Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Они видели себя преемниками церкви, разрушенной Советами»


Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и первоиерарх РПЦЗ митрополит Лавр

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и первоиерарх РПЦЗ митрополит Лавр

В храме Христа Спасителя сегодня состоялось подписание Акта о каноническом общении. Этот акт воссоединяет Русскую православную церковь и Русскую православную церковь за рубежом (РПЦЗ). Свои подписи под документом поставили патриарх Московский и всея Руси Алексий II и первоиерарх РПЦЗ митрополит Лавр - в присутствии российского президента, мэра Москвы и около полутысячи журналистов.


Подписание Акта о каноническом общении означает, что прихожане Зарубежной церкви смогут причащаться во всех православных храмах мира, а ее духовенство получит право совместного служения с иерархами и клириками всех 15 поместных православных Церквей. Кроме того, согласно акту, Московский патриархат признает РПЦЗ «неотъемлемой самоуправляемой частью поместной Русской православной церкви», которая самостоятельна «в делах пастырских, просветительных, административных, хозяйственных, имущественных и гражданских», но состоит в каноническом единстве «со всей полнотой Русской православной церкви».


РПЦЗ по-прежнему будет управляться собственным Архиерейским Собором и избранным им первоиерархом, однако это избрание будет утверждаться патриархом Московским и всея Руси и Священным Синодом РПЦ. «Радость озаряет наши сердца, - сказал Алексий II после подписания акта. По его словам, преодолеваются церковные разделения, «преодолевается и унаследованное со времен революции противостояние в обществе».


Между тем, не все прихожане зарубежной церкви довольны этим объединением. Они не уверены, что церковь в России свободна от давления властей. Супруга настоятеля нью-йоркского Свято-Троицкого собора Ирина Дутикоф, к примеру, считает, что Советский Союз пал, но в верхушке Московской патриархии, остались старые кадры:


«И с ними дело иметь – это опять дело иметь с Советским Союзом. А наша церковь 80 лет была чистая, без каких-то таких грязных вещей, что у них происходит. В прошлом году был Всезарубежный собор в Сан-Франциско. И все решили единогласно, что, да, мы должны в будущем соединиться, но сейчас не время. Одна треть зарубежной церкви этого не поддерживает».


В Нью-Йорке роскошный пятиглавый храм Московской патриархии, возведенный в начале XX века в стиле русского барокко, и особняк синода зарубежной церкви, подаренный ей прихожанами и превращенный в скромную церковь разделяют четыре улицы. Теперь православные прихожане смогут причащаться в обоих храмах.


Своим мнение, почему зарубежная православная церковь, до последнего времени непримиримо называвшая своих соседей «советскими», решила пойти на этот шаг, с РС поделился священник Американской православной церкви Джозеф Ликвар:
- Я думаю, они, в конце концов, осознали, что пришло время вернуться в лоно церкви-матери, от которой они были оторваны долгие десятилетия. Дело в том, что Русская православная церковь за рубежом оказалась в силу исторических причин в уникальном положении. Она держится особняком в сообществе даже православных церквей. Все это началось с того, что они видели себя преемником Русской православной церкви, разрушенной советской властью, они справедливо считали, что церковные структуры в России находятся под контролем коммунистов. Они видели себя в роли хранителей истинного православия. Со временем это ощущение исключительности заставило их критически переосмыслить отношение к другим православным церквям, которых они уличили в неверности некоторым догматам. Возвращение зарубежной церкви в лоно Русской православной церкви, я надеюсь, поможет положить конец ненормальной разобщенности православных церквей и в Соединенных Штатах, и в мире.


- Многих прихожан зарубежной церкви и в Америке, и в России смущает близость российской православной церкви к власти. Как вы считаете, иерархи зарубежной церкви это учитывают?
- Я уверен, что эта мысль их точит: свободна ли церковь в России от давления властей, свободна ли она от влияния бывших функционеров коммунистической партии с их своеобразной ментальностью. Нам остается только надеяться, что церковь будет независимой от властей и в России, и в американских приходах.


- У вашей Американской православной церкви были сложные отношения с Московской патриархией?
- В 1971 году она выпустила нас в жизнь, как своего ребенка в Америке, предоставив афтокефалию, административную и каноническую независимость, пообещав передать в наше ведение приходы московского экзархата, действующие в США, во имя единства православной церкви в Америке. Чего не произошло. Теперь внезапно число приходов патриархата увеличивается, и это вызывает тревогу у некоторых людей.


Поделиться своими чувствами относительно сегодняшнего события РС попросило также потомка русских иммигрантов, бежавших от революции, вашингтонца Владимира Толстого.
- Я считаю, что это очень важно. Это важно для православия вообще, и особенно для зарубежной церкви, у которой есть хорошие силы. Если они не будут признаны патриархом, тогда они будут продолжать быть сектой. Я тоже думаю, что это объединение зарубежной церкви с патриаршей церковью очень важно для русских людей. Потому что русские люди всегда чувствуют себя исключенными и из политических объединений, и из религиозных объединений. А это им дает какое-то чувство достоинства, что к ним идут, их поддерживают.


- Вы считаете, что американские прихожане готовы забыть совсем недавнее прошлое и пойти под длань церкви, которую они обвиняли в сотрудничестве с коммунистами?
- На это не так легко ответить. Конечно, церковь в России служила до некоторой степени государству коммунистическому, и конечно, это было ужасно. Но это не так просто, потому что там тоже сотни тысяч людей за православную веру умирали. Поэтому она страдальческая церковь, и им только можно кланяться.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG