Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Утраченное прошлое». Голландская книга о русской эмиграции


Анджела Деккер «Утраченное прошлое»

Анджела Деккер «Утраченное прошлое»

В амстердамском магазине и издательском доме «Пегас» (Pegasus), специализирующемся на книгах о России, было представлено новое историческое исследование «Утраченное прошлое» — об истории русских эмигрантов в Париже.


Автор новой книги о русских эмигрантах в Париже «Утраченное прошлое» (Verloren verleden) — голландская журналистка и писательница Анджела Деккер (Angela Dekker) — несколько лет назад уже издала другое исследование на тему утраченного — «Неизвестный солдат» (De onbekende soldaat) — о десятках тысяч солдат, пропавших без вести во время Первой и Второй мировых войн. Теперь она решила сконцентрироваться на одном издательском доме в любимом Париже (Деккер — специалист по французскому языку и истории), но эта, на первый взгляд, узкая тема оказалась бездонной, в ней отразились жизни почти миллиона наших бывших соотечественников: дворян после революции, крестьян и рабочих, в основном, с Украины и из оккупированных регионов России во время Второй мировой, диссидентов в 1970-е и студентов сегодня.


Говорит Анджела Деккер: «Все началось со старинного издательского дома YMCA-PRESS в Париже, где издавалось много русскоязычной литературы, выход которой в СССР был невозможен. Книги диссидентов — например, "Архипелаг ГУЛАГ" Солженицына — были впервые напечатаны на русском языке именно в YMCA-PRESS. Моя книга — об этом издательском доме и о людях вокруг него — русских парижанах. Я заинтересовалась этой темой, когда несколько лет назад брала для голландского телевидения интервью у Леониды Багратион, жены Владимира Кирилловича Романова. Леонида положила полжизни на борьбу за восстановление монархии в России и воцарение в качестве наследника своего внука, Георгия. Это она отвела меня на кладбище Сент-Женевьев-Дю-Буа, где лежат Тарковский, Нуриев и Бунин, а также познакомила с обитателями граничащего с кладбищем дома престарелых для бывших русских дворян».


Одна из героинь «Утраченного прошлого», баронесса Лобинская, была приятно удивлена визитом иностранной журналистки, — пишет Деккер: «Скажите, на каком языке вы предпочитаете говорить: на русском, английском, французском или арабском?» — спросила ее маленькая, одетая в шелковую блузку старушка с коротко остриженными седыми волосами. «Я также еще немного помню по-немецки», — добавила баронесса на чистом немецком. Ей уже 106 лет. Она живет в маленькой комнате с зеленым линолеумом на полу. На ее кровати высится стопка женских журналов «Marie Claire» и толстое приложение «Стиль жизни» к газете Le Figaro. На столе — русские книги, в основном, Пушкин и Чехов. Родом баронесса из Екатеринославля, города ста церквей, впоследствии переименованного в Днепропетровск. Когда произошла революция, она была уже замужем за морским офицером, вместе им удалось бежать на военном корабле из Севастополя в Марокко. Уезжали в спешке, даже фотографий захватить не смогли. Сестра баронессы ехать отказалась, родители ее не бросили и тоже остались. «Нет. Больше я ничего о них не слышала», — рассказала баронесса, и Анджеле Деккер навсегда запомнились ее чистые, голубые глаза.


Соседка Лобинской в доме престарелых — 96-летняя Мария не захотела называть своего имени. Она уже давно попросила снять табличку с титулом «графиня» с двери своей комнаты. «Разве мы тут по-дворянски живем?!» — засмеялась Мария. «О дурном я стараюсь не помнить. К сожалению, теперь, правда, и хорошее стала забывать». Когда Деккер уже собиралась уходить, графиня добавила: «Вам бы надо с моей дочерью связаться... Ах, нет, что же это я, она же умерла. Да и сын тоже».


