Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Советская мультипликация. Курочка Ряба для российского бизнеса


Киностудия «Союзмультфильм»

Киностудия «Союзмультфильм»

Один за другим идут судебные процессы между художниками и коммерческими фирмами, которые использовали мультипликационных персонажей при оформлении своей продукции. И художники проигрывают процесс за процессом. То, что происходит в судах — готовый мультфильм. Для взрослых.


Еще в 1995-м году, после принятия Закона «Об авторском праве и смежных правах» я спланировал и поставил социологический эксперимент, тоже подавал в суд, проиграл, в судебном постановлении была сделана дивная ошибка. Там было написано: «Об авторском праве и смешных правах». Прошло десятилетие, а права по-прежнему — смешные.


Один из главных вызовов современности


Действительно, тогда результаты получились интересные, хотя и неутешительные. Но то было при Ельцине. А сейчас первый вице-премьер Дмитрий Медведев назвал проблему интеллектуальной собственности и авторских прав «одним из главных вызовов современности». И проблема успешно решается у всех на глазах. Вся страна перед телевизорами переживала за прокуроров, которые уже посадили в Пермском крае всех бандитов, маньяков, оборотней. Для наведения образцового правопорядка (как в Сингапуре) осталось разоблачить только директора сельской школы. Там обнаружились в компьютерах нелицензионные программы, нанесшие компании Microsoft ущерб на 266 тысяч рублей. Не знаю уж, как его считали, вроде, даже в московских гимназиях с детишек так много не берут, да и вся школа, наверное, столько не стоит, но факт остается фактом: соединенными усилиями самого богатого человека в мире, самой честной в мире прокуратуры и самого справедливого Верещагинского суда учителя Александра Поносова все-таки осудили. Защитили интеллектуальную собственность, невзирая на лица.


В то же самое время в Союзе кинематографистов происходило другое заседание. Неофициальное. Художники — создатели классической советской мультипликации — совещались с юристами по поводу того, что они, оказывается, больше не являются авторами своих персонажей. Вот толстый том, заключающий в себе научно выверенную информацию о советском кинематографе. Энциклопедический словарь «Кино» под редакцией С.И. Юткевича, издательство «Советская энциклопедия», 1986. Картинка: Винни-Пух. Подпись: «худ. В. Зуйков, Э. Назаров». Картинка: старуха Шапокляк, Чебурашка и Гена с гармошкой. Подпись: «худ. Л. Шварцман». Картинка: герои мультфильма «Тайны третьей планеты» в полете, подпись: «худ. Н. Орлова».


Но компания «Ландринъ» — не забудьте аристократический твердый знак в конце! — выпуская шоколадные яйца с персонажами «Тайны третьей планеты», не признает прав художника. Почему? Потому что «работу над мультфильмом Н. Орлова выполняла в рамках своих служебных обязанностей, будучи сотрудником студии «Союзмультфильм». Это обстоятельство подтверждают также записи в трудовой книжке Н. Орловой… Мультфильм есть сумма усилий всего творческого коллектива, и некорректно было бы присваивать кому-либо единоличное авторство».


С таким образцово-социалистическим подходом к искусству согласились сначала Головинский районный, потом Мосгорсуд: «Ландринъ» выпускал шоколадные яйца на законных основаниях. Такая же судьба постигла в Головинском суде и Леонида Ароновича Шварцмана, когда он в аналогичной ситуации пытался напомнить косметической компании «БРК-Косметикс» о своем существовании как художника.


Ни титры фильмов, ни подписанные чертежи и эскизы не были приняты как доказательство.


Презумпция авторства


Между тем, в авторском праве существует понятие: презумпция авторства. Если при публикации произведения указано имя писателя, художника или композитора, никто потом не обязан доказывать его авторство. Оно принимается как данность. А коллективизм — все, мол, колхозное! — легко опровергнуть тем же кинословарем: «исключительно значение в мультипликационном кино художника-постановщика, создающего типажи, декорации, являющегося одним из ведущих и полноправных соавторов фильма… Художник-постановщик — автор изобразительно-декорационного решения картины». Так вот, Шварцман и Орлова как раз художники–постановщики, что, опять-таки, везде черным по белому обозначено. Говорит художник Наталья Орлова: «По всем законам, студия обладает правом только на фильм целиком, а на все составные части, вошедшие в этот фильм, все авторские права принадлежат создателям. В "Постановлении о вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением закона об авторском праве и смежных правах" указано, что в случае, если произведение было создано до 3 августа 1992 года, вопрос о том, кто является обладателем прав на него, следует решать в соответствии с нормами Гражданского кодекса РСФСР 1964 года. И как раз в этом Гражданском кодексе прописана статья 486: "Авторское право на кинофильм… принадлежит предприятию, осуществившему его съемку, автору сценария, композитору, режиссеру-постановщику, главному оператору, художнику-постановщику, а авторам других произведений, вошедших в составную часть кинофильма, принадлежит авторское право каждому на свое произведение". В судах идет, якобы, такая ссылка, что те, кто работал в то время на киностудии "Союзмультфильм" выполняли служебное задание. Хотя, в общем, по-другому фильм в то время снять нельзя было, кроме любительского фильма. Художники, которые принимают участие в создании мультфильма, являются авторами этого персонажа. Авторское право вступает в момент создания персонажа. Если персонаж уже нарисован художником, он утвержден, как это раньше было, на худсовете, уже авторское право действует. Что касается служебного задания, то здесь тоже написано, что "автору произведения, созданного в порядке выполнения служебного задания, принадлежит авторское право на это произведение, а порядок использования организацией такого произведения и случаи выплаты вознаграждения автору устанавливаются законодательством Союза ССР и Постановлением Совета Министров РСФСР". Но авторское право все равно принадлежит создателю».


