Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Русская литература в Чехии


Программу ведет Алексей Кузнецов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Праге Александра Вагнер.



Алексей Кузнецов: В последние годы русская литература, преодолев период сдержанного недоверия, постепенно вновь находит своего читателя в Чехии. Там переиздаются работы и классиков, и переводы современных российских писателей.



Александра Вагнер: Юрий Мамлиев «Шатуны», два романа Виктора Пелевина, книга стихотворений Юрия Одарченко, биография Андрея Платонова – вот далеко не полный список связанных с русской литературной традицией книг, опубликованных в Чехии в 2006 году. Чешские русисты объясняют это не только произошедшей в обществе переоценкой прошлого, но и тем, что русскую культуру и литературу в стране изучали раньше, ее хорошо знают. Тем не менее, за границей она оценивается с точки зрения других понятий и представлений. Продолжает Владимир Сватонь, профессор факультета русистики Карлова университета.



Владимир Сватонь: Восприятие литературы за границей всегда сложнее. У иностранцев нет такого интимного отношения к литературным произведениям, как к литературе домашней. Тем не менее, она вызывает другие вопросы. Нужно как-то углубиться в литературу иностранную, не видеть в ней только связи с историей родной страны, а более широкие вопросы культуры нового времени, европейского движения, цивилизации и тому подобное.



Александра Вагнер: В отличие от литературы других народов, что особенного может предложить русская литературу читателю за границей?



Владимир Сватонь: Мне кажется, самое ценное, что Россия может предложить заграничному читателю, это не шокирование, а скорее скромное наблюдение за реальностью, наблюдение над тем, какие значения, какие смыслы открывается, с чем всякий человек в жизни встречается. Не тот видный, прославленный авангард, как, скажем, Пастернак. Это поэзия скромная, никак не шокирующая читателя.



Александра Вагнер: Существует ли в чешской русистике особенный подход к пониманию и изучению русской литературы?



Владимир Сватонь: У нас были, можно сказать, три традиции восприятия русской литературы. Первая традиция была связана со славянофилами, национальным возрождением, с представлением, что русские – просто могучая защита от всех славянских народов. Но это оказалось немножко преувеличенным, так как славяне не только в Южной Европе, но даже в Средней Европе не желают жить совместно, в общем государстве, скорее они направлены к Европе. Вторая традиция была – Томаша Гаррига Масарика, она относилась критически к царскому самодержавию, к остаткам крепостного права, к бедности деревенского населения и так далее. Но она была пронизана просветительским духом, что Россия просто постепенно станет таким же государством, как просвещенные европейские государства Западной Европы. То, что Европа была, это Россия теперь есть, говорил он, и то, что Европа есть, то Россия будет. Но это осложнилось тем, что современное положение европейской жизни ощущается тоже критически. Так что нельзя предполагать, что это какая-то идеальная цель – приблизиться к Западной Европе. И третья традиция – она самая живая – это усвоение искусства русского модернизма и авангарда. Здесь отношения были очень сильные. Русская эмиграция, которая поселялась в Праге, приносила много сведений о русском искусстве, изобразительном искусстве, литературе, поэзии, поэтике. В Праге была даже группа русских поэтов «Скит». Были здесь литературоведы, как Альфред Бэм, Роман Якобсон, очень живые отношения у них были с чешской культурной общественность.


Поэтому у нас восприятие русской литературы традиционно, но оно не должно включаться просто в узкие исторические рамки русской жизни, а скорее в более общие вопросы европейской культурной жизни. это не чуждо в России, в России тоже есть такие работы, которые рассматривают литературу с этой точки зрения. Например, Бахтин – это самый классический пример. Но все-таки у нас это необходимость – интерпретировать русскую литературу в других рамках.



Александра Вагнер: Мы беседовали с Владимиром Сватонем, профессором факультета русистики Карлова университета в Праге.


XS
SM
MD
LG