Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Самаре преследуют организаторов "Марша несогласных"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Сергей Хазов, Олег Кусов.



Андрей Шарый: Задержанные в Самаре активисты Московской Хельсинской группы Сергей Шимоволос и Наталья Чеботарева отпущены без предъявления обвинений. Правозащитники прибыли в Самару в качестве наблюдателей в преддверии "Марша несогласных" и должны были присутствовать на пресс-конференции редактора местного выпуска "Новой газеты" Сергея Курт-Аджиева, который был задержан в воскресенье, потом тоже отпущен. Сотрудники милиции остановили Шимоволоса и Чеботареву на пути в гостиницу. Причины их задержания неизвестны, но позже о них стало известно чуть больше.


На прошлой неделе власти Самары и оппозиция договорились о проведении марша 18 мая, во время саммита Европейский Союз - Россия. Ожидается, что в шествии примут участие не менее тысячи человек.



Сергей Хазов: Сегодня днем должна была пройти пресс-конференция главного редактора "Новой газеты" в Самаре Сергея Курт-Аджиева и его дочери Анастасии. Однако еще до начала пресс-конференции стало известно, что направленные в Самару Московской Хельсинской группой для контроля за соблюдением прав человека на "Марше несогласных" правозащитники Сергей Шимоволос и Наталья Чеботарева задержаны милицией. Сотрудники Средневолжского УВД на транспорте посчитали правозащитников подозрительными и задержали их на полчаса. Тем временем Сергей Курт-Аджиев рассказал на пресс-конференции журналистам о своем отношении к событиям вокруг самарского "Марша несогласных" и национал-большевиков.



Сергей Курт-Аджиев: Рассказать о ситуации, которая вообще сложилась в Самаре с этим маршем, который разрешен, но непонятны действия сотрудников милиции, которые там гонят, разгоняют и так далее, почему не вышла "Новая газета" сегодня?



Сергей Хазов: Свое вчерашнее задержание, когда он оказался в милиции после попытки выяснить причину ареста своей дочери и активиста Национал-большевистской партии Юрия Червенчука, Сергей Курт-Аджиев связывает с "Маршем несогласных".



Сергей Курт-Аджиев: Да, я сформулировал бы все эти действия, которые предприняты в отношении "Новой газеты", все действия, которые предпринимаются в отношении организаторов "Марша несогласных", курируются двумя людьми - это федеральным инспектором Сергеем Александровичем Сычевым и главой обл. ОВД Реймиром. В пятницу, когда согласовывался маршрут "Марша несогласных" и все прочее, оформлялась вся документация, Сергей Александрович лично мне сказал по телефону, что "ни с твоей дочерью, ни с другими организаторами ничего не случится, все нормально, давай законным путем все решать". Значит, сейчас их гоняют как зайцев, Настю вчера задержали вместе со мной и держали с двух до семи. Либо они меня обманули просто, либо они не контролируют действия своих подчиненных. Тогда у меня возникает вопрос: а кто вообще руководит милицией. Если эти люди не могут контролировать действия милиции, значит, надо этих людей убирать, менять и сажать на их место других, тех, которые способны это делать.



Сергей Хазов: В пятницу в редакции "Новой газеты" в Самаре прошел обыск, и были изъяты компьютеры и оргтехника. Сегодня должен был выйти специальный выпуск газеты, посвященный "Маршу несогласных". Сегодня же Сергей Курт-Аджиев направил жалобу на сотрудников Управления внутренних дел Самарского района, которые проводили его задержание. Пресс-конференция главного редактора самарской "Новой газеты" прошла в самарском Доме журналиста, однако члены местного отделения союза на ней не присутствовали, сославшись на занятость.


Самарский обмундсмен Ирина Скупова заявила на пресс-конференции, что жалобы организаторов самарского "Марша несогласных" на нарушение прав человек будут тщательным образом расследоваться, чтобы избежать искажения фактов. "Информации о нарушениях прав человека очень много и ее надо проверять", - сообщила Ирина Скупова.



Ирина Скупова: Документов я никаких не видела, Курт-Аджиев заявления не подавал. Выводы все делаются на основе документов.



