Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Казаки в Италии. Драма атамана Краснова


Атаман Краснов. [Фото — <a href="http://www.hronos.km.ru/biograf/krasnov.html" target=_blank>«Хронос»</a>]

Атаман Краснов. [Фото — <a href="http://www.hronos.km.ru/biograf/krasnov.html" target=_blank>«Хронос»</a>]

В конце апреля в северо-итальянском городке Верценьис состоялся второй семинар «Казаки в Италии. 1944-45 года». Хронологическое уточнение было тут не случайным — впервые казачья армия объявилась на Апеннинском полуострове много ранее.


В 1799 году, в эпоху второй антинаполеоновской коалиции, император Павел I направил в Италию старого полководца Суворова во главе 20-тысячного войска. В состав войска входило более 6 тысяч казаков. Легендарный военачальник очистил север страны от французов и после победы при Кассано над генералом Моро триумфально вошел в Милан. Переход русских казаков, одетых, по свидетельству местных жителей, «почти как турки» — через территорию тогдашней Венецианской республики — оставил тогда сильный резонанс.


Атаман Краснов


По странной прихоти истории через полтора века северо-итальянские регионы вновь увидели вторжение казаков, имевшее на сей раз более тяжкие последствия. Казаки и члены их семейств, под водительством легендарного атамана и писателя Петра Краснова, объявились тут в чаянии новой родины и в качестве союзников Третьего Рейха.


Об этом не следует забывать — в отличие от суворовских казаков, гнавших оккупантов, красновские казаки пришли сюда, как говорится, в оккупантском обозе. Именно поэтому нынешняя конференция, как и прошлогодняя, приурочена к празднику 25 апреля, национальному празднику Италии в память освобождения от фашизма и от нацизма.


Конечно, запутавшихся и обманутых казаков нельзя отождествлять с гитлеровцами — и в Италии это понимают. Именно поэтому в том же местечке Верценьис, где была ставка Краснова, в рамках прошлой конференции повесили памятную доску на доме, где жил атаман.


Программа конференции


На однодневной конференции прозвучало четыре доклада. Профессор Фульвио Салимбене очертил общий трагический маршрут малых народов и национальностей, рассказав о малоизвестных в Италии историях — о депортации поволжских немцев, крымских татар и, конечно, о казаках, попавших под пресс двух тоталитарных режимов.


Десятого ноября 1942 года, будучи в Полтаве, Адольф Гитлер торжественно предоставил казакам право на ограниченную автономию. В самом деле, согласно воззрениям Альфреда Розенберга, главного нацистского идеолога, казаки составляли особую нацию, с характеристиками, не слишком далекими от арийской расы. Первая русская казачья дивизия в составе Вермахта была сформирована зимою 42-43 гг. в Польше. Дивизия состояла из трех кавалерийских полков — Донского, Терского и Кубанского. В октябре 1943 года эта дивизия была направлена на югославский фронт, с напутствием Кейтеля и Розенберга: «Если военные обстоятельства не позволяют вам устроится на землях ваших предков, мы организуем жизнь казаков, под покровительством фюрера, в Западной Европе и дадим вам все необходимое для достойного существования».


Осенью 1943 г. на северных территориях Италии гитлеровцы учредили особую провинцию Третьего Рейха. В этом районе нацистским войскам угрожали не только постоянные бомбардировки союзников, но и все возраставшее партизанское движение. Успехи партизанской бригады им. Гарибальди вынудили Вермахт послать в Италию армию казаков и кавказцев.


Именно кавказцам, которых местные жители называли «монголами», посвящен был особый доклад Марио Портанова и его двух содокладчиков «Призрак монголов». Кавказцы действовали, по сравнению с казаками, более жестко и оставили преимущественно недобрую славу среди населения. В конце войны многие из них пытались дезертировать, и их казнили сами фашисты.


