Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Юбилей Джеймстауна: четырехсотлетие английского присутствия в Америке


Копии трех кораблей капитана Кристофера Ньюпорта у причала в Джеймстауне

Копии трех кораблей капитана Кристофера Ньюпорта у причала в Джеймстауне

Четырехсотлетие Джеймстауна (Jamestown Settlement), поселения, с основания которого началась английская колонизация Америки, стало поводом для пышного юбилейного торжества, которое увенчал прием королевы в Белом Доме. Этот роскошный праздник помог обеим странам отвлечься от сиюминутных бед и проблем, чтобы погрузиться в общее прошлое.


Дело в том, что эта дата отмечет не просто 400-летие британского присутствия в Новом Свете, но и рождение того нового общественного феномена, который Черчилль назвал «историей англоязычных народов». Ей он посвятил своей четырехтомный труд, который называл своим лучшим произведением. Черчилль писал, что распространению англичан по миру сопутствовало создание новых социальных явлений. Колонии стали полем для невиданных и дерзких экспериментов. Любопытно, что в Америке самых больших успехов добились как раз те колонии, где господствовали утопические, как в Пенсильвании, или эксцентрические, как в Джорджии, взгляды на природу человека и общества. 400 лет назад Новый Свет стал опытной делянкой истории, давшей ей второй шанс. И началось это увлекательное приключение в мае 1607 года.


Рассказывает корреспондент Радио Свобода Владимир Абаринов.


— 400 лет назад корабли Лондонской Вирджинской компании бросили якорь у Восточного побережья Северной Америки, в Чесапикском заливе. Это событие положило начало английской колонизации континента, завершившейся созданием государства под названием США.


Англия сильно задержалась с созданием империи. В XVI веке испанские владения простирались от Мексики и Перу до Филиппин, португальские — от Бразилии до Индонезии. В Новый Свет, вслед за испанцами и португальцами, устремились французы. Для протестантской империи места на планете оставалось все меньше.


Экспедиция 1607 года была уже третьей попыткой англичан закрепиться на континенте.


Список пассажиров трех кораблей включал 108 человек. Среди них было четыре плотника, каменщик, священник, кузнец, портной, два цирюльника и два лекаря, были и выходцы с самого дна общества, по которым плачет тюрьма. Был, как водится, и испанский шпион (его донесение впоследствии обнаружилось среди бумаг Тайного совета Испании). А еще было четыре мальчика. Женщин не взяли ни одной.


В числе будущих колонистов находился и опытный авантюрист Джон Смит — одно из главных действующих лиц этого сюжета. Происхождения он был невысокого. В 15 лет он ушел из дома с котомкой за плечами и выбрал ремесло наемного солдата. Смит сражался в Венгрии против войска Сулеймана Великолепного, побывал в турецком плену, бежал, с превеликими приключениями добрался до Англии — и отправился в Америку.


Для первого поселения колонисты выбрали остров на реке, которую капитан Ньюпорт назвал в честь короля Иакова I Джеймс-ривер (James, применительно к английским монархам, традиционно переводится на русский как Иаков). Поселок получил название Джеймстаун. На самом деле это был не остров, а полуостров, перешеек которого был затоплен приливной волной.


С первых же дней колонистам пришлось столкнуться с недружелюбием туземцев.


В округе господствовало воинственное племя паутанов. Однажды Джон Смит с товарищами попал в плен к индейцам и был доставлен к верховному вождю племени Вахунсонакуку. Перед ним стояла стратегическая задача — получить контроль над распределением товаров, которые будут ввозить англичане, прежде всего железных инструментов. Вождь еще не знал, какую тактику избрать, поэтому вспышки беспричинной агрессии часто сменялись у индейцев миролюбием.
Вахунсонакук задал Джону Смиту несколько вопросов, а затем вдруг произошло нечто, что Смит описывает как свою несостоявшуюся казнь. Его положили навзничь головой на плоский камень. Воины приготовились по знаку вождя обрушить на череп Смита удары палиц. Смита спасла дочь вождя, в которой проснулось милосердие. Она бросилась к капитану и обхватила его голову руками. Отец внял мольбам дочери и помиловал пленника. Девочку звали Покахонтас. В тот момент ей было 12 лет.


Эта сцена известна в описании самого Смита. Современные исследователи сомневаются в том, что Смиту действительно грозила смерть. Историк Камилла Таунсенд считает, что Смит попросту сочинил этот эпизод: « Он написал донесение почти сразу же после случившегося и отослал его в Англию. В этом послании нет ни единого слова о том, что индейцы собирались убить, а Покахонтас спасла его. Наоборот — он писал, что они принимали его со всем возможным радушием. И только годы спустя, когда Покахонтас уже не было в живых, Джон Смит составил несколько описаний сцены, в которой дочь вождя бросается на выручку, спасая ему жизнь».