Сергей Хазов: По словам Сергея Курт-Аджиева, мэр Самары разрешил в городе "Марш несогласных" исключительно своим персональным решением. "Европейские политики тут не причем, Кремль и губернатор тоже. Решение о "Марше несогласных" принимал мэр Самары Виктор Тархов, это его жест доброй воли", - сказал Сергей Курт-Аджиев.



Сергей Курт-Аджиев: Нет, это личная позиция Виктора Александровича Тархова. Он считает, что нет никаких законных оснований запретить проведение этого марша, и в соответствии с законом просто там долго согласовывали маршрут, предлагался один, он предлагала другой, мэрия. Это его позиция гражданская и она мне нравится очень.



Сергей Хазов: На пресс-конференции в Доме журналиста, где Сергей и Анастасия Курт-Аджиевы рассказывали о преследованиях, которым они подвергаются в преддверии "Марша несогласных", присутствовало несколько десятков активистов-лимоновцев. По словам правозащитника Александра Лошманкина, атмосфера была как на партийном собрании лимоновцев. То, что вокруг "Марша несогласных" активизировались лимоновцы, отпугивает простых самарцев, считает правозащитник Владимир Семенов.



Владимир Семенов: Ради чего все затевается? На этот вопрос, ответьте на этот вопрос, тогда все остальное станет ясно. Ведь для чего они идут? Что ими движет, кроме желания побузить? Касьянов, именно по этой фигуре я сужу обо всем движении, как о движении, вызывающем впечатление этакой гапоновщины, гапоновского такого клона.



Сергей Хазов: Самарские правозащитники называют полученное от властей разрешение на проведение "Марша несогласных" уникальной победой. Ведь до сих пор ни разу не удовлетворялись заявки оппозиции на подобные протестные акции. О своем участии в самарском "Марше несогласных" уже заявили Гарри Каспаров и Эдуард Лимонов.



Андрей Шарый: Продолжит тему из Москвы корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.



Олег Кусов: Журналисты была задержаны в Самаре уже после организаторов "Марша несогласных". Слово председателю Фонда защиты гласности Алексею Симонову.



Алексей Симонов: Для начала нейтрализовали организаторов "Марша несогласных": одного призвали в армию, другого поместили под домашний арест, а третьего отправили за решетку, заменив условный срок на полноценные полгода лишения свободы. Затем в Ассоциации по защите прав избирателей, критиковавшей преследования организаторов марша, провели обыск, изъяли компьютеры, то же самое в общественно-политическом центре Самары. После чего переключились на прессу.


Вечером 10 мая в Самаре задержали журналистов телекомпании РЕН-ТВ и "Коммерсанта". Интересная мотивировка задержания: у задержанных журналистов отсутствовали необходимые документы, кроме карточки аккредитации. Поэтому их увезли для установления личности, устанавливали личность несколько часов и отпустили уже за полночь 11 мая. На следующий день нагрянули в редакцию "Новой газеты", приехали с постановлением о проверке компьютеров, потом о проверке финансово-хозяйственной деятельности. Короче говоря, когда Сергей Курт-Аджиев 13 мая прибыл в милицию, чтобы выяснить судьбу своей дочери, которая один из организаторов "Марша несогласных" по Самаре, его задержали тоже. Правда, уже тут, как говорится, совсем ничего не было, поэтому через некоторое время выпустили. Так что все это в чистом виде зачистка информационного пространства. Здесь с огромным вниманием относятся к таким вещам и не хотят, чтобы общественность каким-то образом ухудшила настроения прибывающих на саммит коллег.



Олег Кусов: Руководитель самарской региональной общественной организации в защиту прав избирателей "Голос" Людмила Кузьмина рассказала о том, как сотрудники правоохранительных органов изъяли в офисе ее организации компьютеры.



Людмила Кузьмина: Через два часа после моего выступления на "Эхо Москвы" в Самаре у меня в офисе, в мое отсутствие, вскрыли комнату и вывезли два компьютера органы милиции и не оставили ни одного документа. Я сейчас занимаюсь тем, что ищу адвокатов, и у нас там остались не только электронные данные, но и записные книжки, и телефон, которым мы пользовались и за собственные средства устанавливали. Я посвящу все оставшееся время для того, чтобы восторжествовал закон. И пока я не добьюсь признания незаконности этого и извинений, я не отстану. Но граждане слабы, они слишком экономически зависимы от государства. А это означает, что у них очень сужено поле возможностей привести во вменяемое состояние это так называемое государство.



