 века. Поэтому разнообразные жесткие формулировки все чаще возникают в высказываниях высших должностных лиц. Думаю, что аналогичные формулировки появляются значительно чаще при формировании реальной стратегии и реальной политики, которая оказывается вовсе не дипломатически удобной, а свирепой и готовой к добиванию политического противника, изничтожения его силового и экономического потенциала.



Константин Боровой: Я не могу согласиться с Савельевым. Ведь мы не вчера родились, а была первая война иракская, были события в Югославии, начиналась совсем недавно вроде бы кампания иракская. И каждый раз Рогозин, его соратники пугали нас тем, что это приведет к третьей мировой войне. Я помню заявления Дмитрия Рогозина о том, что Югославия - это кровоточащая рана навсегда теперь, боевые действия, третья мировая война. Все закончилось, слава богу, и народ счастлив и нет больше боевых действий, нет больше могил с замученными, истерзанными телами людей, уничтоженных по национальному признаку. Мир движется все-таки в направлении стабильности, мир принимает систему ценностей, которую иногда наши изоляционисты называют американской системой ценностей. Это мировая система ценностей. Остановить этот процесс не может никто, никакое заявление Путина не может привести к «холодной войне» и к конфронтации. Я думаю, что все делается для внутреннего употребления. Никого не напугало это заявление. Очень хорошо, что Соединенные Штаты не пропускают такие грубые пассажи Путина. Но все это делается для того, чтобы усилить наркотическое, одурманивающее воздействие на собственных граждан, только для этого.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Александра Сергеевича.



Слушатель: Константин Натанович, доброй ночи. У меня такой вопрос: не кажется ли вам, что позиция Путина связана именно с тем, что заканчивается президентский срок правления, а в общем-то из тех программ по экономике, ни один завод не построили, живем мы на нефтедоллары, война в Чечне, завалили ее деньгами, чтобы они сами разобрались. То есть такие узловые вопросы, которые были в начале правления Путина, так и остались нерешенными.



Константин Боровой: Я с вами абсолютно согласен, экономика в ужасном состоянии. Мы продолжаем жить на дармовых энергоресурсах. Если, не дай бог, цены на нефть упадут, Россия окажется в катастрофическом положении. Согласен я и с тем, что для приведения, для сохранения у власти корпорации чекистской нужны события, как вы помните, в 99 году это начало боевых действий, одурманивающее воздействие на общество, которое вызывает состояние страха и общество требует сильного лидера, силовика. Что-то похожее делается сейчас. Не за горами президентские выборы, и начинать военные действия с Украиной, к счастью, не собираются, значит одурманивание пойдет по направлению антизападной, антиамериканской пропаганды. Я думаю, что это не последнее антиамериканское заявление. Но это элемент пропагандисткой кампании, направленный на собственное население, я в этом не сомневаюсь. Это так же очевидно, что это связано с выборами, потому что элемент, идеологически-пропагандистский стержень, его необходимо создать, и сегодня Путин приступил к его созданию.



Владимир Кара-Мурза: Можно ли констатировать, что в Кремле берет верх антиамериканское лобби?



Константин Боровой: Я думаю, что можно констатировать, что в Кремле давно взяло верх очень циничное очень расчетливое лобби, которое использует с одинаковым успехом антирыночный и антиолигархический элемент, и с другой стороны, антиамериканский, антизападный.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG