Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналисты Русской службы новостей уволились в знак протеста против цензуры


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Дмитрий Морозов.



Андрей Шарый: Группа журналистов Русской службы новостей (это информационная служба холдинга "Русская медиагруппа") уволились в знак протеста против введенной новым начальством цензуры.



Дмитрий Морозов: По заявлениям некоторых уволенных журналистов главной причиной стала директива нового руководства о запрете освещения деятельности оппозиции в России. Говорит один из бывших сотрудников информслужбы Артем Хан...



Артем Хан: С приходом нового руководства я пока еще не мог знать, что будет, но предполагал, что получится именно так, как в итоге получилось. Дело в том, что ожидал я, что будут введены ограничения некие, и я не смогу, как журналист, выполнять свой профессиональный долг, это единственное, что меня смущало. И в силу сложившихся обстоятельств я не мог продолжать работать корреспондентом. Но подтверждение это получило буквально в первую же неделю. Новое руководство познакомилось с нами во вторник, а в субботу в Москве должен был быть Марш несогласных, разогнанный милицией, на котором я присутствовал по заданию редакции, но, к сожалению, в эфир так и не вышел, потому что мне было сказано: марша не было - и информации не будет. Также произошло в дальнейшем, когда освещались эстонские события, события, связанные с переносом останков тел погибших воинов в Химках, поскольку эстонские события еще как-то освещались однобоко, а химкинские события не освещались вовсе, это было под запретом. Как мне было сказано лично: до 9 мая это эфире не будет звучать. Вот подтверждения, которых мне, пожалуй, хватило для того, чтобы утвердиться в новой редакционной политике.



Дмитрий Морозов: Точка зрения Артема Хана категорически не совпадает мнением нового главного редактора Русской службы новостей Всеволода Нерознака...



Всеволод Нерознак: Да ну нет никакой цензуры, ребята выдают желаемое за действительное. Живой организм - кто-то пришел, кто-то ушел, такое в средствах массовой информации бывает, как в любой другой компании. История с Русской службой новостей заключается в довольно банальных вещах: рейтинги - ниже некуда, радиостанция убыточная, акционеры больше не хотят с этим мириться. Поскольку до недавнего времени радиостанция была больше похожа на площадку самовыражения группы энтузиастов, то в какой-то момент было принято решение привлечь новый менеджмент с тем, чтобы перенастроить и сделать из этого нормально функционирующую радиостанцию, которая могла бы еще и зарабатывать к тому же деньги.



Дмитрий Морозов: То есть дело в уровне квалификации? Поэтому ротация кадров произойдет, да?



Всеволод Нерознак: Да, разумеется. Ротация кадров неизбежна при смене менеджмента, это вполне очевидно. Да, к сожалению, по ряду причин Русскую службу новостей покинули сотрудники высочайшей квалификации, как, например, Маргарита Бондаренко. Ее задевает за живое, наверное, то обстоятельство, что такой шум вокруг этого поднял Артем Хан, в чьих профессиональных качествах мы как раз сомневаемся.



Дмитрий Морозов: Так что Всеволод Нерознак мотивирует кадровую встряску исключительно соображениями рейтинговой целесообразности Русской медиагруппы, с чем, в свою очередь, не согласен президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов.



Алексей Симонов: Я думаю, что разобраться в том, у кого какая квалификация, можно, если ясно сформулировано задание. По-моему, конфликт возник не на уровне исполнения задания, а на уровне выдачи этого задания, потому что если задание - давать позитивные новости, а люди приучены давать реальные новости, то естественно совершенно предположить, что новое начальство не устраивает старый состав службы, потому что он не умеет делать приятных начальству новостей. Представить себе, что это такая система, можно, потому что она существует на сегодняшний день в абсолютном большинстве средств массовой информации и значительная часть журналистов с этим давно - кто с большей, кто с меньшей охотой - смирилась. Особенно это касается журналистов, работающих на телевидении, тем более работающих на государственных каналах. Это означает, что сменилась сверхзадача, которую ставят журналистам, и сменилась таким образом, что журналистам стало некомфортно или невозможно исполнять ту, может быть, и не абсолютно лживую, но, по крайней мере, с неправильно расставленными приоритетами работу, которую им предлагает делать новое руководство. Лучше бы господин Нерознак четко осознал, что он пришел... и сообщил бы, что он пришел делать совершенно другую службу новостей, службу новостей, которая будет обслуживать, а вовсе не информировать и, соответственно, ему нужен другой состав. Это было бы хотя бы понятно. В том виде, в котором это существует сейчас, его выступление доверия не вызывает и, наоборот, вызывает абсолютное доверие точка зрения ушедших людей, что они ушли, потому что им стало очевидно, что без цензуры в этом месте они уже работать не смогут.



Дмитрий Морозов: Алексей Симонов находит во всем происшедшем в Русской медиагруппе тревожную тенденцию диктата цензоров уже не только по отношению к государственным средствам массовой информации, но и к частным. Если кураж власть предержащих сохранится, то после предстоящих обеих крупных выборных компаний на бирже труда отбоя от репортеров не будет.


XS
SM
MD
LG