Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Сенат отвергает попытки установить дату вывода американских войск из Ирака. Защитники потребителя требуют от правительства сдержать рост цен на бензин. Русская зарубежная церковь возвращается в лоно церкви-матери: надежды и разочарования


Юрий Жигалкин: Сенат отвергает попытки установить дату вывода американских войск из Ирака. Защитники потребителя требуют от правительства сдержать рост цен на бензин. Русская зарубежная церковь возвращается в лоно церкви-матери: надежды и разочарования. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».


Конгрессу не удастся установить крайний срок вывода американских войск из Ирака, как настаивают многие законодатели, призывающие Белый дом завершить непопулярную военную кампанию. В среду члены Сената безоговорочным большинством отвергли попытку лимитировать финансирование иракской и афганской операций десятимесячным сроком.


Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов: Опросы общественного мнения показывают, что война в Ираке, в которой 3400 американских солдат погибли и 34 тысячи получили ранения, не пользуется поддержкой большинства населения США. Это объясняет, почему все 4 сенатора-демократа, выставивших свои кандидатуры на пост президента США, проголосовали за вывод войск, хотя прежде такого единодушия по этому вопросу у них не было. Большинство же сенаторов (67 против 29) согласились с президентом, что не следует называть противнику дату ухода американцев из Ирака.


Но борьба на Капитолийском холме продолжается. Теперь ожидается, что демократическое большинство попытается включить в закон о дополнительных 100 миллиардах на операции в Ираке и в Афганистане пункт, ставящий дальнейшее финансирование войн в зависимость от прогресса в Ираке.


С выяснением отношений на Капитолии совпало назначение генерал-лейтенанта Дагласа Люта ответственным за координацию действий различных министерств, связанных с ведением военных операций. Вот как комментирует это событие политолог из вашингтонского Фонда «Наследие» Джеймс Филипс.



Джеймс Филипс: Назначение нового координатора по Ираку и Афганистану призвано помочь администрации Буша более оперативно принимать решения и выполнять эти решения. Генерал Лют хорошо знает систему министерства обороны и сможет служить совоего рода челноком между Министерством обороны, Белым домом, Госдепартаментом и американским командованием в Ираке и Афганистане. Он также даст возможность Советнику по вопросам национальной безопасности Хедли сконцентрироваться на других проблемах. И ещё важно, что если понадобится дать квалифицированные показания в Законодательном собрании по вопросам Ирака и Афганистана, то теперь у администрации есть такой человек.



Ян Рунов: Так считает Джеймс Филипс из Фонда «Наследие».


Министр обороны США Роберт Гейтс пояснил, что генерал Лют будет служить мостом между командующим американскими войсками в Ираке Петреусом и послом США в Багдаде Крокером с одной стороны, и членами кабинета министров с другой. Он будет иметь право потребовать от министров ответа, почему приказ президента не был выполнен. «Потребовать-то сможет, - сказал Питер Родман из Брукингского института, - но не обязательно получит».



Юрий Жигалкин: Рассказывал Ян Рунов.


Средняя американская семья тратит сегодня на бензин на тысячу долларов в год больше, чем пять лет назад. Об этом заявили на слушаниях в Конгрессе представители Федерации американских потребителей и Союза потребителей. Расходы на бензин выросли за это время на 85 процентов. Потребители требуют от Конгресса и правительства принять меры, чтобы облегчить финансовое бремя американцев.


Рассказывает Владимир Морозов.



Владимир Морозов: Нынешняя средняя по США цена на бензин - 3 доллара 10 центов за галлон. В галлоне около 3,8 литра, то есть, получается - 82 цента за литр. По мнению экспертов, это далеко не предел, потому что пора летних отпусков и путешествий за рулем еще не наступила.


Может ли правительство остановить рост цен, как этого требуют организации потребителей? Я задал этот вопрос Фейделу Гейту, сотруднику финансовой компании «Оппенгеймер».



Фейдел Гейт: Правительство может сократить или временно отменить налог на бензин. Если бак в моей «Тойоте-Кэмри» вмещает 16 галлонов бензина, то на заправке я плачу 6 долларов 40 центов федеральных налогов. Они составляют в среднем 40 центов на галлон.



Владимир Морозов: То есть, 10 центов на литр. Федерация американских потребителей и Союз потребителей считают, что правительство может себе это позволить.



Фейдел Гейт: Это будет нелегкий шаг. Хотя под давлением избирателей правительство может на него пойти. Но это - убыток для бюджета. Такая мера может действовать только короткое время.



Владимир Морозов: В качестве долгосрочных мер Фейдел Гейт предлагает принять закон, которым обязать автомобильные компании, скажем, к 2015 году на 10 процентов повысить экономичность выпускаемых машин. Не достиг этой цифры - плати солидный штраф. Сократится потребление бензина, и он станет дешевле. Но вот профессор университета имени Кларксона, город Подсдам, штат Нью-Йорк, Ларри Кампо, не верит в силу правительственного декрета.



Ларри Кампо: Заметно изменить практику автомобильных компаний могут только сами потребители. Когда цена горючего будет им не по карману, они станут покупать больше небольших экономичных машин. И тогда компании станут больше таких машин выпускать.



Владимир Морозов: До сих пор заметное удорожание бензина никак не сказалось на привычках американцев. Какая цена заставит их экономить? Некоторые эксперты называют 3 доллара 50 центов за галлон, другие - 4 доллара, а это уже больше доллара за литр. Но к последней цифре вплотную подошли в Чикаго и Сан-Франциско. Потребитель ворчит, но меньше ездить не желает. И по-прежнему покупает огромные, дорогие и жрущие много бензина внедорожники. Профессор Кампо считает, что в такой ситуации правительство вряд ли станет заниматься регулированием свободного рынка.



