Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Патриарх Русской православной церкви и первоиерарх Русской православной церкви за рубежом подпишут "Акт о каноническом общении"


Программу ведет Алексей Кузнецов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шароградский.



Алексей Кузнецов: Сегодня в Москве в Храме Христа Спасителя патриарх Русской православной церкви Алексий II и первоиерарх Русской православной церкви за рубежом митрополит Лавр подпишут "Акт о каноническом общении", закрепляющий каноническое объединение двух церквей. Однако Русская православная церковь за рубежом сохраняет свою административную автономию. Кроме того, РПЦЗ остается противником экуменизма и продолжает настаивать на отказе Московской патриархии от участия в руководящем органе экуменического движения - Всемирном совете церквей. Мой коллега Андрей Шароградский беседует на эту тему с историком религии Борисом Фаликовым.



Андрей Шароградский : Соглашение об объединении двух церквей предусматривает сохранение автономии Русской православной церкви за рубежом. По-вашему, не дает ли это повод говорить только о формальном объединении?



Борис Фаликов : Если мы внимательно почитаем акт о каноническом общении, который будет подписан в Москве, то мы увидим, что, действительно, в нем содержатся совершенно прямые указания на то, что православная церковь за границей сохранит свою автономию. Статус у нее будет примерно тот же, что и у Украинской православной церкви. Это очевидно.


В то же время вполне в соответствии с каноническими правилами там есть пункты, говорящие о том, что все-таки вся полнота церковной власти будет принадлежать патриарху. И, соответственно, он должен подтверждать назначения, выборы главы церкви православной за границей, и должен подтверждать выборы епископов. То есть как бы санкцию окончательную Русская православная церковь за границей должна получать из Москвы. Но это сделано, в общем-то, в соответствии с каноническими правилами. В то же время совершенно очевидно, что вот эти права, которые даются, они могут быть со временем подвергнуты некоторому ущемлению. Вот, собственно говоря, этого больше всего и боятся зарубежники.



Андрей Шароградский : Причиной разделения церквей несколько десятилетий назад стало сотрудничество Московской патриархии с властью, с безбожно властью. Теперь митрополит Кирилл говорит, что власть перестала быть безбожной. А что такое безбожная власть в понимании православных иерархов?



Борис Фаликов : Власть, действительно, у нас перестала быть безбожной. Как вы знаете, президент страны ходит на церковные литургии. Его уже довольно сложно назвать «подсвечником», как называли в свое время тех, кто пришел к власти в России в 90-е годы, которые достаточно формально ходили в церковь. Проблема, на мой взгляд, в другом. Проблема, на мой взгляд, в другом, что сейчас государство все более и более как бы восстанавливает ту парадигму, которая существовала в России до революции, то есть когда Православная церковь была как бы особо приближена к государству и в связи с этим находилась на особом, привилегированном положении. Дело в том, что такое слияние государственной и церковной власти, действительно, может представлять опасность, прежде всего, для церкви. Потому что церковь в этом случае теряет свою независимость и во многом лишается морального авторитета. Пока наши церковные деятели понять этой вещи, по-моему, не могут.


XS
SM
MD
LG