Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Женовач. Новая серьезность в театре


Сергей Женовач

Сергей Женовач

15 мая московский театральный режиссер Сергей Женовач отметил свой 50-летний юбилей. Он родился в Восточной Германии в семье советского офицера. В 1979 году окончил Краснодарский институт культуры. Затем окончил курс Петра Фоменко на режиссерском факультете ГИТИСа. С 1988 года преподает театральное мастерство, профессор Российской академии театрального искусства. Работал в театре-студии «Человек», был главным режиссером театра на Малой Бронной, ставит спектакли в своей «Студии театрального искусства», в Малом театре, во МХАТе, на других сценах. Лауреат многочисленных профессиональных наград, считается одним из самых лучших и модных московских режиссеров.


О Сергее Женоваче говорит театральный критик «Независимой газеты» Григорий Заславский: «Это целая — пусть — не эпоха, но несколько очень красивых страниц русского театра. Потому что это сразу несколько эпизодов в жизни театра. Это, конечно, театр на Малой Бронной в ту пору, когда Сергей Женовач работал там главным режиссером. Сегодняшнее существование Женовача во главе студии Театрального искусства, быть может самого живого театрального организма наравне с мастерской Петра Фоменко. Совершенно очевидно, что это птенцы одного гнезда Петрова. В данном случае речь идет о Петре Наумовиче Фоменко. Они существуют как студии в двух частях, в двух своих ипостасях — это студия на сцене, когда мы видим, как актеры взрослеют, как становится зрелым их мастерство, и одновременно еще и студия в театральном зале, когда появляется совершенно новое поколение зрителей, которые ходят из спектакля в спектакль, когда кто-то хвастается, что был на этом спектакле восемь раз, а кто-то говорит, а я — десять. Это то театральное счастье, которое, в общем-то, бывает очень редко.


Женовач — это какое-то невероятное внимание к слову и чувству слова, которому удавались, скажем, три вечерних спектакля по роману Достоевского «Идиот». Опыт чрезвычайного глубокого понимания текста Достоевского. Это «Захудалый род», когда вопреки тендеции какому-то комедийному, радостному и порой бессмысленному существованию в театре, Женовач берет роман Лескова, и внимательно к каждому слову Лескова переносит его на сцену в своей первозданности, в своем каком-то очень точном следовании смысла Лескова. Кстати говоря, очень, как выясняется, современно и даже почти публицистически. Я знаю своих коллег, которые говорят о том, что для них спектакли Женовача на Малой Бронной — это "Пять вечеров", это "Ночь перед Рождеством", "Идиот", "Король Лир", разумеется, — это самые счастливые дни, проведенные в театре.


У меня придумалось такое определение стиля Женовача, как новая серьезность. Женовача, скорее, следует признать экспериментатором, нежели традиционалистом, хотя его театр кажется совершенно традиционным. "Захудалый род" — это абсолютно несвойственное сегодняшнему театру отношение к слову, а, пожалуй, и самый радикальный театральный эксперимент. Потому что голое, окровавленное и все такое прочее является самым, что ни на есть, расхожим общим местом сегодняшнего театра».


XS
SM
MD
LG