Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Путин и лидеры Европейского Союза обменялись мнениями об энергетике и демократии


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.



Андрей Шарый: В санатории "Волжский утес" под Самарой сегодня прошел саммит Евросоюз-Россия. В этой встрече участвовали президент России Владимир Путин, глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу и Ангела Меркель, канцлер Германии. Эта страна сейчас является председателем ЕС. Стороны высказали заинтересованность в развитии стратегического партнерства и стремлении начать переговоры по новому договору о сотрудничестве. Однако принципиальных решений принято не было. Комментируя ситуацию с правами человека в России, Ангела Меркель высказала опасения по поводу преследования участников акции оппозиции. Баррозу в свою очередь призвал российские власти соблюдать демократические принципы свободы слова и самовыражения. По словам Владимира Путина, он не против Маршей несогласных, но в то же время считает, что любые акции должны проводиться в рамках закона.



Данила Гальперович: Саммит Россия-ЕС еще до своего начала вызывал скептические прогнозы о его результативности. Действительно, отношения России и Европы можно назвать наиболее прохладными за последнее десятилетие, и портиться они начали не вчера: убийство Анны Политковской, смерть Александра Литвиненко, вето Польши на заключение нового соглашения о партнерстве и сотрудничестве и, наконец, кризис в российско-эстонских отношениях благоприятными факторами назвать сложно. Тем не менее, Владимир Путин на пресс-конференции, завершающей саммит, старался демонстрировать позитивный настрой и передать его окружающим. Например, с помощью обещания работать над поездками без виз в Европу и обратно.



Владимир Путин: С удовлетворением отмечаем новые конкретные договоренности, которые достигнуты в ходе нынешнего саммита. Так, с учетом вступления в силу с 1 июня сего года соглашения об облегчении выдачи виз между Россией и Евросоюзом, мы активизируем переговоры по переходу в будущем к безвизовому режиму взаимных поездок.



Данила Гальперович: Впрочем, российский президент не забывал и о разногласиях в отношениях с европейцами. По одним вопросам, считает Владимир Путин, договориться можно, по другим понимания нет.



Владимир Путин: Одним из непростых стал вопрос укрепления правовой базы сотрудничества России и ЕС, и переговоры по новому соглашению пока не начались. Но мы не драматизируем ситуацию, понимая, что, прежде чем приступить к переговорам, Евросоюз должен решить и свои внутренние проблемы. Мы относимся к этому с уважением.



Данила Гальперович: Очевидно, что европейцы считают незаключенное соглашение о партнерстве и сотрудничестве одной из самых важных проблем. Во всяком случае, канцлер председательствующей в ЕС Германии Ангела Меркель остановилась на этом вопросе отдельно...



Ангела Меркель: Я хотела бы еще раз подчеркнуть, что у нас есть заинтересованность в подписании нового партнерского договора с Россией. Мы обсуждали в том числе вопросы, которые инициированы некоторыми членами Евросоюза и которые будут решаться на уровне Евросоюза. Пока нам не удалось договориться и в этой области, мы должны продолжать работу.



Данила Гальперович: Журналисты задали Путину и Меркель, а также главе Еврокомиссии Жозе Мануэлю Баррозу всего несколько вопросов, из которых половина касалась помех, которые чинились властями организаторам Марша несогласных в Самаре. Российский президент, как это уже бывало, сослался на европейский опыт.



Владимир Путин: Я полагаю, что любые акции должны быть проведены в рамках действующего законодательства и не мешать другим гражданам жить нормальной жизнью. Нужно подчиняться требованиям закона и местных властей, которые в соответствии с действующим законодательством определяют и должны определять место тех или иных акций. Это касается и России, это касается и наших партнеров в Евросоюзе.



Данила Гальперович: Но Ангела Меркель с Владимиром Путиным не согласилась и, пожалуй, стала первым западным лидером, который на публике и перед телекамерами высказал свою обеспокоенность разгонами Маршей несогласных.



Ангела Меркель: Я говорю совершенно откровенно - я хотела бы, чтобы те, кто намерен сегодня в Самаре провести демонстрацию, высказать свое мнение, могли бы иметь возможность это сделать. Меня беспокоит тот факт, что некоторым было не так-то просто сюда приехать. Но я надеюсь, что, несмотря на это, они смогут выразить свое мнение.



Данила Гальперович: В сухом остатке от саммита - пожалуй, лишь договоренность о создании системы единого электронного учета транспортировки грузов. В целом же, по мнению депутата Государственной Думы и главы общественного комитета «Россия в объединенной Европе» Владимира Рыжкова, кризис в отношениях Москвы и Брюсселя очевиден.



Владимир Рыжков: Тема, которая ухудшает наши отношения, - это внутреннее развитие в России. Россия все больше становится авторитарным государством, где подавляются конституционные права граждан, свобода слова, политическая конкуренция, преследуются оппозиция и гражданское общество, что происходит и в эти дни. И это радикально расходится с представлениями Европейского Союза о том, каким должно быть современное государство и нарушает, кстати говоря, взятые нами на себя обязательства в рамках Совета Европы, Европейской конвенции по правам человека, которую мы подписали, и действующего соглашения о партнерстве и сотрудничестве, срок которого истекает в этом году. Наши отношения сегодня находятся в кризисе, потому что действующее соглашение истекает, а новое мы не можем сделать, потому что есть польское вето. У нас ухудшаются отношения с новыми странами Европейского Союза, прежде всего с Польшей и странами Балтии, у нас все больше расхождений в оценках внутриполитических процессов в России и все больше конфликтов по периметру наших границ, прежде всего с европейскими странами, бывшими республиками СССР.



Данила Гальперович: А что, если Европе общаться с Россией, не обращая внимания на развитие внутриполитической ситуации в российском обществе, а заботясь лишь о том, чтобы энергопоставки были стабильными? Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов говорит, что Европа так уже попробовала, и толку не было.



Федор Лукьянов: Результат последних двух примерно лет отношений с ЕС - это был очень чистый эксперимент, который предложила и которого добивалась Россия и на который согласились примерно в 2005 году крупные европейские державы. Этот эксперимент можно назвать - "бог с ними, с ценностями, нам это не нужно, будем строить отношения только на интересах". Результат этого эксперимента мы имеем сейчас, когда отношения практически низвелись до никакого уровня вообще. Оказалось, что в отсутствии вот этой политической, гуманитарной, ценностной составляющей деловые интересы продвигать не легче, а сложнее, потому что отсутствует, как бы сказать, амортизационная подушка. Как только исчезло все остальное, кроме голого интереса, оказалось, что любой конфликт, который неизбежен, будь то высокого уровня или мелкого, поскольку нет никакой другой среды, что ли, отношений, кроме голо экономических, то этот конфликт тут же ударяет именно по бизнесу.



Данила Гальперович: Сейчас многие эксперты прогнозируют лишь дальнейшее похолодание в российско-европейских контактах и объясняют это двумя факторами: желанием Москвы диктовать условия в энергетике чуть ли не всему миру и предстоящими выборами в России, под которые у избирателей формируется ощущение внешней угрозы.


XS
SM
MD
LG