Олег Кусов: Людмила Кузьмина считает, что городские власти были вынуждены разрешить проведение "Марша несогласных" только после указания сверху.



Людмила Кузьмина: Власть похожа на больного, надежды на исцеление которого нет. Эти нелогичные действия, они основаны, к сожалению, на применении оценочных суждений: вот сегодня я назначу врагом вон того рыжего, а, по-моему, с рыжим рядом проходила Людмила Кузьмина ("Голос"), тоже врагом назначу. Когда я смотрю копии протоколов, а они мне принесли копии протоколов, там ничего нет, никакой ссылки на закон. Ссылка на закон, нарушена статья 10 в законе о митингах, шествиях и демонстрациях. Да статья 10 говорит наоборот, подано уведомление и люди имеют право агитировать. За что их хватают? Мы ищем, говорят, экстремистов. Я думаю, что на решение мэра слово "разрешить" нельзя употреблять, потому что это уведомительная форма, а дать согласие, я думаю, что заставило совершенно не чувство осознания, что я власть, избранная гражданами, не чувство осознания, что я не должен нарушать Конституцию - нет. На это, возможность согласовать "Марш несогласных", повлияли факторы внешние.



Андрей Шарый: Жители России не проявляют особого интереса к политическим проблема и деятельности оппозиционных сил. Социологи главными причинами такого отношения считают дозированную информацию в средствах массовой информации и общественную апатию. Я беседую с директором "Левада-центра" Львом Гудковым.


События вокруг "Маршей несогласных", вообще вокруг действий оппозиции вызывают какой-то общественный интерес?



Лев Гудков: О них очень немного знают люди, поскольку информация явно придерживается по центральным каналам или подается таким образом, что это действия отдельных каких-то радикалов. Поэтому люди не очень много знают об этом. Если судить по нашим опросам, то в марте ничего не знали об этих маршах 65 процентов, в апреле - 55 процентов. В Москве публика более информированная и здесь 50 процентов слышали об этих маршах, о событиях, о разгоне митингов и оппозиции ОМОНом. Но это Москва, здесь все-таки информационное пространство гораздо более насыщенное. В марте почти не вызвало никакой реакции: 6 процентов поддерживали лозунги "Марша несогласных", 3 процента были настроены резко против, остальные были абсолютно индифферентны. В апреле ситуация немножко изменилась, почти пополам разделилось: 17 процентов поддерживали проведение этих маршей и 17 процентов были настроены резко отрицательно. По Москве ситуация опять-таки немножко другая, здесь 30 процентов, скорее, одобряли, а 15 процентов были против.



Андрей Шарый: Если бы я попросил вас в каких-то терминах описательных дать характеристику отношению вообще россиян последнего времени к этим проблемам, общественных выступлений, любого противодействия власти, чем бы оно ни было вызвано?



Лев Гудков: Это, прежде всего, конечно, я бы назвал это отчуждением, равнодушием, апатией, незаинтересованностью все-таки. Некоторой осторожностью, желанием дистанцироваться от всех акций. Примерно такая позиция - моя хата с краю.



Андрей Шарый: А власть какой выглядит в глазах россиян?



Лев Гудков: Власть выглядит, прежде всего, жестокой. Потому что большинство, вне зависимости оттого, как они относятся к самим лозунгам, большинство считает, что власть применяет избыточную силу против участников демонстраций оппозиции, тем более, против журналистов, освещающих. Как бы настроены против или не одобряют такого рода действия 80-86 процентов, тут совершенно однозначная картина. В целом поддержки и сочувствия участникам нет. Кроме того, отношение к этим действиям власти полярно. Большинство, больше половины считают, что это, скорее, проявление не силы государства, а, скорее, их слабости. И мотивировано это не столько заботой о порядке, хотя почти четверть считает, что эти действия продиктованы желанием обеспечить какой-то порядок и безопасность на улицах, но гораздо больше, примерно 31 процент, считают, что это вызвано страхом перед угрозой "оранжевых революций", тем, что оппозиция получит определенное влияние и будет опираться действительно на реальное недовольство людей, существующее в обществе.


XS
SM
MD
LG