Дэвид Прайс, автор книги «Любовь и ненависть в Джеймстауне», полагает, что Смит не понял смысл действий индейцев — на самом деле он стал участником ритуала инициации и удочерения: после символического убийства и повторного рождения англичанин стал для вождя братом, а для Покахонтас — приемным отцом. « Я уверен в том, что он говорил правду, что он именно так понимал происходящее с ним. О характере его отношений с Покахонтас мы уже никогда не узнаем. Версия о том, что они были влюблены, появилась в начале 19 века, то есть спустя двести лет после событий. Но мне кажется, что они были друзьями. В словаре-разговорнике, который он составил с помощью Покахонтас, есть фразы, которые говорят об определенной близости между ними», — считает Дэвид Прайс.


Это мнение разделяет историк Джеймс Хорн: « Он был принят в племя паутанов в качестве вождя. Вахунсонакук считал, что англичане могут быть ему полезны и хотел, чтобы они оставались на его территории. Покахонтас, вероятно, играла некоторую роль в этом ритуале инициации. Но определенно эта сцена не имела того смысла, который придал ей позднее Джон Смит. Жизнь Смита не подвергалась опасности во время этой церемонии».


По словам Дэвида Прайса, Покахонтас была незаурядной личностью: « Она запомнилась как очень пылкая девушка — эта характеристика встречается в английских источниках снова и снова. Это была очень яркая и своевольная личность».


Первые два года стали суровым испытанием для Джеймстауна: колонисты пережили эпидемии, голод, стычки с индейцами, внутреннюю распрю. Джон Смит ценой огромного напряжения сил и воли спас колонию от гибели. Но однажды рок судьбы настиг и его — он получил сильные ожоги при случайном взрыве мешка с порохом и был отправлен на лечение в Англию.


В романтических беллетризованных версиях истории Покахонтас, прежде всего в диснеевском мультфильме, говорится о том, как она скучала и страдала, лишившись Смита. Но историки об этом ничего не знают. Зато точно известно, что в 1613 году англичане взяли ее в заложницы и потребовали взамен освобождения своих пленников. Пока шли переговоры с ее отцом, Покахонтас сделала свой выбор — она осталась в Джеймстауне, крестилась именем Ребекка и вышла замуж за колониста по имени Джон Рольф. Пленные вернулись. Отец новобрачной заключил мир с англичанами.


Джон Рольф занялся разведением табака и преуспел. Он скрестил местный сорт с более ароматным и мягким сортом, произраставшим на Тринидаде. Получился виржинский табак, которому суждена была мировая слава. Эта культура стала основой благосостояния Вирджинии. Плантаторам остро требовались рабочие руки. Именно в Вирджинию в 1619 году прибыл корабль голландского работорговца с первой партией черных невольников.


Вирджиния стала краеугольным камнем в здании американской демократии. Здесь, еще в 1618 году, появилось первое в Северной Америке представительное учреждение — генеральная ассамблея. Здесь зарождалось движение за независимость, были написаны Закон о религиозной свободе и Билль о правах, разработан план конституционного устройства США. Из пяти первых президентов США четверо были уроженцами Вирджинии.


Президент Буш, принимая британскую королеву, имел все основания сказать о семенах свободы, брошенных когда-то в вирджинскую почву первыми колонистами и давших обильные всходы: «В мае 1607 года горстка первопроходцев добралась до берегов Джеймс-ривер и основала первое в Северной Америке постоянное английское поселение. Колонисты Джеймстауна посеяли семена свободы и демократии на американской земле. Из этого посева взошла держава, которая всегда будет гордиться своими корнями, уходящими к нашим друзьям по ту сторону океана».


Полвека назад Елизавета II принимала участие в торжествах по случаю 350-летнего юбилея Джеймстауна. Тогда не пригласили ни индейцев, ни афро-американцев. На этот раз годовщина отмечается как праздник встречи трех культур. В своей речи в законодательном собрании Вирджинии, Генеральной Ассамблее, королева не преминула сказать об этом уроке Джеймстауна: «На протяжении своего правления и, разумеется, с тех пор, как я впервые посетила Джорджтаун в 1957 году, моя страна в гораздо большей мере стала обществом этнического и культурного разнообразия. Тем временем и Вирджиния, и Соединенные Штаты в целом тоже прошли через кардинальные социальные преобразования. Метафора «плавильный котел» выражает одну из наиболее сильных сторон вашей страны. Эта черта внушает надежду людям повсюду в мире, а впереди нас ждут новые социальные вызовы».


Произнес парадную речь и вице-президент Дик Чейни: «Начиная с тех давних времен, народ этой земли идет всегда трудной дорогой свободы, законности и равенства. На этом пути мы противостоим несправедливости, расширяем зону свободы и пользуемся репутацией очага и защитника свободы».


Некоторые усмотрели в этих фразах скрытую полемику с теми, кто не верит в освободительную миссию Соединенных Штатов в Ираке и Афганистане. Но политическая полемика не омрачила славного юбилея.


XS
SM
MD
LG