Итак, летом 1944 года на железнодорожных станциях в области Карния высадилось около 20 тысяч солдат, бывших советских граждан. Местные жители были вынуждены отдать казакам свои дома, что неизбежно вызывало стычки и акты насилия со стороны. Итальянские поселения теперь назывались станицами. Весь край именовался Казачий стан, по-немецки — Kozakenland. Казачий центр, Алессо, стал Новочеркасском, причем его главную площадь наименовали площадью атамана Платова, а одну из магистральных улиц — Балаклавской, в память о победе казаков над английским отрядом во время Крымской войны. Из итальянцев в «Новочеркасске» остался только хлебопек и переводчик — всех остальных прогнали. Подобные ситуации сложились и в других поселениях.


Ставка в Верценьисе


Спустя несколько месяцев сюда прибыл атаман Краснов. Ему было 76 лет. Он устроил свою главную ставку в городке Верценьис. Знаменитый участник Гражданской войны в эмиграции написал несколько романов — самый популярный это «От императорского орла к красному знамени».


Об обстановке в Верценьисе той поры, о быте, о коллективной и индивидуальной памяти, поведала третья докладчица, жительница Милана и русистка Патриция Деотто, известная переводчица русской литературы и ведущий специалист по творчеству Павла Муратова. Отец Патриции, тоже полиглот, был привлечен казаками в качестве переводчика и таким образом, казачья эпопея стала семейным преданием. Об этой бытовой стороне напоминала и афиша семинара — клочок школьной тетради в линеечку, с русским текстом, написанным карандашом. Это был пропуск двум местным жителям на перемещение из одного села в другое и обратно, выписанный одним казачьим сотником.


Как теперь широко известно, в феврале 1945 года на Ялтинской конференции Сталин добился от Рузвельта и Черчилля согласия на выдачу всех «предателей», о чем казаки в Италии, естественно, не знали.


Когда им стало ясно, что капитуляция Германии неизбежна, они решились уйти в Австрию, надеясь на почетную капитуляцию союзникам. В общей сложности, вместе с членами семейств, в тот момент они насчитывали около 40 тысяч человек. В Австрии казаки сдались английскому командованию, которое выдало их советской стороне. Многие казаки во избежание безжалостного возмездия покончили самоубийством. Краснов и его помощники были казнены в Москве в 47 году. Атаману тогда было почти 80 лет.


Литература о казаках


Трагедия казаков вызвала целую литературу, и этому, уже художественному феномену, был посвящен последний доклад филолога Джанфранко Эллеро.


Самое первое художественное описание принадлежит перу Бруны Сибилле-Сиции. Ее повесть «La terra impossibile — Недоступная земля» вышла в 1956 году. Она носит отпечаток идеологии того времени: все симпатии автора целиком, без нюансов, находятся на стороне местного населения и партизан (впрочем, Сибилле-Сиция признает и трагический фатум казаков).


Упомянем рассказ Леонарда Заньера с названием «Carnia, Kozakenland, Kazackaja zemlja», написанный на местном диалекте области Карнии и опубликованный в 94. В том же году вышла небольшая повесть Клаудио Каландры, с титулом на русском — «Do svidania».


Особой популярностью у итальянских читателей пользовались и пользуются произведения Клаудио Магриса и Карло Сгорлона, написанные в середине 1980-х годов. В 1984 году выдающийся германист Клаудио Магрис опубликовал повесть «Размышления об одной шашке» — речь идет о шашке Краснова, которую тот сдал в знак безоговорочной капитуляции англичанам.


Чуть погодя, в начале 1985 года миланское издательство «Мондадори» выпустило на книжный рынок Италии роман Карло Сгорлона «Армия утраченных рек». Это армия далеких Дона, Днепра, Терека, которую автор сравнил с «табуном, потерявшим свои пастбища, свои реки и ушедшая вдогонку за миражем других пастбищ, других рек». Писатель представляет казаков глазами местных крестьян, увидевших из своих окон «последнюю новинку войны, самую странную из всех прежде бывших».


Завершился семинар в Верценьисе выступлением в местном храме небольшого хора казачьей песни, который собирает и исполняет донской фольклор.


XS
SM
MD
LG