Юрий Жигалкин: Рассказывал Владимир Морозов.


В Нью-Йорке их десятилетиями разделяли четыре улицы – роскошный пятиглавый храм Московской патриахии, возведенный в начале XX века в стиле русского барокко, отобранный советским правительством по суду у Русской православной церкви, отказавшейся признать новую церковную власть, и особняк синода зарубежной церкви, подаренный ей прихожанами и превращенный в скромную церковь. Но эти четыре улицы были непреодолимым барьером. В четверг этот барьер должен рухнуть.


Почему зарубежная православная церковь, непримиримо до последнего времени называвшая своих соседей «советскими», решила пойти на этот шаг? Я задал этот вопрос нейтральному наблюдателю, священнику американской православной церкви Джозефу Ликвару.



Джозеф Ликвар: Я думаю, что они, в конце концов, осознали, что пришло время вернуться в лоно церкви-матери, от которой они были оторваны долгие десятилетия. Дело в том, что Русская православная церковь за рубежом оказалась в силу исторических причин в уникальном положении. Она держится особняком в сообществе даже православных церквей. Все это началось с того, что они видели себя преемником русской православной церкви, разрушенной советской властью, они справедливо считали, что церковные структуры в России находятся под контролем коммунистов. Они видели себя в роли хранителей истинного православия. Со временем это ощущение исключительности заставило их критически переосмыслить отношение к другим православным церквям, которых они уличили в неверности некоторым догматам. Возвращение зарубежной церкви в лоно Русской православной церкви, я надеюсь, поможет положить конец ненормальной разобщенности православных церквей и в Соединенных Штатах, и в мире.



Юрий Жигалкин: Отец Джозеф, многих прихожан зарубежной церкви и в Америке и в России смущает близость российской православной церкви к власти. Как вы считаете, иерархи зарубежной церкви это учитывают?



Джозеф Ликвар: Я уверен, что эта мысль их точит: свободна ли церковь в России от давления властей, свободна ли она от влияния бывших функционеров коммунистической партии с их своеобразной ментальностью. Нам остается только надеяться, что церковь будет независимой от властей и в России, и в американских приходах.



Юрий Жигалкин: Отец Джозеф, но ведь и у вашей Американской православной церкви были сложные отношения с Московской патриархией?



Джозеф Ликвар: В 1971 году она выпустила нас в жизнь, как своего ребенка в Америке, предоставив афтокефалию, административную и каноническую независимость, пообещав передать в наше ведение приходы московского экзархата, действующие в США, во имя единства православной церкви в Америке. Чего не произошло. Теперь внезапно число приходов патриархата увеличивается, и это вызывает тревогу у некоторых людей.



Юрий Жигалкин: Говорил священник американской православной церкви Джозеф Ликвар.


Столь эпохальное событие в истории православной зарубежной церкви вызвало сильные и противоречивые эмоции и среди прихожан и среди духовенства. Поделиться своими чувствами я попросил потомка русских иммигрантов, бежавших от революции вашингтонца Владимира Толстого.



Владимир Толстой: Очень положительно. Я считаю, что это очень важно. Это важно для православия вообще и особенно для зарубежной церкви, у которой есть хорошие силы. Если они не будут признаны патриархом, тогда они будут продолжать быть сектой. Я тоже думаю, что это объединение зарубежной церкви с патриаршей церковью очень важно для русских людей. Потому что русские люди всегда чувствуют себя исключенными и из политических объединений, и из религиозных объединений. А это им дает какое-то чувство достоинства, что к ним идут, их поддерживают.



Юрий Жигалкин: То есть вы считаете, что американские прихожане готовы забыть совсем недавнее прошлое и пойти под длань церкви, которую они обвиняли в сотрудничестве с коммунистами?



Владимир Толстой: На это не так легко ответить. Конечно, церковь в России служила до некоторой степени государству коммунистическому, и конечно, это было ужасно. Но это не так просто, потому что там тоже сотни тысяч людей за веру православную умирали. Поэтому она страдальческая церковь, и им только можно кланяться.



Юрий Жигалкин: Говорил Владимир Толстой. День объединения церквей стал праздником, впрочем, далеко не для всех американских прихожан Русской православной церкви за рубежом. Вот что говорит Ирина Дутикоф, супруга настоятеля нью-йоркского Свято-Троицкого собора.



Ирина Дутикоф: Советский Союз упал, и Россия стала Россией, но там, в верхушке Московской патриархии, остались старые кадры. И они не изменились. И с ними просто дело иметь – это опять дело иметь с Советским Союзом. А наша церковь 80 лет была чистая, без каких-то таких грязных вещей, что у них происходит. И мы не хотим. Мы хотим, чтобы дальше переговоры шли, будем встречаться. В прошлом году был Всезарубежный собор в Сан-Франциско. И мой муж был одним из делегатов там. И они все решили единогласно, что, да, мы должны в будущем соединиться, но сейчас не время. Одна треть зарубежной церкви этого не поддерживает. Есть наши архиереи, которые на это не идут. Мы остаемся в зарубежной церкви, а архиереи, которые туда пошли, они с нами не будут.



Юрий Жигалкин: Вот такие эмоции вызывает в Соединенных Штатах воссоединение Русской церкви за рубежом и Русской православной церкви.


XS
SM
MD
LG