Стая воронов


Почему же сегодня частные предприниматели вдруг забеспокоились о правах трудовых коллективов, разоренных еще пятнадцать лет назад? Очень просто. Мы помним, какие хитроумные манипуляции производились в 1990-е годы с названиями, печатями, формой собственности этих самых коллективов ради того, чтобы немногие, извините за выражение, «эффективные менеджеры» могли приватизировать ценности, созданные чужим трудом и талантом. Именно так переоформляли — из левого кармана в правый через заграницу, чтоб концов не найти, — права на записи классической музыки, на знаменитые марки русской водки. Тогда и на «Союзмультфильме» произошло то, что Федор Савельевич Хитрук назвал «захватом студии, ее наследия… налетела стая воронов на художников и разграбила». Вроде бы, при Путине начали наводить порядок, права на советскую мультипликацию закрепили за государственным унитарным предприятием под старым прославленным названием. А как же стая воронов? Неужели разлетелась?


Говорит известный специалист по авторскому праву Ирина Тулубьева: «Я хочу сказать о неблаговидной и аморальной позиции "Союзмультфильма". Существует закон и существует Устав "Союзмультфильма", согласно которому, чем должен заниматься "Союзмультфильм"? Он должен стряхивать пыль со своих старых фильмов, их реставрировать, распоряжаться правами на передачу их в эфир, то есть по телевизору показывать, и тиражировать на видеокассетах. Вот, что указано в Уставе этой организации. Это государственное предприятие. При этом, за тиражирование и за продажу прав на эфиры он должен, в соответствии с Постановлением правительства, еще делать отчисления авторам. Дальше происходит следующее. Они хотят войти во вкус и продавать права на рисунки. Потому что, если говорить честно, что используют из мультфильма, в первую очередь? Понятно, что издаются книги с текстом, но, конечно, именно в промышленных целях используются рисунки — это кондитерская промышленность, это канцелярские товары. Это большие деньги. Что мы видим в суде? Когда мы поймали за руку "Союзмультфильм" на продаже вот этого всего, приходит представитель Рахимова и приносит бумагу от Рахимова, где Рахимов говорит: Кто такая Наталья Орлова — я не знаю. Потому что художник-постановщик это администратор, он руководит, он ничего не рисует. Были бы честными, была бы позиция такая: Да, Наталья Вячеславовна Орлова — автор, она все рисовала, но прав у нее нет. Нет, он говорит: а я не знаю, кто это, но все, что она делает — мое. Тоже интересная позиция».


Классовое право


Наблюдая в этой истории определенные исторические закономерности, я скажу одну страшную вещь, которую мы все подзабыли. В классовом обществе право, к сожалению, тоже классовое. Собственность — смотря чья. Одно дело крупная корпорация, и совсем другое — обычный трудящийся гражданин, хотя бы и знаменитый художник. Его права (даже очевидные) будут уважать постольку, поскольку люди смогут объединиться, осознать эти права и сообща настоять на их соблюдении. Как минимум — не топить своего же товарища, чтобы выгадать лишних два рубля. Именно призывом к объединению закончилось собрание художников в Союзе Кинематографистов. Опять же: в принципе, правильно. Но реализация зависит от нравственной атмосферы. Недавно в том же Союзе Кинематографистов наблюдал, как гильдия кинокритиков почти единодушно признала за продюсером право перекраивать сценарий без согласия сценаристов. А ведь если у критика редактор в газете перепишет рецензию с ругательной на хвалебную — какой поднимется шум про цензуру! Потому что своя рубашка ближе к телу. И сегодня один из главных противников Шварцмана — не чиновник какой-нибудь, не бандит, а его же соавтор, любимый детский писатель Эдуард Успенский, который так хорошо защитил свои собственные писательские права на Чебурашку, что сам не заметил, как оказался на соседнем участке, у художников, а когда заметил, не извинился по-соседски: мол, прости, Леонид Аронович, не разглядел. Нет, он уверенно воспроизводит по судам и по газетам уже знакомую нам версию, что художник был просто «исполнителем», а «мультфильм — это плод коллективного труда». Про себя он не говорит, что был «просто исполнителем», а права на его героев принадлежат «Госкомиздату» или покойному Союзу писателей в лице правопреемников — ресторана, например, или поликлиники на «Аэропорте».


Тоже ведь сюжет для мультфильма: самый сильный ход, который могли бы сделать художники — пока суд да дело, нарисовать и оживить на экране всех участников этой истории, от пермского суда до Головинского, прямо как они есть.


XS
SM
MD
LG