«Изначально американская организация YMCA (Young Men's Christian Association), занималась в России миссионерской деятельностью от лица протестантской церкви. Однако после революции, когда оставаться в России стало просто опасно, представители YMCA последовали за российской политической элитой в Берлин. Однако и из Берлина пришлось бежать ввиду наступившего в послевоенной Германии кризиса. Переместившись вместе с большинством русских эмигрантов в Париж, активисты YMCA вскоре поняли, что русским нужны не протестантские проповеди, а реальная помощь. И тогда при YMCA начали открываться курсы, например, бухгалтерского учета и электротехники, с целью обеспечить беженцам хоть какую-то специальность, в том числе, и на случай возвращения на родину. Однако большинство так и не вернулись. Для курсов нужна была литература, так и образовалось издательство YMCA-PRESS, которое затем стало выпускать книги не только для почти миллиона русских иммигрантов во Франции, но и запрещенную в СССР литературу, для русских во всем мире», — говоритАнджела Деккер.


Никита Кривошеин родился в Париже, но в 1948 году, когда ему было 6 лет, родители решили вернуться на родину, помогать отстраивать страну после войны. Отца Никиты скоро отправили в лагеря на десять лет «за сотрудничество с мировой буржуазией», мать уволили с работы. Только спустя четверть века Никите, также побывавшему в заключении, удалось вернуться во Францию, по настойчивому предложению советского правительства.


— Чем вас больше всего удивили русские иммигранты в Париже? — спросила я у Анджелы Деккер. — Что их объединяет?
— Любовь к России, которая передается из поколения в поколение. Более ранние поколения эмигрантов, то есть уже немолодые люди — бывшие диссиденты, военнопленные — так и не интегрировались во французское общество полностью. Они прекрасно знают французский язык, работают, принимают участие в общественной жизни, однако остаются русскими. Одновременно им больно наблюдать за тем, что происходит в России сегодняшней. Вера в российскую демократию умерла, в особенности, после убийства Анны Политковской.


Толпа читателей, собравшаяся на презентацию книги о русских эмигрантах, едва поместилась в помещении амстердамского магазина русской книги «Пегас». Директор «Пегаса» Вим Бос устраивает подобные презентации новых книг о России раз восемь в год, и, по его словам, каждый раз магазин полон гостей, причем каждый раз — новых: «История магазина и издательского дома "Пегас" параллельна истории Советского Союза. В конце 1930-х годов прошлого века голландские коммунисты открыли в Амстердаме издательство, в котором стала печататься литература в дешевом переплете для рабочих. Помимо прочего, издательство, разумеется, распространяло работы Маркса, Энгельса и Ленина, даже Сталина — эти книги производились в СССР для разных стран мира. Ведь были и в истории Нидерландов такие периоды, когда вышеупомянутых авторов читали, изучали — например, после Второй мировой войны голландская коммунистическая партия имела определенное влияние — теперь, такой партии больше не существует. Однако "Пегас" издавал не только политическую литературу, но и книги о Вильгельме Оранском, Рембрандте и Вонделе, например. Я пришел сюда работать 17 лет назад, и тогда уже никого не интересовали мои политические взгляды», — говорит Вим Бос.


— Однако получается, что ваш приход на должность директора «Пегаса» фактически совпал с началом распада СССР?
— Да, это так, но коммунистическая партия в Голландии стала придерживаться более широких взглядов намного раньше, превратившись, скорее, в студенческую партию, да и издательство стало развиваться независимо от партийной линии. Во время Холодной Войны по всей Европе при университетах появились отделения славистики, чтобы «знать врага в лицо». Библиотекам потребовалась русская литература в оригинале.


— Теперь дела обстоят иначе? Говорят, интерес к русскому языку сильно упал.
— Когда-то в университеты Лейдена, Гроннингена и Амстердама на русское отделение документы подавали до ста студентов в год. Сегодня на университетском уровне интерес к русскому языку упал в разы. Но это и понятно — образование вообще становится все более прикладным и узкопрофельным. То есть, русский продолжают учить, но уже как часть образовательной программы по туристическому бизнесу, переводу, журналистике, например. На русскую литературу, а тем более на лингвистику, идут теперь разве что фанатики.


— Как же выживает в такое непростое время ваш издательский дом?
— У нас все равно много клиентов среди библиотек и других магазинов, ведь у нас издаются все методики по изучению русского языка, все большие словари. А теперь мы занялись еще и польским языком. Мы продаем книги русским и польским эмигрантам. Всего русских эмигрантов в Голландии около 60 тысяч, но большинства из этих людей мы у себя не видим. Они ходят в другие магазины, где торгуют солеными огурцами вперемешку с видеокассетами и дисками с поп-музыкой.


XS
SM
MD
LG