Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Телевизионная ритуализация событий за последние несколько недель достигла огромных масштабов. В апреле-мае нынешнего года мировые информационные каналы чуть ли не раз в неделю транслируют и ретранслируют какое-нибудь событие государственного размаха: похороны, инаугурации, парады, саммиты. Медиазависимое человечество следит за глобальными зрелищами, в которых участвуют медиатизированные политики и помещенные в рамку кадра массы.


Крупная рука Жака Ширака в прощальном жесте. Машина медленно отъезжает от крыльца Елисейского дворца. Новый хозяин резиденции французских президентов аплодирует вслед. На лице – странная полуулыбка: не радостная, не злорадная, не растерянная. Подмороженная. Наверное, не очень ясно с каким выражением лица нужно провожать своего предшественника.


Нарядные дети четы Саркози – живое украшение дворцовых интерьеров: барышни – очаровательны, мальчик – непосредственен. Парнишка старательно сдерживается, чтобы не потрогать ожерелье с Орденом – символ президентской власти. Распорядитель, склонившись к любознательному ребенку, что-то терпеливо объясняет. Потом – выразительная спина госпожи Саркози и супружеский поцелуй на виду у миллионов.


Пышная грандиозность Храма Христа Спасителя. Церемония подписания акта о каноническом общении двух православных церквей. Президент России осеняет исторический акт своим присутствием. Церковная телевизионность – все более важная часть современного политического канона в России.


Вы, может быть, замечали, что, вспоминая про события, мы сегодня мало думаем об их сути и все меньше сосредотачиваемся на сухих фактах. Чаще всего в головах всплывает образ события. Крупный план, выразительные детали. Слова значат все меньше – картинки все больше. Невидимая телевизионная рука – неважно, за пультом показа какого события и в какой точке мира сидит режиссер – сервирует «смотрибельный» рассказ о мире к нашему телевизионному столу.


С рождением кино стало ясно, что смысл происходящего, конечно же, не исчерпывается тем, что мы видим в кадре. Потому что значение кадра складывается из отношения того, что мы видим на экране, к тому, что, как нам кажется, осталось за его рамками. Вот это неопределенное пространство за кадром и есть новый язык понимания телевизионного смысла. За буквальностью видимого можно нащупать и привет из прошлого, и перспективы будущего; за телевизионным ритуалом – намек на будущий телевизионный, а, может, и политический канон.


Радостные дети вокруг целующихся родителей на инаугурации французского президента – это очень по-американски.


Патриарх, славящий служение Его превосходительства Президента в его же присутствии – это уже имперская традиция.


Прощальный жест уходящего президента, которому аплодирует новый – такой картинки, в России, еще, например, не было.


Кадр – многозначен. Пространство за кадром – поле для интерпретации. Она может быть разной. В зависимости от умения смотреть и умения видеть, что не одно и то же. Главное, современным телевизионным гражданам становится все полезнее знать язык экрана.


XS
SM
MD
LG